Бурятские корни «Нового русского слова», или Приключения верхнеудинского учителя

Недавно в США отметила свой столетний юбилей старейшая русскоязычная газета «Новое русское слово», причем старейшая она не только для Америки, газета в принципе старейшая русскоязычная газета.

Отмечали широко, на уровне ООН, репортаж о юбилее прошел по различным российским телеканалам. Однако ни в одном репортаже не вспомнили верхнеудинского педагога и журналиста Ивана Кузьмича Окунцова, который и был основателем и первым редактором легендарной газеты.



Коренной забайкалец Иван Кузьмич родился в старинной казачьей семье 8 сентября 1874 года. Окончил Благовещенскую духовную семинарию и Казанскую духовную академию и, хотя по окончании академии он пошел по светской стезе, тема православия отражалась в его статьях и книге.

Нива просвещения

В 1900 году Иван Кузьмич стал инспектором народных училищ в Благовещенске. Но молодому педагогу этого мало, и он становится заведующим музейной библиотекой. До сих пор местные историки отмечают, что «библиотечный фонд непрерывно рос, и новый заведующий прикладывал для этого немало усилий». В 1903 году Окунцова переводят в Верхнеудинск, где он становится инспектором народных училищ Верхнеудинского и Баргузинского округов.

Сегодня мы говорим о журналистской деятельности Ивана Кузьмича, но не вспомнить о его педагогической деятельности, особенно в этом году, никак нельзя. Многие школы, отметившие в последнее время свой столетний юбилей, обязаны своему основанию неутомимой энергии Окунцова. В 1905 году именно он совместно с городскими властями стал инициатором открытия в Верхнеудинске первого среднего учебного заведения – Реального училища. Особо Иван Кузьмич заботился об открытии бурятских школ. Выступая по этому поводу в Петербурге, он отмечал: «В одном 1904-1905 учебном году в одном только Верхнеудинском уезде от бурят было получено два приговора о преобразовании двух одноклассных школ в двухклассные и об открытии новой школы; возбуждается вопрос об открытии сельхозшколы; все волости, образовавшиеся из Хоринской и отчасти Селенгинской степных дум, принципиально решили открыть в каждой по одной школе».

Казнь за свободу слова

Но революционный 1905 год и выход первой городской газеты «Верхнеудинский листок» раскрыли еще один талант Окунцова – журналистский. Хотя редактором и числился присяжный поверенный С.М. Сипайло, фактически руководил газетой именно Окунцов. Активно помогали ему ссыльный народоволец Л.Ф. Мирский и врач городской больницы И.А. Шинкман.

Газета, выходившая с 12 января 1905 года, была закрыта 28 января 1906 года, и не просто закрыта, номера «Верхнеудинского листка» повсеместно изымались и уничтожались, а Окунцов, Мирский и Шинкман были арестованы. За что? За исполнение своих журналистских обязанностей. Достаточно увидеть последние номера «Листка», чтобы понять – газета лишь по возможности старалась быть объективной и отражать реалии революционных событий в Забайкалье. Уже 26 февраля 1906 года Л.Ф. Мирский, И.К. Окунцов и И.А. Шинкман были приговорены военным судом генерала П.К. Ренненкампфа к смертной казни.

Присяжный поверенный П.Н. Переверзев, исследовавший действия в Забайкалье Ренненкампфа и его окружения, писал: «Следственный материал по этому делу представляет яркую коллекцию показаний, недопустимых по нашим законам на суде, показаний, даваемых на основании слухов, неизвестно, от кого исходящих; показаний, где свидетельство о фактах, не имеющих ровно никакого значения, растворяется в многоречивых заключениях о характере деятельности подсудимых, заключениях, даваемых экспертами от добровольного и официального сыска».

