"Олимпиец". Иркутский тхэквондист Роман Кузнецов

Совсем немного времени осталось до Олимпиады-2020 в Токио. Мы начинаем представлять тех, кто официально включен Министерством спорта Иркутской области в список спортсменов Приангарья, которые готовятся к Олимпийским Играм-2020 в Токио.


Ника ПЕСЧИНСКАЯ

Роман Кузнецов занимается в областной Школе высшего спортивного мастерства у тренеров Алексея и Татьяны Палкиных. Он стал серебряным призером чемпионата Европы по тхэквондо WTF в олимпийских весовых категориях, который проходил 29-30 ноября в Дублине (Ирландия). Роман Кузнецов выступал в весовой категории свыше 80 килограммов. На пути к финалу иркутянин прошел четыре поединка, выиграв в них. 

А между тем в середине октября на чемпионате России по тхэквондо Роман получил травму и вообще не мог тренироваться. Как же он успел восстановиться?

…В тхэквондо просто нереально сложно пробиться на Олимпиаду. Всего шестнадцать человек выступают в каждой весовой категории. Пробиться в топ-16 – уже в некотором роде выиграть. И ты должен быть в форме не только перед самим Играми, как, например, в плавании или легкой атлетике, где все решал предолимпийский чемпионат России. В тхэквондо набор рейтинга идет на протяжении всего четырехлетнего цикла. Соревнования идут так часто, что к самой Олимпиаде спортсмены порой подходят изрядно измотанными и не всегда могут показать свой лучший результат. Но таковы правила.

И вот в этих жестких рамках умудряется держаться Роман Кузнецов, который уже более тринадцати лет вместе с братом-близнецом Олегом Кузнецовым в сборной России. Причем в ее топе, на ведущих позициях. Но поехать на Олимпиаду ни разу не получалось, хотя в числе кандидатов Роман был не раз.

- У нас осенью был важный соревновательный блок, - рассказывает Роман, - в конце сентября, за месяц до чемпионата России, мы с Олегом полетели в Москву на международный рейтинговый турнир G1-класса «Russia Open». Там были хорошие соперники, из топ-32. Там мы опробовали свои силы, я занял первое место, Олег – третье. Мы выступали в весовой категории свыше 87 кг. Вторым стал Руслан Жапаров из Казахстана. Хороший боец, он выиграл чемпионат мира по «вооруженке», участвовал в предыдущей Олимпиаде в Рио. После Москвы мы с Олегом поехали в Челябинск – готовиться к чемпионату России. Там у Алексея Константиновича хорошие знакомые, тренер его друг, и сильная сборная. Мы там спарринговали и готовились вместе с челябинскими спортсменами. Все это – для того, чтобы примерно адаптироваться по часовому поясу. Челябинск все же ближе к московскому времени, чем Иркутск. Пробыли там две недели и полетели в Казань на чемпионат России. И вот как раз на «России» случилась у меня травма, полуфинальный поединок. Хотя ничто не предвещало беды.

- Давай с самого первого поединка.

- Задачей для меня было – победа, это однозначно. Желательно – чтобы у нас с Олегом было первое и второе место. Для этого были основания: и по опыту, и по рейтингу лидерами были мы с Олегом. Из сильных соперников особо отмечу Рафаэля Аюкаева из Самары – молодой спортсмен, подающий большие надежды. Сейчас набирает обороты, у него очень хорошие росто-весовые показатели: рост 205 см, около 107 кг вес. При этом очень длинные ноги. Для сравнения: у Олега 97 кг, у меня 94. Почти десять килограммов разницы! Габариты у Рафаэля очень хорошие. Это сейчас такая тенденция: тхэквондисты становятся все более высокими и атлетичными. У Олега рост 2 метра, у меня 198.
Раньше мы с Олегом были самые высокие в России и даже на мировой арене, а сейчас мы «середнячок». И даже если спортсмены ростом, как у нас, то у них бывают другие пропорции, ноги длиннее – это тоже такая тенденция. Селекция идет, тренеры, глядя на спортсмена, уже многое могут сказать, какие у него перспективы в тхэквондо и есть ли они вообще. Естественно, нужны характер, воля и желание обязательно, это даже не обсуждается. Но вот с такими габаритами гораздо проще работать.

- Итак, на чемпионат России вы с Олегом приехали в ранге фаворитов…

- Первые свои поединки мы выиграли уверенно, досрочно. Если разница более двадцати баллов, то после второго раунда бой останавливают. Второй бой: у Олега был хороший соперник, думали, с ним будет сложнее, но Олег его тоже досрочно выиграл. Все по плану пошло. У меня тоже проблем не было: два поединка и две досрочные победы. Полуфинал – у меня в соперниках Вадим Мельников из Москвы, все было хорошо, соперник нам известен. И в какой-то момент я ощущаю такое жжение в ноге… Причем был привычный удар, который я всегда бью: сверху вниз, нэрио-чаги. Видимо, какое-то растяжение было, рывок – в общем, я получил микронадрыв двуглавой мышцы бедра. Но не придал этому сразу значения, в процессе поединка еще пару раз такие удары наносил и усугубил. После боя подхожу к доктору, понимая, что травма есть. Впереди оставался только финал, как раз против Рафаэля Аюкаева, который в полуфинале выиграл у Олега.
Уже был такой опыт: когда работаешь через боль, через травму, и вместо частичного будет полный разрыв, и потом лечение займет не месяц, а три месяца... Тут просто надо было просто принять здравое решение, «наступить на горло» своему самолюбию, своему желанию быть первым. Ради того, чтобы не потерять больше. И я снялся с финала чемпионата России.

