Куда ушла Ольга Курбан? Разговор вне стен "Труда"

…Сквер Кирова, яркий солнечный день. Ольга Курбан в какой-то яркой курточке ждет у фонтана. Без труда находим свободную лавочку, садимся. «Надо же, я подумала: как давно я здесь не была просто так! Чтобы просто посидеть, на солнышке!..» - удивляется она самой себе. 29 марта Ольга Курбан, теперь уже бывший руководитель спорткомбината «Труд», отработала свой последний день на прежней работе. 


Ника ПЕСЧИНСКАЯ

Ольга – мастер спорта международного класса по легкой атлетике, чемпионка Всемирной Универсиады, серебряный призер Чемпионата Европы среди молодежи в многоборье. В двадцать лет она впервые попала на Олимпийские Игры – выступала в Пекине-2008, в двадцать четыре повторила свое достижение, попав на Игры-2012 в Лондоне. Призовых мест занять не удалось, но какие ее годы, казалось?.. Но спустя несколько месяцев после Лондона она вдруг принимает решение – уйти из спорта. Ей предложили возглавить спорткомбинат «Труд». Это была хорошая история, но она закончилась. В марте она приняла решение - уйти. Вместо нее теперь руководить «Трудом» будет Антон Шишкин. А бывший руководитель отработала положенные две недели и ушла. Куда?... Попробуем узнать.

- Ольга, скажи, если в двух словах – как можно охарактеризовать сейчас твое состояние?


- «Я свободна!»

- Это правда, что ты сама ушла?

- Прямо сама. Написала заявление.

- А почему?

- Ну, на то и есть такая формулировка – «по собственному желанию». Таковым было мое желание на тот момент. Я посчитала, что на данный момент это – наилучшее решение для меня, наилучший выход. Факторов на самом деле много. 

- Зато теперь, наверное, больше времени можно будет уделять семье? У руководителя спортсооружения свободного времени никогда нет... 

В каждой работе есть и плюсы, и минусы. Да, на такой работе, как была у меня, не так много внимания семье и детям уделяешь. Но, с другой стороны, все было уже выстроено: сын Гриша учится в 15-й школе, которая рядом со стадионом, это рядом с работой. Хотя живем мы в Солнечном. На тренировки он ходит в секцию спортивной акробатики – тоже в центре, в «Юности». Все рядом. Конечно, еда порой у нас в машине, переодевание – тоже. Словом, все как у всех! 

- Как у него спортивные успехи – есть?

- Ему сейчас скоро девять, он выступает в соревнованиях – пока в Иркутске, по третьему взрослому разряду. Это неплохо. Такой парень… интересный, требует много внимания тренера, может быть, это не всегда удобно для спортивной акробатики. Может, ему стоит попробовать другие виды спорта, мы думаем об этом с тренером Ларисой Владимировной Макаровой. У меня дочка подрастает, ей скоро четыре, я думаю, что с сентября тоже должна быть какая-то секция или увлечение.

- Вспоминая годы работы на «Труде»: есть ли какие-то проекты, изменения, которые были тебе особенно важны?


- Вообще, работа в государственном учреждении – это непростая работа. Когда я только пришла работать, было энергии море, и я думала: «Вот я сейчас быстро манеж легкоатлетический отремонтирую!» Но, чтобы это сделать, надо сначала нужно войти в какую-то программу, подготовить расчеты, это защитить, надо, чтобы денег выделили. Пройти экспертизу, сделать проекты – все это далеко не так просто. К слову, о манеже «Труда»: наконец-то выделили средства на его ремонт.

- Вот здорово! А что там изменится?

- Будет новое покрытие, за которое я билась все эти годы. Скорее всего, сделают более удобным вираж. Манеж – это вообще моя «боль», я выросла в этом манеже. Мы пытались войти в президентскую программу в прошлом году. Войти не удалось, но определенный пакет документов был уже подготовлен. С ним мы обратились в Правительство Иркутской области, и нам подтвердили в этом году финансирование. Я очень надеюсь, что все будет сделано.

- Самое яркое воспоминание?..


