Денис Мацуев: Концерт — это финальная точка отношений

В газете  «Иркутск» вышло большое интервью с пианистом-виртуозом Денисом Мацуевым. В котором он откровенно рассказал об отношениях с музыкой, мечте перебраться в Иркутск и своей маленькой дочери. Публикуем часть этого интервью. Полностью беседу Мацуева и журналистки Яны Шумовой можно прочесть здесь.

Находиться в одном месте дольше суток Денис Мацуев не привык. Даже нынешние сибирские каникулы музыкант разбавил небольшим парижским вояжем — в разгар фестиваля «Звезды на Байкале» он улетел во Францию, чтобы дать сольный концерт в Театре Елисейских Полей.

— Денис Леонидович, вот вы можете по аплодисментам отличить иркутского зрителя от парижского?

— Нет, публика различается на интуитивном, химическом уровне. Это не выражено в эмоциях, криках «браво» или общем шуме. Есть, конечно, национальные особенности, например, японцы проживают классическую музыку внутри себя, а корейцы реагируют на меня так, будто к ним The Rolling Stones приехали. Я не разделяю публику ни по национальности, ни по рангу — для всех выкладываюсь одинаково. Простой пример: 11 сентября у меня был концерт в Братске, а 12 сентября я представил ту же самую программу в Париже. Конечно, для сибиряков приходится играть с тройной экспрессией, но если все правильно сделать — они отдадут взамен еще больше. Поэтому от настоящих концертов невозможно устать — они только окрыляют. А если устал — значит, концерт не получился.

— Существуют ли для вас неприкосновенные, свободные от выступлений дни?

— К сожалению, нет. Это мое неумение отказать. Если есть возможность, я все равно лечу. Взять тот же самый Париж: за полтора дня пережить 20 часов полета, пять пересадок и два концерта — это большое испытание для организма. А что такое концерт? Это внутреннее сгорание, это потеря минимум трех килограммов, это зашкаливающее давление. Я прекрасно понимаю, что с этим шутки плохи, но именно сцена мобилизует и лечит, открывает какие-то мистические ресурсы.

Наслоение концертов у Дениса Мацуева случается нередко, ведь график выступлений формируется на пять лет вперед. Уже сейчас он может с уверенностью сказать, где проведет тот или иной день в 2022 году. В 2016-м музыкант дал свыше 250 выступлений по миру, в этом сезоне — столько же. Но пианист настаивает, что в таком графике ему комфортно. Именно это количество концертов позволяет оставаться в тонусе: «Я люблю играть много, подряд, без больших пауз».

— С одной стороны, я привязан к местам и датам, но, с другой стороны, ради этого все и затеивается — чтобы быть на сцене. С детства так повелось: если я знаю, что вечером у меня концерт, я самый счастливый человек на Земле, у меня внутри все горит и кипит. К счастью, это чувство не исчезает уже многие годы. Я ни в коем случае не бравирую своей выносливостью — это просто моя сибирская невозможность сказать «нет».

— Это желание успеть как можно больше?

— В какой-то степени да. Сейчас у меня, можно сказать, пик творчества — я могу играть достаточно разную музыку, брать произведения, к которым раньше не притрагивался, скажем, поздние сонаты Бетховена, концерты Брамса и Шопена. Это не связано ни с возрастом, ни с жизненными событиями, это исключительно мои отношения с музыкой, я доказываю произведению, что достоин быть с ним.

Концерт на сцене — это финальная точка этих отношений. Публика должна увидеть твою страсть уже в разгаре, в кульминации. Я ведь могу сыграть Шопена хоть завтра, два концерта с оркестром и 24 прелюдии, но это будет полная пустота, голые ноты. А что такое ноты? Это код, который нужно разгадать. За ними стоит целая история, эпоха и свой сюжет. И пока ты этот код не разгадал — на сцену выходить нельзя.

— То есть публика способна уловить, что солист равнодушен к произведению?

— Конечно, зрителя не обмануть, особенно того, который знает тебя с самого юного возраста. Иногда, чтобы войти в контакт с залом, требуется минута, иногда — полконцерта. Это химическая связь между солистом и публикой, я бы даже сказал между публикой и музыкой, потому что солист — это лишь проводник, который через время, через свою душу и сердце доносит музыку, которая была написана много-много лет назад. В этом состоит некий парадокс — выходя на сцену, ты делишься чем-то совершенно интимным с тысячами незнакомых людей, и каждый понимает это по-своему. Ведь почему-то люди плачут, смеются, их прижимает энергетической волной к стулу, они уходят с улыбкой из зала. 

— Вы сказали про пик своего творчества… Не боитесь таких определений, ведь после наивысшей точки может последовать спад?

