Для кого в Иркутске работает хоккейная школа «Сибскана»?

…Об этом мне говорили еще давно – что есть некая команда хоккеистов 2004 года рождения в спортивной школе «Сибскана», которая никому особенно не нужна. И родители писали, звонили – что все очень плохо, надо бы сделать какой-то материал, поддержать, – пока команда не развалилась… Но все был недосуг. И вот дождались – команды 2004 года в «Сибскане» больше нет. Большая часть игроков перешла в другую областную спортивную школу – «Рекорд». А кто-то остался просто на улице. Как так? Почему в Иркутске есть две областные школы по хоккею с мячом, а хоккеистам заниматься негде?


Ника ПЕСЧИНСКАЯ 

Таким изначально был посыл материала. Но когда я начала общаться с участниками этой истории, то оказалось, что вопрос гораздо шире. И речь пойдет уже не об отдельной команде 2004 года рождения, и даже не о работе школы «Сибскана» в целом. А о хоккее с мячом Иркутске вообще. Почему иркутская школа так невыразительно смотрится на фоне других регионов? Мы сейчас говорим именно о мальчиках, в женском хоккее с мячом у нас все нормально.

Два года назад Виктор Захаров, на тот момент президент ХК «Байкал-Энергия», сказал мне в интервью: местных хоккеистов мало в составе, потому что у нас не было своей специализированной спортивной школы (ССШ). Вот появилась в ноябре 2016 года областная ССШ «Сибскана» – и лет через десять игроки появятся.

И вот школа отработала уже три с половиной года. Но что-то об успехах не слышно. А почему, интересно?.. Признаюсь: до недавнего времени я практически не вникала в жизнь хоккеистов школы «Сибскана». И только сейчас поняла, почему. Потому что пресса обычно пишет про достижения. А тут нет достижений. И никто не приглашает с гордостью – напишите про наших!..

Мне говорят: три года – это слишком мало, чтобы вырастить хоккеистов. Но, напомним, «Сибскана» – это специализированная спортивная школа, с областным финансированием. Где и условия для подготовки должны быть наилучшие. И, по идее, сюда должны стекаться самые сильные «кадры» – игроки и тренеры. За три года уж можно было и сыграться, и заиграть. И зазвучать хотя бы на уровне города. Но пока что наоборот: оттуда уходят и игроки, и тренеры. И даже среди иркутских школ «Сибскана» не смотрится явным лидером.

При этом «Сибскана» имеет стабильное финансирование из областного бюджета, свою базу на стадионе «Труд», и даже свой крытый лед скоро будет. Если кто-то не знал, новый ледовый дворец «Байкал» находится в ведении школы. Игроков одевают-обувают за счет школы, в поездки возят. И все-то нее есть, кроме одного – достижений. Как так?.. Может, что-то неправильно делается?

Мне говорят: ну, разве же это не здорово? Посмотри, ребятишки с клюшками бегают, играют в хоккей! Но школа «Сибскана» – это не дополнительное образование и не массовый спорт. Она создана не для того, чтобы умиляться, как славно мальчишки гоняют мяч и как хорошо смотрятся на общем фото. Социальная составляющая – да, она должна быть. Это хорошо, что дети занимаются спортом, а не болтаются по улицам. Но опять же напомним, что «Сибскана» – это специализированная спортивная школа, которая должна давать результат. Вы о них что-нибудь слышали? И я нет. За все годы – ни одного призового места во всероссийских финалах.

Давайте попробуем на примере отдельно взятой команды 2004 года рождения попытаться понять, как работает школа и почему у нее нет успехов.


НЕВЕЗУЧАЯ КОМАНДА

Команда хоккеистов 2004 года рождения сменила множество тренеров. Сначала на «Рекорде» занималась у Владимира Наумова. После него команду взял Евгений Вахрин, но с командой недолго проработал, и хоккеистов передали Евгению Кананчуку. В ноябре 2016 года заработала специализированная школа «Сибскана», поманив условиями, пообещав полное государственное обеспечение. Туда и потянулись хоккеисты 2004 года рождения со всего города.

