Богатые тоже плачут



8 декабря примерно в 15 часов по местному времени под

потолком конференц-зала Байкалбизнесцентра воссияло солнце

истины и на присутствовавших в зале снизошло просветление:

нет в Иркутской области доли горше, чем предпринимательская,

нет людей, более достойных помощи и защиты, чем бизнесмены...



Случилось это во время совещания представителей

правительства области и депутатов Законодательного собрания

с Торгово-промышленной палатой Восточной Сибири (ТПП) и

Иркутским региональным объединением работодателей

"Партнерство товаропроизводителей и предпринимателей" (ПТП).



В зале собралось человек сто, хотя в списках приглашенных

значилось более ста тридцати, да и тех устроители еле

созвали: перед началом встречи бизнесмены закусывали -- кто

в холле, а кто и в расположенном этажом ниже ресторане --

чем бог послал, да, видимо, увлеклись. И то сказать: в

прошлые годы похожие встречи власти и бизнеса вообще

обходились без многословных речей, одними фуршетами. Нынче

же на дворе пост, да и год кризисный: сэкономили даже на

программках для журналистов.



В старой шутке, мол, вся русская литература вышла из

гоголевской "Шинели", есть доля правды. Если же сказать, что

весь иркутский бизнес вышел из советской

партийно-хозяйственной номенклатуры, то это будет чистая

правда без изъянов. Поэтому слушать выступления первых

двух-трех ораторов было невыносимо скучно и страшно: все

время казалось, что на дворе 1982 год и оратор вот-вот

сошлется на решения XXVI съезда КПСС.



Каждый требовал от государства решительно вмешаться, навести

порядок и -- если уже можно -- дать денег, потому что эпоха

зарубежных кредитов вроде бы подошла к концу. В день 18-й

годовщины подписания Беловежских соглашений о ликвидации

СССР никто в зале не ссылался на "невидимую руку рынка,

которая наведет порядок и все расставит по своим местам".

Более того, большинство присутствовавших наверняка не знают,

кто такой Адам Смит, зато твердо знают, что государство

должно стимулировать предпринимателей, чтобы они активнее

инвестировали в инновации.



Очень хотелось спросить: а что ж вы сами-то? Иркутские

предприятия вот уже добрых два десятка лет пользуются

неслыханным преимуществом: самыми низкими в стране тарифами

на электроэнергию, -- а толку от этого не видать. В длинном

и подробном перечне предложений, заранее заготовленных

членами ТПП и ПТП для правительства области, некий

предприниматель из Братска потребовал от губернатора

вмешаться в работу Региональной энергетической комиссии и

взять под личный контроль увеличение тарифов, снизить размер

арендной платы за земельные участки и остановить рост цен на

ГСМ.



Подвиги Геракла, обеспечившие древнему герою вечное место в

памяти человечества, меркнут на этом фоне, как лампочка в 20

ватт рядом с прожектором. А ради кого стараться?



Сам президент ТПП Константин Шаврин признал, что ни одна

структура -- ни в органах статистики, ни в правительстве

области, ни в самих объединениях предпринимателей -- не

может дать даже приблизительные цифры, характеризующие

количество малых и средних предприятий, занятых в них

работниках и долю в валовом региональном продукте.



Пользуясь этой "шапкой-невидимкой", бизнесмены (понятно, что

использование именно этого слова не вполне оправданно, но

аналоги в русском языке сплошь неприличные) платят "черные"

и "серые" зарплаты, нарушают технику безопасности и вообще

творят со своими работниками что хотят -- и сам президент

ТПП вынужден был признать это. При этом члены ТПП и ПТП

мечтают прорваться к государственному и муниципальному

заказу (используя для этого не конкурентные преимущества, а

предоставленные областным законом льготы), а сами

многоуважаемые объединения желали бы, ничего не делая для

улучшения качества предоставляемых товаров и услуг, работать

экспертными центрами.



Хотелось бы донести до Константина Шаврина простую и

незамысловатую новость: коррупция бывает не только в органах

власти, и цеховые структуры (выполнявшие некогда примерно те

же функции по контролю за качеством) в отсутствие

конкуренции мгновенно вырождались в замкнутые кланы,

насмерть стоявшие против инноваций и модернизации. Хватит,

мы это уже проходили.



После старшего коллеги слово взял президент ПТП Николай

Мельник. Он напомнил собравшимся, что ТПП и ПТП уже больше

года пытаются наладить взаимодействие с правительством

области с одной главной целью -- облегчить жизнь бизнеса в

условиях кризиса. Предложения, общим числом более сорока,

были направлены в правительство и, видимо, где-то там внутри

сгинули, потому что спустя год Николаю Мельнику пришлось

повторять все то же самое, как будто сформулированное только

что.



Любопытно, что, признавая антикризисную политику

правительств Российской Федерации и Иркутской области в

целом провальной (падение валового внутреннего продукта в

стране оценивается в 10 процентов, в области -- более чем в

10), оратор предлагал ее продолжить: сделать более

доступными кредиты для предприятий, увеличить срок их

предоставления до 15 лет, закупить в региональный

продовольственный фонд не менее 25 тысяч тонн зерна и т.д.



Интуиция подсказывает, что сохранение или даже снижение

тарифов на электроэнергию, о необходимости которых говорил

Николай Мельник, приведет к росту доходов топ-менеджеров

предприятий, но никак не к закупке нового оборудования или

улучшению условий труда работников.



Интересно, знают ли участники совещания об опыте Китайской

Народной Республики -- единственной в мире страны, которая в

условиях мирового финансового кризиса увеличила свой ВВП на

7--8 процентов? Китайцы не стали давать деньги банкам -- они

дали их людям, обычным крестьянам и рабочим, которые скупили

продукцию китайских же предприятий и тем самым обеспечили

спрос на товары, которые ранее уходили в США и Европу.



