Собачьи аферы на деньги бюджета Иркутской области

В этом тексте собраны анонимные высказывания большого количества людей: депутатов Заксобрания Иркутской области, членов Ассоциации муниципальных образований Иркутской области, представителей муниципалитетов и рядовых приютов. Каждый из них боится мести и токсичного хайпа со стороны агрессивных зоозащитников, но считает сложившуюся ситуацию неприемлемой.

Собачьи аферы. Начало.

Люди, которые не первый год занимаются “собачьей темой”, считают, что размер имеет значение. Когда-то в Иркутской области на отлов собак направлялись чуть более 20 миллионов и не было никакого зоозащитного ажиотажа. Несколько лет ассигнации на отлов и содержание животных увеличиваются, меняется рынок этих услуг и пропорционально растет зоозащитная активность.

К выделяемым сейчас 44 миллионам зоозащитное сообщество добилось государственных грантов для частных приютов (на которые те строят вольеры). А из бюджета Иркутской области пытаются вытащить еще 23 миллиона рублей на выкуп в областную собственность частного участка земли для строительства государственного собачьего приюта в Братске.

Приют в Братске - схема, похожая на мошенническую. В ней государству предлагают дорого построить приют и затем безвозмездно отдать его в частные руки. Информацию о куске земли на пустыре в отдаленном районе Братска хотели бы узнать многие: братские журналисты, депутаты Законодательного собрания Иркутской области и просто люди, которые желают знать, в чей карман пойдут 23 миллиона рублей из бюджета Иркутской области.

Но этот пустырь в Братске секретнее, чем территория войсковой части стратегического назначения: расположение, кадастровый номер и фамилия собственника держатся в глубокой тайне.

Варианты с другими участками в том же Братске с гневом отметаются чиновниками и зоозащитниками. Как и тот факт, что в Иркутской области уже достаточно приютов для размещения всех голов, которые ловят на 44 миллиона рублей в год, выделяемых на отлов собак в Иркутской области.

Протаскивается мутная история с братским приютом зоозащитными выступлениями на многочисленных совещаниях в Правительстве Иркутской области. А настоящий интересант, чье имя скрывают недомолвки чиновников, стоит за спинами зоозащитников.

Прогрессирующая собакофилия

Люди, посещающие многочисленные совещания по отлову собак, говорят о зашкаливающем градусе демократии на подобных мероприятиях. Пока чиновники пытаются понять, как уменьшить численность агрессивных уличных стай, зоозащитники ищут все новые и новые способы освоить бюджетные деньги.

Приют в Братске - оплот надежды. Но никто не знает, как его эксплуатировать, кто будет оплачивать отопление и вывоз мусора с этой огромной территории и в каких пропорциях делить тариф на отлов и содержание животного между подрядчиками. Зато на словах выглядит максимально социально-ответственно.

В Иркутской области чиновники откровенно заигрываются с зоозащитниками, прописывая в областную нормативку не федеральные рекомендации, а все новые и новые идеи местных общественников по итогам каждого совещания. Размеры вольеров, в которых можно содержать собак после отлова, за последние пару лет менялись трижды. И на сегодня мало у какого приюта в Иркутской области размеры вольеров “соответствуют”.

Например, частные элитные приюты вносили требование о поддержании температуры не менее пяти градусов круглогодично во всех уличных вольерах. Их не поддержали, потому что инициатива откровенно лоббистская: в Иркутской области только несколько приютов имеют отопление в вольерах, и ни один из них не расположен в Братске, Усть-Илимске, Усть-Куте и Бодайбо.

Еще одна прекрасная зоозащитная инициатива - после “пристроя” в обязательном порядке брать ФИО, телефон и адрес человека, который решился привести домой животное из приюта. Реестр “усыновленных” животных размещен онлайн и доступен кому угодно.

Норма действует с прошлого года, хотя не все иркутяне готовы к этой степени открытости. Также непонятно, почему в Роскомнадзоре до сих пор не провели проверки жалоб на нарушение закона о персональных данных.

Сокращение издержек

Для системы отлова собак в Иркутской области важно создать сеть местных приютов на каждой территории, чтобы убрать транспортное плечо. Для К9 важно любыми путями увеличить тариф, поэтому зоозащитники вносят предложения, удорожающие содержание бездомных собак. Для других крупных подрядчиков важно построить большой приют: на конвейере сокращаются расходы на содержание каждой собаки.

Сокращением издержек занимаются все, в том числе на стадии выпуска собак в привычную среду обитания. По контракту собаку надо поймать, содержать, затем выпустить обратно там, где поймали.

Но депутаты, чиновники и кинологи уверены, что длинным транспортным плечом никто не заморачивается, собак выпускают поближе. Так собаки с северных территорий постепенно мигрируют в центральные и южные муниципалитеты Иркутской области. И это - факт, который реален в отличие от пафоса про социальную ответственность.

Собачий вопрос упирается исключительно в деньги. Пока стоимость отлова собаки не увеличили, на аукционы по их отлову никто не выходил. И у правительства Иркутской области голова болела о том, чтобы на территориях работал хоть какой-нибудь подрядчик.

Собачью проблему в Иркутской области старались решать комплексно. Приюты на территориях получили возможность выигрывать у правительства Иркутской области деньги, чтобы строить вольеры и участвовать в муниципальных аукционах на отлов.

За последние пару лет тариф на отлов одной собаки увеличили дважды. Ситуация с отловом животных кардинально изменилась: в Иркутскую область начали “заходить” кинологи даже из соседних регионов, в том числе Красноярска. Что категорически не устроило самого скандально известного подрядчика по отлову - питомник К9.

К9 против всех

Если в двух словах объяснить сюжет “питомник К9 против всех”, необходимо вспомнить труднодоступный город Бодайбо, который очень страдает от бродячих собак. Для работы там К9 выставил коммерческое предложение - 18 300 за отлов, стерилизацию, содержание и биркование одной собаки.

Бюджет Иркутской области оплачивает из этой суммы 5400 по действующим тарифам. Остальное муниципалитет обязан заложить в свой бюджет. Чиновники из Бодайбо очень переживают по этому поводу, они не хотят становиться звездами в соцсетях, когда К9, возможно, начнет выкручивать им руки.

На территориях менее отдаленных, муниципалитет легко находит более договороспособного подрядчика. Чиновники соглашаются на любое альтернативное предложение, включая красноярских подрядчиков - только не скандальный К9, который после потери контракта (как в Иркутском районе) на камеру обвиняет чиновников в том, что у него требовали “откаты” (видео с обвинениями чиновников Иркутского района в требовании "откатов" у владельца К9 Вячеслава Славина в редакции ИА "Байкал 24" имеется).

Вытесняемый с рынка К9 вынужден догонять ситуацию, где другие приюты заходят на аукционы, другие приюты строят новые вольеры. И только в этом причина громкого хайпа на лжи и собаках, от которого уже порядком устали в Иркутской области.


Новости партнеров


КОРОНАВИРУС
ФронтирЛето
simferopol

пн вт ср чт пт сб вс