Здравоохранение Приангарья. Откровенно о наболевшем

Существует утверждение, что в России есть проблема трех "д": дураки, дороги, деньги. Но только ли в трех заключается вся суть? Не нужно сбрасывать со счетов и ситуацию с медицинской помощью и медициной как таковой, которые тоже оставляют желать лучшего. О том, что происходит в мире медицины на территории Иркутской области (и не только), специально для ИА "Байкал24" рассказал преподаватель медицинского колледжа ИрГУПС Игорь Сеченов.

Каждый раз, начиная учебное занятие, я испытываю двоякое чувство. Глядя на девчонок в белых халатах, с интересом ожидающих новых знаний и, при этом, готовых поделиться наболевшим, мне часто становится не по себе. С одной стороны, большой педагогический опыт требует быть максимально требовательным и жёстким по отношении к ним и их слабостям. Для их же блага. Чем лучше они усвоят правовые основы профессиональной деятельности медицинского работника, тем выше их шансы долго и плодотворно трудиться на медицинском поприще, уверенно отстаивая свои права и добросовестно исполняя свои обязанности. Разум требует «снимать стружку», чтобы добиться лучшего результата. С другой стороны, есть понимание той беспросветной действительности, в которую эти девчонки попадут сразу по окончании учёбы. Сердцем сочувствуешь им. Сегодня, выбирая благородную профессию фельдшера и медицинской сестры, они обрекают себя и своих детей на полунищенское существование, хроническую нехватку денег и кредитную зависимость. Увы, в бюджетной медицине – самом востребованном у подавляющего большинства населения России сегменте медицинской помощи – немногие медицинские сестры и фельдшеры удовлетворены своим материальным положением. Да и врачи тоже.

Ни для кого не секрет, что безграмотное исполнение «майских указов президента от 2012 г.» привело к значительному оттоку из медицинской отрасли специалистов младшего и среднего звена, создав существенный дефицит кадров. Да, у оставшихся медицинских работников заработная плата стала выше, у некоторых даже в полтора раза, но теперь им приходится работать на износ. Медицинских работников младшего и среднего звена стало меньше на 18-20 %, а болеть россияне меньше не стали. Вот и приходится медикам работать «за себя и за того парня», чтобы уделить внимание и заботу каждому нуждающемуся соотечественнику. А на собственную семью времени почти не остаётся.

Вместо того, чтобы избавляться от нецелевых расходов и более эффективно расходовать выделяемые средства - а средства немалые! - чиновники от здравоохранения стали избавляться от своих сотрудников, чтобы за счёт сокращения одной медицинской сестры на 25-30% поднять зарплату трём оставшимся. Но, это ещё не самый худший вариант. Гораздо плачевней другая практика. Когда некоторых из них переводят в уборщики служебных помещений, естественно, снижая заработную плату, но оставляя прежними должностные обязанности медицинской сестры. Две медсестры юридически становятся уборщицами, а на сэкономленные средства третьей медсестре повышают зарплату. А теперь представьте ситуацию: три подруги много лет дружно работали, во всём помогая друг другу. И тут, волею начальства, одной из них в полтора раза поднимают заработную плату, а двух других переводят на технические должности с понижением зарплаты. Факт унижения и несправедливости налицо! И как им теперь сохранить дружеские отношения, выручку и взаимопомощь?! И всё это называется красивым нейтральнным словом оптимизация. Хотя, правильнее это называть диверсией против бюджетной медицины, а значит против подавляющего большинства россиян. От проводимой оптимизации выигрывает только коммерческая медицина – больному человеку, лишённому возможности получения гарантированной Конституцией и 323-м Федеральным законом медицинской помощи поневоле придётся обращаться за платными медицинскими услугами. Страдают не только медицинские работники и их семьи, но и пациенты. А ведь пациентами – потребителями медицинских услуг – является ВСЁ население России от рождения и до самой смерти. Результатом чудовищного эксперимента над здравоохранением Приангарья стали: 1) Невозможность записаться и попасть на приём к узкому специалисту, иногда неделями и месяцами. О какой своевременной и качественной медицинской помощи может идти речь? 2) Скандалы и драки в очередях у кабинета врача в тех медицинских организациях, где нет электронной очереди. Неоднократно наблюдал лично. 3) Повышение смертности от заболеваний, в которых диагностика и выявление болезни на ранней стадии играют решающую роль в благоприятном исходе болезни. Ежегодно область теряет несколько тысяч жителей, и это связано не только с внутренней миграцией. 4) Осязаемое ухудшения качества медицинской помощи, особенно в малых городах и сельской местности. Растёт число врачебных ошибок, связанных как с падением качества подготовки медицинских работников, так и со значительным повышением интенсивности их труда. Стала обыденной ситуация, когда медицинский осмотр пациента превращается в медицинский опрос.