- ..Это, конечно же, чемпионат мира по хоккею с мячом 2014 года. Он замечательно прошел, и что самое главное – в эти моменты наш коллектив настолько сплотился!.. Нам всем есть что вспомнить. Мы вместе убирали трибуны, неважно, кто ты – бухгалтер, юрист или директор. В перерывах рабочие не успевали собирать стружку со льда, и мы собирали ее огромными лопатами. Каждый делал что мог. Помню, мы потом шутили, вспоминали: вот приходит кто-то из администрации и спрашивает – а где ваш руководитель? А вот она, с лопатой, снег с трибун убирает! На самом деле, мы все делали общее дело, и это был такой огромный праздник!.. Мы до сих пор о нем вспоминаем. А вспомним Российско-Китайские Игры – тоже ведь замечательное мероприятие. Помню, как мы тогда все вместе устанавливали новые сиденья во Дворце спорта и приклеивали номерки на каждое. Для меня, если честно, очень запомнилось это единение – когда сделать что-то не для себя, а для других. Первенство мира среди девушек – тоже считаю, что прошел хорошо, были очень положительные отзывы.

- Что касается каких-то серьезных ремонтов… Что тут говорить: наш «Труд» – это же «старичок», мы всегда его латали. Это не все видно, но постоянно были аварии: то трубы, то еще что-то. Как отопительный сезон, так прорывы. Этот ремонт требуется всегда. А если вспомнить какие-то более значительные обновления, то вспомним паркет Дворца спорта – мы его заменили в 2015 году. Кресла – пусть они для спорта, пластиковые, но были установлены. Туалеты Дворца спорта, раздевалки. Конечно, огромная проблема – кресла для партера во время концертов. Но в этом году наконец-то были выделены средства на проект этих кресел. Я этих денег долго просила, и наконец они есть – на проект. Тут все далеко не просто, это же не просто стулья купить! Тут система лебедок, работа электрокары – то есть целая дорогостоящая система. Средства на проект выделены, и это задел на будущее, неважно, кто его будет реализовывать. Тут не имеет значения, планируешь ты работать десять лет или два года: в этот конкретный момент ты должен смотреть в будущее. Я совершенно не жалею, что я начала что-то и не успела реализовать. Ну и что? Главное – что я начала. Что на сегодняшний день я, уходя, не оставила «Труд» совершенно без каких-то долгосрочных проектов, мы не сидели, думая только на год-два вперед. Под чемпионат мира-2020 года мы делали запрос на финансирование, и он тоже подтвержден. Да, на «Труде» должны пройти не главные игры, а группа Б, но в любом случае…

- И какой там ремонт хотелось к чемпионату мира?

- От меня было предложение – заменить мрамор на крыльце. Он ведь встречает нас на входе, это в какой-то мере «визитная карточка». В прошлом году мы заменили двери – входную группу. Вот казалось бы – двери заменить!..

- Не каждый и заметит…

- Это точно. А вы не представляете, какая перед этим была работа: деньги попросили, их выделили, затем экспертиза – а экспертная организация только одна в городе. Это все время, все меняли-переделывали… Плюс торги, аукционы. В общем, с этим мы в прошлом году справились, двери заменили. В этом году я планировала заменить камень на крыльце, но это будет решать уже новое руководство. А еще… туалеты, больное место.

- Над которым жестоко потешались некоторое гости?

- Для меня это больное место не потому, что кто-то там над ними посмеялся, а потому что доступная среда там давно должна быть. У нас ведь проводится много соревнований для паралимпийцев, колясочников, а они не имеют возможности зайти в туалет на стадионе! Во Дворце спорта уже есть пандусы и специальные кабинки, а вот на стадионе нет. По моему мнению, это один из главных моментов, на что надо обратить внимание перед чемпионатом мира.

- Что тебе больше всего нравилось в работе?


- Нравилось работать с людьми! Нравится, когда летом выходишь на стадион, а там куча ребятишек. Нравится зимой – когда постоянный круговорот: дети, тренеры, родители, вручение медалей, это самое классное.