Возможно, второй раз повторить тот же финт китайцам будет

труднее, но самый непростой год они продержались просто

отлично. Совсем иная ситуация в Иркутской области:

предприятия, входящие в ПТП, обеспечивают занятость примерно

450 тысяч работников, и никто из членов ПТП, насколько

известно, не увеличил своим работникам заработную плату. Те,

в свою очередь, сократили спрос на продукцию местного

товаропроизводителя, ограничив свои потребности оплатой

коммунальных услуг и покупкой самых необходимых продуктов и

вещей.



В итоге на плаву остались предприятия, продукция которых

обладает минимальной эластичностью спроса (то есть при любом

стечении обстоятельств остается примерно на одном уровне).

Всем остальным -- большой привет от маленьких зарплат.



Впрочем, тут нужно оговориться, что в ПТП входят разные

предприятия, и вес тех, чья продукция идет главным образом

на внешний рынок, намного больше. А для них, предупредил

правительство области Николай Мельник, очередное повышение

тарифов на электроэнергию будет губительным: цены на

продукцию формируются в условиях острой борьбы на мировых

рынках, и влиять на них из России невозможно.



Для сохранения размеров прибыли предприятия снова будут

прибегать к известному приему -- сокращению издержек, и

почему-то господин Мельник считает, что сократить издержки

можно только за счет сокращения персонала. (Возможно, членам

ПТП поможет подсказка: сокращение одного заместителя

директора даст экономию больше, чем сокращение ста рядовых

сотрудников, -- да и для рынка труда это не так страшно.)



Болевая точка выбрана просто виртуозно: за рост безработицы

в правительстве области никого по головке не погладят,

создать новые рабочие места можно только в малом и среднем

бизнесе, а с программами по его стимулированию в области

полная неопределенность -- никто, как заявил Мельник, так и

не смог сказать ему, сколько малых предприятий создано в

области в 2009 году. Хотелось, конечно, спросить: отчего же

в более благоприятные годы вы не инвестировали в повышение

своей конкурентоспособности за счет улучшения качества или

количества произведенного товара? Но участники совещания

не были настроены на общение с прессой...



Заодно, пользуясь случаем, хотелось бы пожелать ТПП и ПТП

навести порядок в собственной бухгалтерии. Выступая

буквально через полчаса после Николая Мельника, председатель

комитета по поддержке малого предпринимательства Владимир

Снегирев назвал данные по малому и среднему бизнесу хотя бы

за 2008 год.



По его сведениям, в области 87 179 субъектов малого и

среднего бизнеса, на которых работали 250 тысяч человек, или

18,7 процента всех занятых в области. Это несколько больше,

чем в среднем по России, -- в стране этот показатель

составляет 12 процентов. При этом на 1000 человек в области

приходится 1,4 малых предприятия, в стране -- 7,8; в

Сибирском федеральном округе -- 2,3.



Оборот малого и среднего бизнеса в 2008 году составил 260,2

млрд рублей, собственной продукции и услуг отгружено на 40

млрд с небольшим. Большая часть предприятий создана в сфере

торговли, средняя заработная плата в 2008 году превышала 11

тысяч рублей, в 2009 году сократилась до 10 тысяч. С голоду,

конечно, не умрешь, но понятно, почему дети в выпускных

классах (как рассказал гендиректор ЗАО "Радиан" Валерий

Труфанов) мечтают быть чиновниками, силовиками или уехать из

области.



Судя по выступлениям, бизнесменам мешает все: слишком

высокая кадастровая стоимость земли, слишком высокие

повышающие коэффициенты, слишком жадные муниципалитеты

(которые могут применить эти коэффициенты), слишком высокая

стоимость подключения к инженерным сетям, слишком большое

количество проверок со стороны различных инспекций, слишком

строгие требования экологического законодательства... (Не

скажу, что вокруг голов бизнесменов засветились нимбы, но

что-то мученическое в лицах было.)



Завершая свое выступление, Николай Мельник ударил по

больному: в правительстве Иркутской области нет человека или

структуры, которые занимались бы управлением большими

инвестиционными проектами. Министр экономического развития

Владимир Пашков при этих словах поднял голову (он что-то

записывал) и посмотрел на выступавшего так, будто впервые

его увидел -- причем в обстоятельствах, неприятных для

обоих.



Пока правительство попрекали отсутствием прогресса в деле

газификации области, недоумение в глазах министра должно

было уступить место возмущению. "Как, -- мог бы сказать

Пашков, -- а запущенная меньше месяца назад газовая

котельная в поселке Зяба? А очередное соглашение,

подписанное губернатором и главой Газпрома Алексеем Миллером

не далее двух недель назад?.." Правда, если посмотреть на

этот вопрос иначе, то да, Ковыктинский проект развивается не

так, как хотелось бы его сторонникам (а точнее -- не

развивается, а топчется на месте).



На протяжении двух часов чиновники областного правительства

и депутаты выслушали целую серию более или менее

обоснованных жалоб, а также несколько фантастических и

два-три дельных предложения. Правительство, у которого

социальных проблем выше головы, наверное, с большим

интересом ознакомится с предложениями бизнесменов, но в

список первоочередных не поставит: хоть у нас и канун Нового

года, да только у Дедушки Мороза из правительства есть

множество других, более насущных заявок. А ТПП и ПТП давно

уже не маленькие, должны сами справляться...

Борис Самойлов,


Новости партнеров

КОРОНАВИРУС
RT SMI
sibregion

пн вт ср чт пт сб вс