Оптимизация бюджетной медицины проводится не в интересах населения России, не в интересах медицинских работников всех звеньев, уровней и квалификации. Оптимизация проводится в интересах медицины коммерческой. Возникает закономерный вопрос: Все эти узаконенные безобразия – негласная государственная политика, направленная на коммерциализацию медицинской сферы, или махровый произвол местных чиновников от здравоохранения? Если верить многочисленным заявлениям президента, то на лицо произвол местных чиновников. Но, если судить по фактическому бездействию правоохранительных и иных надзорных органов в отношении вопиющего произвола этих самых чиновников, то складывается впечатление, что это – государственная политика. История с поднятием в 2018 г. пенсионного возраста для «уважаемых россиян» косвенно свидетельствует о том, что оптимизация здравоохранения проводится в интересах немногочисленных лиц, которые отождествляют себя с государством и его интересами.

Можно ли навести порядок в здравоохранении Приангарья? Конечно, можно! Но только при условии, что мы имеем дело с произволом и некомпетентностью местных чиновников от здравоохранения. В противном случае повторится история с пенсионной реформой - 3/4 населения категорически против, но пенсионный возраст всё равно подняли.

Надеюсь, что не только к рядовым иркутянам, не только ко всему медицинскому персоналу Приангарья пришло осознание, что мы приближаемся к демографической катастрофе. После недавних известных событий в столице, появилась надежа, что на проблему бюджетной медицины обратят внимание региональные власти. Достаточно сформировать команду профессионалов, способных брать на себя ответственность и работать на результат, и ситуация в отрасли начнёт постепенно выправляться. Быстрого результат ждать не стоит. То, что мы имеем сегодня, является результатом семилетнего регресса. Но, альтернативы нет. Ну не должны медицинские работники умирать на рабочем месте от переутомления, неимоверной психологической и физической нагрузки. Не должны пациенты, не дождавшись приёма, умирать в коридорах и туалетах поликлиник. Дети фельдшеров и медсестёр не должны жить в нищете и стесняться низких заработков своих родителей. Всё это противоречит понятию «социальное, демократическое государство», коим, согласно Конституции, является Россия.

Реформирование областного здравоохранения будет наталкиваться на ожесточённое сопротивление влиятельных лиц, которых абсолютно всё устраивает в нынешнем положении дел. Не стоит питать иллюзий, что исполняющая обязанности министра здравоохранения Иркутской области Н.П. Ледяева «взвалит на себя тяжкий груз реформаторства». Человек, который на протяжении 7 лет беспристрастно наблюдал за деградацией регионального здравоохранения по определению не может стать Н.А. Семашко или Э.А. Памфиловой. Скорее всего, и.о. министра по инерции продолжит порочный курс своего предшественника. Для решения такой задачи нужна сплочённая, дееспособная команда профессионалов, способных брать на себя персональную ответственность за конечный результат.

А результатом можно назвать постепенное восстановление всех упразднённых в 2012-2019 гг. должностей медицинских и иных работников в медицинских организациях бюджетной сферы с одновременным исполнением того самого «майского указа президента 2012 г.». Другой основы для возрождения бюджетной медицины просто нет.

При желании сделать это можно за три года. Очень надеюсь, что и.о. губернатора Иркутской области И.И. Кобзев хотя бы попытается решить кадровую проблему областного Минздрава. Всё остальное для успеха есть. Благо, действующая нормативно-правовая база этому способствует.

Когда в здравоохранении Приангарья наметится устойчивая тенденция восстановления, и у меня появится уверенность в будущем наших выпускников, тогда я смогу честно и по справедливости реализовывать своё право «снимать с них стружку», чтобы «на выходе» они соответствовали высокому званию медицинского работника.

Игорь Сеченов (преподаватель медицинского колледжа ИрГУПС).


Новости партнеров

КОРОНАВИРУС
ОСТАНОВКИ

пн вт ср чт пт сб вс