Тренером стал Алексей Бочкарев, который параллельно работал в Федерации хоккея с мячом Иркутской области. По сути, он был «правой рукой» главы федерации Владимира Матиенко. Нагрузка огромная, и на тренерскую работу времени почти не оставалось. В 2019 году команда на финальном турнире в Красноярске заняла последнее место, проиграв все матчи. После чего Бочкарев решил сосредоточиться на работе в Федерации, а команду передал Алексею Савельеву. Но опять что-то пошло не так: Савельев проработал с командой с лета 2019 года до января 2020 года. Тогда стало известно, что «Сибскана»-2004 закрывается, хоккеистов переводят в «Рекорд». Большая часть игроков перешла и осталась в спорте. Но часть игроков той команды оказалась потеряна для спорта. 



«НИКОМУ НАШИ ДЕТИ ТАМ НЕ НУЖНЫ»

Ирина Каморина – мама полузащитника Кирилла Каморина, который играл в основном составе, но в настоящее время спорт оставил.

- Ирина, расскажите, почему Ваш сын покинул команду?

- Из команды Кирилл ушел сам в 2019 году после финальных соревнований в Красноярске, где мы проиграли все матчи. Он понял, что перспектив развития у команды нет. Ну, и, конечно, результаты соревнований показали уровень подготовки команды. После соревнований было проведено собрание с тренером, с директором. Был задан вопрос: есть ли план развития команды, будет ли что-то меняться, чтобы вывести ее на другой уровень подготовки? Ответ был однозначный: «Нет. Как есть – так есть». Часть родителей предложили заменить тренера, потому что сами дети говорили, что тренировки «ни о чём», слабые, непродуктивные, однообразные. Да и сам тренер Бочкарев Алексей Анатольевич неоднократно говорил, что, работая и в федерации, и тренером, запустил команду. Нужен был индивидуальный подход к каждому игроку хотя бы основного состава, так как у каждого игрока что-то не получалось в игре, это нужно было обсуждать и над этим нужно было работать. В качестве сопровождения команды в Красноярск ездил сотрудник школы Сергей Дождиков, который также озвучил свое мнение о команде на собрании: команда слабая, недисциплинированная.

Если бы специализированная школа работала на результат, мы бы видели этот результат. Моё мнение – школа была создана для «галочки». Никакого плана развития для достижения высоких результатов я лично там не увидела. Это очевидно, ведь в результате команда распалась, и большая часть детей вообще ушла из спорта. После Красноярска была озвучена фраза: «Ну и что, что последнее место?» Как это – ну и что?! Ребята, мы зачем сюда ходим? Это не уроки физкультуры, мы здесь шесть дней в неделю пропадаем. Мы школу пропускали, посещая тренировки. Получается, у нас и в школе нет результата, и в спорте нет. И я уже поняла, что никому наши дети там не нужны. И никто ими заниматься не будет. Занимать места в Свирске среди дворовых команд – это не достижение. Наш результат – вот он, последнее место в Красноярске. Разочарование. Вот это было просто разочарование. У нас в семье никто не запрещал сыну ходить на тренировки, просто однажды я спросила его: «Почему ты перестал?» Он ответил: «А смысл?» Действительно, смысла я не вижу тоже. Когда команда приехала из Красноярска, на вокзале все стояли поодиночке, мы просто подъехали, сына забрали. И… такая пустота у него в глазах. Такое безразличие.

- Есть шанс, что, если обстановка улучшится, ваш сын вернется в хоккей с мячом?

- Даже не знаю. Пока у нас такой настрой и такое отношение – возвращаться бессмысленно. Я думаю, надо вообще менять в целом подход. Я видела недоумение и возмущение в глазах Сергея Дождикова, когда он посмотрел на детей других команд и на наших – что «Сибскана» даже кататься толком не умеет! Но тренер Бочкарев посчитал и озвучил свое мнение на собрании, что ничего страшного в результатах игры нет. В общем, не было просто результата у команды, и не было смысла ходить вхолостую. Это же еще и недешевый вид спорта. Нам коньки выдали один раз, и то для шайбы. Их нужно было полностью «перекроить»: купить лезвие, переклепать, заточить лезвие, обрезать высоту пятки... И после всего этого на второй тренировке лопнул корпус конька, и мы все делали по второму кругу: нам опять выдали шайбовые коньки, мы снова их переделывали для игры в хоккей с мячом. На собрании после Красноярска мы спрашивали по части финансирования: будут хотя бы коньки? Потому что они очень дорогие. Для хоккея с мячом стоят 15-20 тысяч, а для шайбы – около пяти. Нам сказали – скорее всего нет, ситуация сложная…И мы понимали: нужно принимать решение, так как и учеба была уже подзапущена, и результата в спорте нет, и изменений не предвидится. Сами дети поговаривали, что надо уходить отсюда, искать что-то взамен. И в итоге кто в другую команду перешел, кто-то вообще перестал ходить.