К счастью, в Верхнеудинске, кроме «добросовестного и официального сыска», по словам писателя М.А. Кроля, «нашлись мужественные люди, которым удалось телеграфно сообщить об ожидаемой казни петербургскому союзу писателей». Кроль далее вспоминает: «Помню хорошо, какое потрясающее впечатление это известие произвело в петербургских писательских кругах, и не только писательских…». И союз писателей с беспримерной энергией выполнил свой долг. Были пущены в ход все связи, чуть ли не глубокой ночью удалось довести до сведения всемогущего тогда Витте о готовящейся казни трех человек за их писательскую деятельность в тот самый момент, когда в России после Манифеста 17 октября 1905 года существовала неограниченная свобода печати. И Витте немедленно распорядился приостановить приведение смертного приговора в исполнение. Но сам приговор мог быть отменен только Высочайшей властью. Витте обещал делегатам от союза писателей добиться во что бы то ни стало смягчения участи осужденных, и особое Высочайшее повеление об отмене этого смертного приговора действительно состоялось, но лишь через несколько дней. Легко себе представить, с каким глубоким волнением мы, петербуржцы, ждали этого повеления. Тем временем Шинкман, Мирский и Окунцов томились в особом вагоне для смертников и ждали рокового момента казни, не понимая, почему каратели не приводят приговор в исполнение, ибо от них скрыли, что по распоряжению из Петербурга казнь приостановлена. Дни шли, страшные дни. Что они пережили в этот промежуток времени, невозможно передать».

Отправленный в бессрочную каторгу в Акатуй Окунцов там не задержался. Уже 4 августа вместе с эсером Михаилом Мельниковым, уроженцем Селенгинска, он совершил побег и через Благовещенск, где остались старые связи, через Японию, эмигрировал в Америку.

Новая жизнь

С этого момента начинается новая страница в жизни Ивана Кузьмича. Мы ничего не знаем о первых месяцах жизни Окунцова в США, но уже в ноябре 1907 года он возглавил газету «Русский голос», выходившую еще с 1898 года. Через два года газета по безденежью перестала выходить. А в апреле 1910 года совместно с Михаилом Леонтьевичем Пасвольским, ставшим впоследствии его зятем, Окунцов начинает издавать газету «Русское слово», ставшую спустя некоторое время «Новым русским словом». Как вспоминает сам Окунцов, он был «един во многих лицах», совмещая должности редактора, разносчика газет, наборщика и уборщицы, сам составлял шрифты. Бывало, что Окунцов, сам набиравший номера, помещал заголовки и номера в перевернутом виде, объясняя недовольным рекламодателям, что якобы такие объявления привлекают больше внимания.

В 1917 году Окунцов на волне интереса к русской революции вновь начинает издавать «Русский голос» вполне левого направления, и та же волна вынесла его из Нью-Йорка в революционный Петроград. Об этом периоде жизни Окунцова мы знаем мало, он пытался издавать в Москве газету «Трудовой путь», был арестован, чудом избежал расстрела и рванул от греха подальше на родину, в Забайкалье.

Как тут не вспомнить еще об одном человеке, вернувшимся в революционные дни из Америки в Россию, а именно Володарском. В Америке бывший гимназист, выгнанный за «неблагонадежность», работал портным и не имел никакого отношения к журналистике, и потому неудивительно, что именно он возглавил Комиссариат по делам печати. Возможно, в Америке он был читателем «Русского слова», но на новой должности он заявил: «Мы терпим буржуазную печать только потому, что еще не победили. Но когда мы в «Красной газете» напечатаем «Мы победили», то с этого момента ни одна буржуазная газета не будет допущена». После подобных заявлений И.К. Окунцов должен был понять – ему в России Володарского места не будет.

Окунцов оказался в родной Чите, выступал здесь с лекциями. Так, газета «Дальневосточная правда» от 24 сентября 1921 года сообщала: «Из Америки приехал И.К. Окунцов, он прочтет лекцию об организации образования в США». А вскоре и сам Иван Кузьмич возвращается в Штаты, совершив фактически кругосветное путешествие. И вновь возглавляет «Новое русское слово».

Как долго он редактировал газету, мы не знаем. Известно, что Окунцов сотрудничал с продюсерами Голливуда, писал сценарии, написал «Не убий» (подзаголовок «Роман наших дней»), изданный в Нью-Йорке в 1935 году, писал книгу «Русская эмиграция в Северной и Южной Америке», которая была издана лишь в 1967 году в Буэнос-Айресе. Но именно благодаря этой книге Иван Кузьмич считается первым летописцем русской эмиграции в Америке. Умер Иван Кузьмич Окунцов 19 апреля 1939 года и был похоронен на кладбище Ист Ридж Лаун в Нью-Джерси.

Остались школы в Бурятии и газета в Америке. И честное имя в российской истории. И биография, достойная приключенческого фильма.

Виктор Харитонов


Новости партнеров

КОРОНАВИРУС
ОСТАНОВКИ

пн вт ср чт пт сб вс