— Конечно, боюсь, потому что понимаю: находиться вне сцены невозможно. Это самый мощный наркотик, и я хочу продлить этот момент как можно дольше. Я говорю сейчас не о технических возможностях, а о душевной пустоте — если тебе нечего сказать зрителю, ты не имеешь права выходить на сцену. Это закон.

— Как-то во время передачи на Первом канале режиссер Эмир Кустурица назвал вас лучшим пианистом в мире, вы тогда явно удивились. А чье мнение для вас по-настоящему важно?

— У меня наберется 12—13 близких людей, мнению которых я полностью доверяю. Они говорят правду независимо от того, приятная она или нет, и вносят конструктивную критику. В каком бы возрасте и статусе ты ни находился, прислушиваться к словам окружающих нужно. Среди тех, чья критика для меня важна, — профессор Сергей Доренский, к нему я хожу играть все новые программы, и, разумеется, мой отец, который со мной занимается до сих пор. Буквально сегодня мы с папой работали над новым концертом, я играл в нашей старой квартире на улице Ленина в Иркутске — как и 30 лет назад.

— А родители действительно сопровождают вас на всех концертах? Как им удается выдерживать такой график?

— Да, они много со мной путешествуют, даже в этот раз в Париж папа летал со мной. В их возрасте это дается непросто, но поверьте — они будут себя чувствовать лучше, находясь рядом, нежели сидеть на другом конце света и переживать. Ради меня они все бросили в 1991 году и уехали в Москву, и этот подвиг продолжается до сих пор…

За годы проведения фестиваля «Звезды на Байкале» у Дениса Мацуева сложилась своя программа-минимум: пройтись по заветным местам детства, искупать всех гостей-музыкантов в ледяном озере и съездить на Кругобайкальскую железную дорогу.

— Дедушка у меня работал путейцем на ВСЖД, в детстве я обошел с рюкзаком всю Кругобайкалку, мы собирали шишки и ягоды, варили уху на берегу Байкала и даже неоднократно видели медведя. Эти воспоминания по сей день меня вдохновляют и согревают. Даже не знал, что я настолько ностальгический человек.

Я всей душой рвусь сюда, в Иркутск. Завтра будет самый сложный день — последний перед отлетом. С 91-го года ничего не изменилось: все так же хочется придумать причину, чтобы никуда не лететь, сбежать из аэропорта и остаться в этом городе.

— Как думаете, когда-нибудь сможете пойти на поводу у своих чувств и остаться?

— Я много об этом думал. Мы, артисты, обречены на кочевую жизнь, иначе нельзя. Думаю, лет через десять это будет вполне реально — жить в Иркутске и гастролировать по всему миру.

Личная жизнь Дениса Мацуева всегда оставалась тайной за семью замками. И тем неожиданнее для всех стала новость, что прошлой осенью у пианиста и примы-балерины Большого театра Екатерины Шипулиной родилась дочь Анна. Поначалу музыкант старательно обходил эту тему стороной, бережно охраняя подробности семейного счастья, но в этот раз признался: «Это самое гениальное событие в моей жизни».

— Невозможно описать словами, что происходит внутри. Это новая веха и абсолютно неизведанная наука для меня. В связи с этим событием, конечно, хочется сократить количество концертов, чтобы не пропустить ни один важный момент ее жизни, чтобы помочь ей впитать правильную информацию. Я уже сейчас играю для нее некоторые произведения и даже могу судить о ее музыкальных предпочтениях, — с улыбкой рассказывает Денис. — Ее любимый композитор — Стравинский, любимое произведение — «Петрушка», хоть оно и недетское, зато звучит легко.

Фото с официальной страницы Дениса Мацуева в Фейсбуке.

Baikal University
ВСС
RT
yjnda

ИГУ: Иркутяне разгадали «Секрет да Винчи»

Тренер "ЦРС"-2 Владимир Моисеев: "Задача - помочь ребятам стать профессиональным футболистом, а не награды в детских соревнованиях" (видео)

Коллекцию агатов подарил Игорь Семейкин Минералогическому музею ИРНИТУ

Полиция Владивостока сообщила подробности наезда иномарки на остановку

Частицу мощей святителя Иннокентия Вениаминова привезли на его малую родину

Чемпион мира по боксу Руслан Проводников откроет свой зал в Иркутской области

«Дзюдоист». О том, как иркутянин Константин Попов получил главную спортивную награду своей жизни - ценой потери здоровья...

В Братске лучшие журналисты получили «Золотые строчки», а мэр - «Огни Ангары»

Забеги русских троек в Иркутске становятся традицией

В рамках проекта НХЛ «Студеный лед» под Ангарском прошел зрелищный матч

пн вт ср чт пт сб вс