ЛИЧНАЯ НЕПРИЯЗНЬ

А вот история другого игрока – Константина Кузина, который не собирается заканчивать, а, наоборот, усиленно тренируется дома. Но в «Рекорде» ему сказали больше на тренировки не приходить.

Несколько человек, которые не пожелали озвучивать свои имена в прессе, рассказали, что как раз отец Кузина, которого также зовут Константином, – причина всех бед команды. И из-за него у команды сменилось столько тренеров. Вроде бы отец настолько вмешивался в их работу, что тренеры не выдерживали и уходили один за другим.

Есть и такое мнение: Кузин хотел, чтобы команда играла профессионально, добивалась результата. Ведь 2004 год рождения – это ближайший резерв молодежной команды, и с этим возрастом нужно усиленно заниматься, чтобы кто-то из игроков попал в Высшую лигу. Но школа не понимала, чего от нее требуют, работая «по старинке». И среди родителей хоккеистов мнения разделились. Те, кто не вникал в ситуацию и видел ее лишь со стороны, понимали: назревает конфликт, и это плохо. Не всем был нужен высокий результат, кому-то – вполне достаточно, чтобы сын просто занимался хоккеем. И они не одобряли такую активность Кузина. Не одобряло ее и руководство школы, и тренеры. Их вполне устраивало существующее положение дел.

Очевидно, в результате этих противоречий на днях произошло следующее: в понедельник, 6 июля, официально возобновились тренировки на стадионах города. Хоккеист Константин Кузин, который зачислен в «Рекорд», пришел на тренировку. Но тренер Мишенин сказал ему, что он может больше не приходить. Мы попросили Константина Кузина рассказать свою версию событий.

- Константин, расскажите про Вашего сына подробнее. Он играл в основе?

- Да, играл в основном составе, был капитаном команды три года. Есть факты: Вы откройте протоколы, посмотрите данные. Было много игр, когда решающие голы оказывались на его счету.

- Как произошло, что Константин оказался вне команды?

- Еще в декабре 2019 года тренер Алексей Савельев сказал, что больше нашей командой заниматься не будет. Руководство спортивных школ «Сибскана» и «Рекорд» решило объединить игроков 2004 года рождения. Изначально игрокам «Рекорда» предложили перейти в «Сибскану», но они не захотели. И было решено сделать наоборот: хоккеисты «Сибсканы» перейдут в «Рекорд». В январе на собрании Савельев сказал всем писать заявления о переводе на «Рекорд». Сначала все занимались у тренера Владимира Мишенина, но затем Костю и еще нескольких игроков перевели в группу к Владимиру Ерусалимцеву, где уровень игроков пониже. И почти сразу же начался коронавирус, тренировки прекратились. После окончания карантина Костя созвонился с товарищами по команде, они сказали – все, кто ходил к Ерусалимцеву, сейчас будут у Мишенина. Костя тоже пришел, но тренер Мишенин сказал ему больше не приходить. При этом у Ерусалимцева 2004 год тоже больше не занимается.

- Как Вы думаете, почему это произошло?

- Я думаю, что это личная неприязнь ко мне со стороны руководства школы «Рекорд». Однажды я высказал свое мнение Алексею Бочкареву – почему из-за его невнимательности ребятам не были присвоены спортивные разряды? Был еще случай: родители не могли дозвониться ему по поводу денег, которые собирали на поездку и которые он должен был им вернуть. Они просили меня связаться с Бочкаревым, и я сказал ему, чтобы он ответил родителям. Обе темы были ему очень неприятны, и он пообещал мне «припомнить». Лично мне он сделать ничего не может, видимо, имелось в виду, что это как-то отразится на моем сыне.