- Как-то в «Труде» всегда подбирались хорошие, надежные люди…

- Это да. Я не могу смотреть далеко вперед, но мне уже сейчас кажется, что «Труд» будет самой моей лучшей работой в плане коллектива. Там есть такие старожилы, кто работает по двадцать-тридцать с лишним лет, у них стаж работы – лет больше, чем мне! К ним нельзя относиться без уважения. Это люди, которые отдали стадиону все. «Труд» наполнен, знаете, каким-то взаимным уважением к возрасту. Причем к любому. Старшее поколение всегда нам, молодым, было готово помочь, подсказать, а мы всегда на них могли положиться. Они всегда придут в выходной без приказа, потому что знают, что сегодня мероприятие. Им не нужно говорить ничего, настолько мы все друг друга понимали. Прощались мы чуть не со слезами на глазах. Очень важно не растерять это. С уважением относиться к людям, потому что не один год это все создавалось. 

Мы с новым руководителем об этом говорили, я просила не рубить сплеча. Какой-то сотрудник может показаться не самым востребованным сегодня, но он тебя потом так выручит!.. Те же рабочие стадиона, ледовары – кому-то кажется: зачем они летом? Но придет зима, и посмотрите, как они будут работать зимой! Они ведь с самого раннего утра и до глубокой ночи на льду, в любые морозы. В галошах на валенках. А вы попробуйте! И надо смотреть весь цикл, чтобы оценить работу человека.

- А ты за годы работы стала болельщицей хоккея с мячом? Будешь приходить болеть за них?

- На хоккей буду ходить обязательно! Скажу честно: я ведь не игровик, это раз. Второе – я представляю летние виды спорта. Да, я не могу оценивать игру так, как видят ее специалисты. Но я вижу что-то свое: я анализирую внешний вид игроков – у кого какая стойка, кто теряет скорость, кто задыхается. Приезжает команда, и я вижу, что вот эти, допустим, крепче, чем наши! Да, я не могу анализировать сам хоккей так, как профессионалы. Но свои, интересные для меня нюансы, я всегда подмечаю. А это ощущение, когда залит лед, горит свет, и спортсмены на льду – это магия. Это то, что я любила в работе. Мне интересно будет посмотреть, как я восприму хоккей сейчас, когда я уже не работаю в «Труде». Но мое отношение к спорту – это в любом случае только хорошее. Я за ним слежу, я им живу.

- А сама продолжаешь заниматься спортом?

- Я хожу на кроссфит в зал к Алексею Негодайло. Вообще, я для себя поняла: два раза в неделю спорт, ну, то есть активные такие тренировки, плюс активный образ жизни – это вообще золотая середина. Если у кого-то после ухода образуется вопрос: «А что ж дальше-то делать?», то у меня сейчас просто «веер» всего, что я хочу попробовать. Все то, на что у меня не хватало времени. Например, в конце апреля мы с мужем планируем пойти на Мунку-Сардык. Я никогда не ходила в горы! Ну, кроме тренировок на Аршане, и я эти тренировки страшно тогда не любила! А вот чтобы новое что-то получить… Вот купила ботинки вчера – специальные, для гор. Разнашиваю!

- То есть, сразу не будешь в работу кидаться?

- Ох... Да буду я кидаться! Не могу не работать. Но у меня будет более гибкий график, я смогу больше внимания уделять себе. Вот в прошлом году я начала заниматься сноубордом! Я этим так заболела, бывает, сижу на работе, снег идет, а мне так хочется на гору! Надеюсь, что в будущем получится выезжать, когда этого захочется. Возраст сейчас такой интересный… Я считаю, что все пути открыты. И что ни делается – все к лучшему. Некоторые не понимают: чего ушла? Ну, посидела бы, посмотрела… Да не могу смотреть! Когда я не делаю что-то активно, я сама страдаю от этого. И кругом много хороших работ. У меня бывает момент, когда я принимаю кардинальное решение, на которые, казалось бы, и духу не должно хватить...