- Что тогда сказали врачи – по срокам восстановления?

- Месяц – минимум. От месяца до полутора. И как раз чемпионат Европы в олимпийских категориях был через полтора месяца.

- То есть успевал совсем «на тоненького»?

- Даже чуть меньше. Около трех недель оставалось до сбора перед чемпионатом Европы, и перед этим сбором я вообще не знал, как себя нога поведет. Я готовился в Иркутске, функциональное состояние поддерживал с помощью велоэргометра. Использовал степы, какие-то забегания, имитацию поединка. Но ударные техники вообще не пробовал. И когда поехал на сбор, то мы с тренером и врачом не могли дать никаких прогнозов: как нога себя поведет?

- И все же тебя взяли, рискнули?

- Тренер сборной сказал, что меня берут на «Европу» в любом случае. Потому что нас там выступало трое, включая меня, Олега и Рафаэля Аюкаева. И если у меня что-то пойдет не так из-за травмы, все равно есть кому постоять за Россию. Это чемпионат Европы в олимпийских категориях – их меньше, чем обычно, потому что две «соседние» категории объединяют в одну. Поэтому от сборной России было двое, мы с Рафаеэлем. А Олег по квоте. Есть турниры, которые дают право выступить на чемпионате Европы, это называется участие по квоте. Однако тех, кто взял индивидуальную лицензию, обычно сводят в первых боях. А в следующем году, сказали, вообще будет так: все, кто по квоте, дерутся сначала между собой. И только один проходит отбор в общую сетку. Получается, у того, кто попал по квоте, будет на три боя больше.

- А почему такое разное отношение? Попасть от сборной более престижно?

- Я бы не сказал. Иногда от страны получить путевку даже проще. Например, если лидер сборной уже выиграл персональную лицензию, то есть возможность взять за сборную кого-то еще. Ведь чем больше от страны поедет – тем лучше! И в прошлом году на чемпионате Европы сборная России получила очень много мест по квоте, пьедестал был почти весь наш. Из восьми весовых категорий семь золотых медалей взяли русские. И вот организаторы думают: надо что-то с этим делать. А так как русских очень много участвует по квоте, то вот придумали такие условия: сначала друг с другом подеритесь! Потому что для остального мира это неинтересно, Россия забирает весь пьедестал.

- А ведь не так давно Россия совсем не смотрелась на мировом уровне. За счет чего произошел такой скачок?

- Кардинально поменялся подход. Во-первых, у нас молодая школа – в России тхэквондо все-таки довольно новый вид, и есть куда расти. Во-вторых… Многое поменялось после 2008 года, когда иркутский тренер Алексей Константинович Палкин возглавил сборную. Он поменял подход полностью. Раньше у нас в сборной было так: понедельник и вторник – по две тренировки, среда – баня и игровая, четверг и пятница – по две тренировки, в субботу – игровая и баня. Палкин игровые заменил полноценными тренировками. Добавил зарядку в семь утра, мы там бегали по часу, и это уже по три тренировки в день! Баню по средам он тоже отменил, потому что после бани люди как «вареные». В четверг ты будешь «никакой», заново втягиваться.

- Кто ее вообще придумал среди недели?

- Вот такая система была, и она всех устраивала. Россия вообще не занимала никаких мест. Единственная олимпийская медаль была у Алексея Константиновича, когда наша Наталья Иванова стала второй в Сиднее-2000. Я в сборной с шестнадцати лет, с 2006 года, и видел все перемены. Прошел все, и это падение нашей сборной, когда в 2007 году на чемпионате мира никто из наших не был даже близко к медалям. Только один человек из всей сборной провел три боя, а все остальные вылетали в первом-втором поединке.  Это не значит, что мы не хотели быть лучшими. Просто не знали как. Не умели. Не было чемпионского мышления на уровне сборной.

Алексей Константинович научил всех работать. Сейчас все настолько поменялось, что нормой стало другое: быть такого не может, чтобы на чемпионате мира кто-то из наших не попал на пьедестал! Каждый, кого везут, должен войти в призеры как минимум, если не занял – то это провал, и мы все это понимаем. Если раньше было нормой проигрывать в первых боях, то сейчас норма – занимать самые высокие места. И эта планку постепенно повышается: внутри страны растет конкуренция, да и финансовые условия стали гораздо лучше. Я помню, когда на Олимпиаде-2012 Алексей Денисенко и Анастасия Барышникова завоевали бронзовые медали, – после этого все стало совсем по-другому. Мы поняли, что можем выигрывать. Ресурсы совсем другие стали задействовать, сильно расширился штат: появились массажисты, психологи, консультационно-научная группа, люди, которые анализируют видео боев и отвечают за разбор поединков, выявляют ошибки.