- Так Бочкарев же не работает в «Рекорде».


- Я знаю, что Бочкарев и директор школы «Рекорд» Валерий Кананчук, а также Анна Шумакова, которая работает в «Рекорде», общаются, они из одного города – Усть-Илимска. Однажды Валерий Кананчук лично сказал мне: Анна Васильевна и Бочкарев настаивали, чтобы я не появлялся на стадионе, иначе моему сыну не будет места в команде.

- Мне рассказывали про некий конфликт в Красноярске. Можно узнать, о чем речь?

- Это было во время зонального турнира в Красноярске, в январе 2020 года. Перед этим Костя тогда тяжело переболел пневмонией. Но тренер Савельев убедил, что ему нужно ехать. Сам мне говорил: «Лечи его, делай что хочешь, но он должен ехать и играть». Однако в таком состоянии Костя не смог показать свой лучший уровень. Играл с температурой. В один из дней тренер вызвал к себе Костю. Сказал, что «больше ты в хоккей играть не будешь, в этой команде тебе делать нечего, собирай вещи и езжай в Иркутск». И что ему пора вообще заканчивать с хоккеем. Было девять вечера. Костя собрал вещи, позвонил мне. Я тогда был на машине в окрестностях Красноярска, но уже довольно далеко от города. Это хорошо, что связь работала в тот момент. Я вернулся за сыном и забрал с собой. Только в семь утра его потеряли, начали мне звонить, спрашивать, где он.

- Говорят, что Вы слишком вмешивались в работу тренеров.

- Тренеры сами не раз поручали мне организационные вопросы, - заниматься поездками, билетами, гостиницами, созваниваться с родителями игроков и представителями других команд. Я также участвовал в создании комфортных условий для занятия наших детей в Иркутске. Когда наши дети только пришли в «Сибскану», там раздевалки требовали ремонта. Мы с другими родителями вложились в ремонт, купили мебель для раздевалок, светильники. На том этапе многого не хватало. Мы также хотели тогда обустроить помещение для душа.

- А что, его не было?

- Душа и сейчас нет. В том помещении, где мы хотели устроить душ, сделали склад. А комнату, которую мы отремонтировали для тренерской, занял под свой кабинет директор школы Василий Карелин. Когда наши дети уходили из «Сибсканы» в «Рекорд», мы на собрании сказали: «Понятно, что ремонт со стен не сдерешь, но верните хотя бы вещи, мебель, светильники и прочее». Нам отказали: «Мы же ваших детей возили в поездки и покупали им форму. И вещи теперь должны остаться для других детей».

А в спортивную составляющую я никогда не лез. Может, имеется в виду случай в январе 2020 года? Вратарь нашей команды Алексей Астанин был уже готов закончить с хоккеем. А команде надо было ехать на турнир в Сосновоборск. Без Алексея мы оставались с одним вратарем, и тренер Савельев сам попросил меня, чтобы я позвонил Астанину и позвал его. Я позвонил, тем более что парень он способный, жалко было терять его для спорта. Уговорил его не бросать спорт, вернуться. Алексей поехал, но на турнире Савельев его на игры не ставил. Шесть игр продержал на лавочке! И я уже сам обратился к тренеру. Мне-то каково?! Я же сам вратаря уговорил ехать. И не я один тогда обратился – там уже и родители начали звонить. И на заключительную игру тренер Астатина выпустил. Это был воспитательный момент со стороны тренера: если выдержит, то будет с него толк, а если нет – то и пусть заканчивает. Но, на мой взгляд, такие эксперименты очень рискованные. И после той поездки Алексей Астатин из хоккея с мячом ушел. 


ЧТО ГОВОРИТ РУКОВОДСТВО?