Вот, например, момент моего ухода из спорта. Ну, чего уж говорить – все же хорошо было! Я уходила не из за травм, как это часто бывает со спортсменам. Не самое удачное выступление на Олимпиаде – да это еще посмотреть надо, такое ли уж оно неудачное в двадцать четыре года, когда лучший возраст – это двадцать восемь-тридцать два в многоборье. Но я приняла решение, и оно было гораздо более авантюрным, чем нынешнее. Представьте, с легкоатлетической дорожки – руководителем спортивного объекта? Да я вообще не представляла, что это такое. Я не знала, во что именно ввязываюсь, но точно знала: если нужно, я справлюсь.

И если решение принято – то не всегда могу объяснить, почему, но точно знаю, что нужно было сделать именно так. Иногда решение кажется спонтанным, но на самом деле оно выстраданное. Да нет, конечно. Не принимаю я спонтанные решения.

- Многие спортсмены мечтают открыть свои спортивные залы или клубы. Ты ничем подобным еще не обзавелась?

- Нет, но хочу. Наверное, все спортсмены этого хотят! И мне очень нравится, как Алексей Негодайло сделал свой клуб. Но я себя все-таки вижу управленцем. Я не вижу себя тренером: что вот я веду группы… Как ни крути, но мне нравится управлять процессами. Я глубоко в них вникаю, и если сотрудник ушел в отпуск – то на какое-то время я могу заменить практически любого. Пусть и ненадолго. Но провести какую-то встречу, подготовить документы или протоколы, развести спортивные потоки – смогу.

- То есть, можно ожидать, что ты уходишь на что-то подобное? Управленцем?


- Да, именно так. Работа непосредственно со спортом не связана. Но когда мне говорят, что я вот, как же я покидаю спорт – да как же я уйду совсем из спорта! Я навсегда участница Олимпийских Игр. Вот меня приглашают на мероприятие, с детьми ехать – да конечно, я поеду! В общественном совете при УМВД города Иркутска я остаюсь, постоянно прихожу на соревнования, участвую в награждениях, провожу мероприятия, та же «зарядку со стражем порядка». У меня активная жизненная позиция, это мой город! Но именно по работе я из спорта сейчас «выпаду». Может быть, на время, вернуться никогда не поздно.

Вот не знаю, стоит ли писать об этом... Мне очень нравилась моя работа, и я всегда думала: как же мне с ней повезло! Вроде бы все идет будто само. Но когда приняла решение и отрабатывала две недели, то постепенно освобождалась от дел: «А ведь мне теперь и вот это не надо делать, и вот это!.. И за антитеррор я теперь не отвечаю, и за пожарную безопасность! А сколько же на мне всего было?..» А вот теперь мне приходят в голову какие-то идеи, которые никогда в голову не приходили – потому что мне некогда было об этом думать. Я даже на детей своих смотрю по-другому – я вечером прихожу с работы, и я спокойна. Я могу лишний раз их поцеловать, обнять, нервничаю меньше. И я свободна – именно для того, чтобы начать что-то новое. 

- Ну, и открой уже секрет: чем будешь заниматься? 

- Что касается моей новой работы, то я ушла в коммерцию, бизнес если хотите. Всегда хотела попробовать. Стала коммерческим директором компании «Иркутский Сыроваръ». Это компания, которая имеет крафтовую сыроварню, то есть в первую очередь производит очень качественный, штучный продукт, который содержит в себе только натуральные компоненты и далее распространяет его по магазинам и ресторанам. Кроме того, имеет свой магазин и кафе «Бурратошная». Я слежу за развитием и успехом этой компании с самого их открытия, раньше была постоянным покупателем, болела за этот проект и за местного производителя! Ведь сегодня большинство в бизнесе занимается тем, что покупают и перепродают, а им удалось создать все условия для производства качественного продукта! Когда меня пригласили в этот проект, а я скажу Вам по секрету, что этому проекту долго жить и у него большое будущее, я без раздумий согласилась! В этой компании работают не сколько работники, а единомышленники. И я рада оказаться в этой команде!

Легкая атлетика

пн вт ср чт пт сб вс