- Целая система…

- В чем плюс Алексея Константиновича – он видит все по-другому. То, к чему мы пришли сейчас, он видел еще в 2000 году. Сейчас люди удивляются, как все круто, но для нашего тренера это уже «было» тогда, и в мыслях «пройдено». Когда он подошел к рулю сборной, то он все это показал вживую. Итоги его работы мы увидели на Олимпиаде в Лондоне. Но сам он к этой Олимпиаде он настолько вымотался, что не поехал на нее сам по состоянию здоровья. Просто не смог. После этого Палкин ушел на менее нервную работу, потому что за все отвечает главный тренер. Сейчас в этой должности Вадим Иванов, единомышленник Палкина, который достойно принял бразды правления. И вот по этим накатанным рельсам, которые проложил Алексей Константинович, сборная пошла – и только вперед, вперед. Я считаю, будет справедливым сказать, что эти перемены – благодаря реформаторскому подходу Палкина. Я ведь помню, каким был настрой спортсменов раньше.

- Каким же?

- Хорошо помню, как ругались спортсмены на тренеров: «Мы не привыкли так работать, почему я это должен делать?! Давайте игровую тренировку, давайте отдохнем!» А Палкин сделал хитро: он поднял планку невероятно высоко, а потом ее снизил. И мы сначала ушли в этот «экстрим», было некомфортно, но мы поняли, что можем работать и на таком уровне. А потом тренер чуть «ослабил хватку», и для нас это было уже комфортно! Однако это послабление было кардинальным скачком по сравнению с теми нагрузками, которые были до этого. Раза в два они выросли! С точки зрения стратегии все было сделано правильно.

- Возвращаемся к чемпионату Европы: расскажи, как шла подготовка после травмы, как успели залечить?


- На сборе у меня был щадящий режим тренировок, полностью исключена работа левой ногой. И буквально за два дня до поездки я начал пробовать делать нэрио-чаги, мой любимый удар. Оказалось, что в плане подготовки мы все сделали правильно, не усилили травму, не порвали мышцу. Но все равно левая нога работала недостаточно хорошо. И психологически ты ограничен: когда все время думать, чтобы не повредить ногу, сдерживаешься.

- Сколько поединков ты провел на чемпионате Европы?

- Самый первый я пропускал, так как были первым в мировом рейтинге. Я шел первым номером, затем француз и третьим Рафаэль Аюкаев. Мы все трое провели на один бой меньше. Сначала я вышел против итальянца и выиграл досрочно, затем спортсмен из Украины, неплохой – я его раньше не видел. Вот это тоже особенность чемпионата Европы в олимпийских категориях: две категории объединяют, и часто попадаются незнакомые соперники, с кем ты раньше не пересекался. У Олега что-то не пошло: он в первом поединке сразу много пропустил, а потом не смог отыграть преимущество. Это и для него было удивительно, шок. Я же довольно спокойно дошел до финала, где мы пересеклись с Рафаэлем Аюкаевым. И у меня тоже что-то не пошло. Я сразу отдал преимущество, хотя была своя схема, своя тактика. Но Рафаэль с тренером тоже что-то поменяли, видимо. Соперник ведь знал мое слабое место, мы вместе тренировались. И я думаю, он этим пользовался. Конечно, он бы не сделал ничего мне во вред, не бил по больному. Взаимоуважение всегда присутствует. Но использовать слабые стороны соперника в честном бою – это не запрещено. Тем более для сборной России было не особо важно, кто выиграет. Ясно ведь, что первое и второе место будет у нас.

- А для личного рейтинга разница ощутимая?

- Небольшая. А вот для меня лично имело огромное значение – то, чтобы вообще выступить на «Европе». И даже не в плане личного рейтинга, а чтобы укрепиться в сборной России на следующий сезон. Который начинается уже с января. Ведь я уже пропустил чемпионат мира… Так что мне важно было выступить. Но в финале все схемы, которые мы заготовили, почему-то не работали. После первого раунда я отставал на пятнадцать баллов! Мне пришлось полностью перестраиваться, причем экспромтом.

- Удалось?..


- Частично да. Разрыв удалось сократить до восьми очков. К концу боя я соперника нагнал, второй и третий раунд надо было все время прессинговать, бить, бить. Каждую секунду использовать. Мне в принципе уже не так важно было, выиграю я или проиграю. Важно было отбиться так, как я могу, использовать все свои возможности. Пусть я проиграю, но я это сделаю. Надо еще учесть, что Рафаэль был в хорошей форме, а я – после травмы. Это неплохо, но… Все равно обидно. Я ехал туда за победой, и даже выходя на поединок, был уверен, что выиграю. Но все-таки разрыв был очень большой... Вот так все и закончилось.

- Что дальше? Новый сезон уже вот-вот…

- С 6 января начинается новый сезон, сбор подготовительный и восстановительный. Так что эта подготовка мне как раз и должна помочь. 


Новости партнеров

КОРОНАВИРУС
ОСТАНОВКИ

пн вт ср чт пт сб вс