Мы попытались получить комментарии разных действующих лиц этой истории. Когда мы позвонили в школу «Рекорд» – узнать, в чем дело, нам сказали какую-то странную вещь: что у Константина Кузина не было разряда. И поэтому он не может попасть в группу совершенствования спортивного мастерства к Мишенину. Ну и что? Вообще-то у всех игроков, пришедших из «Сибсканы», нет разрядов. И по этой причине «отшивать» одного Кузина? В общем, «Рекорд» нам посоветовали писать официальный запрос в Министерство спорта Иркутской области, что мы и сделали. Ждем ответа.

Получить комментарий тренеров Алексея Бочкарева и Алексея Савельева «для печати» тоже не получилось. Что ж, имеют право отказаться. Главное – чтобы нас потом не обвиняли в отсутствии информации с «другой стороны». Мы попытались.

Также мы позвонили Василию Карелину, который был директором школы «Сибскана» с 2016 года и до лета 2019 года. Затем руководить школой стал Владимир Матиенко, а Карелин стал его заместителем. Мы попытались узнать: что за история с мебелью и вещами, которые покупали родители, а им потом не вернули? Василий Александрович ответил, что возвращать ничего не обязаны, так как родительский комитет покупал вещи не для своих детей, а именно для школы. Чтобы другие дети ими пользовались!

Мы еще хотели узнать у Василия Александровича, почему школа так плохо финансируется, что родители вынуждены сами и делать ремонт, и покупать мебель? Но здесь Василий Карелин ответил, что он занят и не может говорить.

Еще мы успели задать ему вопрос: а почему хоккеисты не имеют спортивных разрядов? Они в 2019 году стали третьими на зональном турнире в Иркутске, и это давало право на получение первого взрослого разряда. Но в школу «Рекорд» они перешли, не имея спортивных разрядов. Василий Карелин посоветовал нам обратиться к методисту Марине Тхир, которая ответила:

- К сожалению тренер, а он же – и представитель федерации, слишком затянул с тем, чтобы подать документы на присвоение разрядов, видимо, в силу своей загруженности.

Вот такая ситуация. И она кажется тем более удивительной, что руководит школой «Сибскана» как раз самый, наверное, неравнодушный человек в иркутском хоккее с мячом – Владимир Матиенко. Но это только на первый взгляд кажется странным. Как раз в силу своей фанатичной преданности хоккею с мячом у него огромная занятость. Прежде всего – это подготовка к чемпионату мира по хоккею с мячом, которая длится уже не один год. Он же контролирует строительство ледового дворца «Байкал». И должность президента Федерации хоккея с мячом Иркутской области тоже требует времени – это же огромное количество детских, ветеранских, женских соревнований, документация и другие вопросы. При этом Матиенко еще и директор школы «Сибскана». Не много ли мы требуем от одного человека?..

В общем, ждем развития истории. Мы обязательно опубликуем продолжение материала, где рассчитываем привести ответ пресс-службы Министерства спорта, а также комментарии разных действующих лиц этой истории, новых и уже упоминавшихся. Многим есть что сказать. 

Очень надеемся, что мы куда-нибудь получим и ответы на вопросы. Разрешат ли Константину Кузину тренироваться в «Рекорде»? Разбогатеет ли когда-нибудь школа «Сибскана» настолько, что сможет сама покупать себе мебель? Когда коньки для хоккея с мячом подешевеют настолько, что школа сможет их себе позволить? Попадут ли когда-нибудь хоккеисты «Сибсканы» в число первых в стране? И самое главное: будет ли что-то меняться в работе школы? 

Мы рассказали историю только одного возраста – хоккеистов 2004 года рождения. Да, многие из них перешли в «Рекорд», дай Бог им удачи на новом месте. Но «Сибскана»-то осталась! И другие команды там остались. И отношение к работе, скорее всего, останется прежним. Как в массовом спорте: дети ходят, и хорошо. Тренеры работают, и ладно.

В этом материале мы обращаемся ко всем, от кого зависит судьба детской школы «Сибскана» и хоккея с мячом в Иркутской области. Это Министерство спорта Иркутской области. Это врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев. Деньги-то областные, и они выделяются именно на спортивный результат, а не на множество радостных фото в стиле «Ленин и дети». Может, пора уже кому-то обратить внимание на работу школы?.. 


Новости партнеров

КОРОНАВИРУС
ОСТАНОВКИ

пн вт ср чт пт сб вс