История с географией «Великий водораздел» против «Великого истока»

Представление о Великом мировом водоразделе складывалось веками. Оно позволяет нам, забайкальцам, лучше понять особенности географического положения нашего края на планете Земля. В свою очередь, это должно помочь определить характер эмблемы Забайкальского края и географического знака, которые сейчас разрабатываются.



Открытие школьного учителя



В античное люди время знали о существовании водосборов рек или речных бассейнов, отдающих воды суши в моря и океаны. На первых картах Земли древние греки показывали границы раздела вод между океанами — водоразделы. Один из них получил название Рифейский пояс.

Русские землепроходцы выражали понятие «водораздел» терминами «камень», «становик», «каменный пояс», а понятие «бассейн» — термином «покать». У эвенков в фольклоре один из отрезков Великого водораздела носит название Джугжур, переводимое как «позвоночник земли». Это название зафиксировано на географической карте.

Древнейшим словом славянских народов является «хребет». Это линейно вытянутое горное сооружение. На картах конца XVII — начала XVIII веков стали изображать на северо-востоке Евразии хребет под разными названиями: Становик, Становой, Яблочный, Яблоновый. Этот хребет показывали протягивающимся от Монголии до Чукотки. Со временем отдельные части хребта получили собственные имена. Название Яблоновый хребет сохранилось только для забайкальской части Становика.

Первое изображение всего Мирового водораздела, проходящего по Южной, Северной Америкам, Евразии и Африке, принадлежит русскому академику А.А. Тилло. Современное изображение этого водораздела можно видеть, в частности, на настенной «Карте океанов» для вузов. Для нашего региона водоразделы (Великий мировой и водораздел второго порядка) изображены в «Атласе Забайкалья» (1967 г).

Изучение забайкальской части Мирового водораздела и пропаганда научных знаний о нем активизировались после открытия учителем географии Тимуром Жалсарайном путем анализа карт «точки великого водораздела» в 1977 году.

Статью «Точка великого водораздела» он опубликовал в газете «Забайкальский рабочий». Школьный учитель утверждал, что и в Забайкалье есть замечательные места, достойные того, чтобы там стояли географические знаки, подобные знаку в городе Кызыл — «Центр Азии», в Верхоянске — «Полюс холода северного полушария». К таким уникальным местам он отнес водораздельную точку — стык трех речных систем: Амура, Лены и Енисея. По его мнению, эта точка — Амуро-Лено-Енисейский стык (выражение тоже принадлежит Тимуру Жалсарайну) — не имеет аналогов на земном шаре.

Есть такая точка!

В Забайкальском филиале Географического общества СССР живо откликнулись на письмо школьного географа, пришедшее в «Забайкальский рабочий», способствуя его опубликованию. Вскоре начались поиски точки стыка бассейнов на местности. Искали место на Яблоновом хребте, где ручьи растекаются в три речные бассейна, составляющие, в свою очередь, два океанских бассейна. Амур принадлежит бассейну Тихого океана, а Лена и Енисей — бассейну Северного Ледовитого океанов.

Поиски увенчались успехом. Оказалось, стык расположен на горе Яблоновского хребта с отметкой 1236 метров. Здесь начинаются ручей Кадала, текущий на восток к озеру Кенон, ручей Хар-Кадала — на запад-северо-запад, отдающий воду озеру Иван, и ручей Грязнуха — на запад, впадающий в озеро Арахлей.

Поиски точки стыка бассейнов рек, не имеющей аналогов на планете, стимулировались, в частности, тем, что в России развернулась кампания по выявлению объектов природы, достойных объявления государственными памятниками природы. Географическое общество и Общество охраны природы проявили большую заинтересованность в этой работе. Возглавляя Отделение физической географии в Географическом обществе и Комиссию по охраняемым территориям в Обществе охраны природы, автор этих строк подготовил предложение объявить гору на Яблоновом хребте с отметкой 1236 метров памятником природы. Соответствующее решение было принято Читинским облисполкомом в 1983 году.

В подготовке этого решения участвовали также члены Географического общества Алексей Шипицын и Александр Константинов. Мы же решали и вопрос, какое географическое имя дать примечательной горе. Ничего оригинального придумать не могли и дали ей название в форме развернутой характеристики «Водораздельная гора на Яблоновом хребте».

Подмена понятий

Одним их первых откликов на решение Читинской администрации о Водораздельной горе стала статья «Исток трех великих рек» в газете сибирских ученых «За науку в Сибири» (1984 г., 7 июня). Обратим внимание, что автор публикации, директор ЧИПРа Федор Кренделев, неверно передал существо памятника природы: «исток великих рек» вместо «стык речных бассейнов».

Ошибочность представления о Водораздельной горе на Яблоновом хребте как об истоке великих рек была осознана только в последние два-три года. Дело в том, что, трансформировшись во фразу «Великий исток», она стала обозначением Водораздельной горы в российском конкурсе «7 чудес России». Такую трансформацию умышленно допустил руководитель студии гитарной песни Константин Шлямов. Сначала «Великим истоком» он назвал песенный фестиваль на Арахлее, потом — студию песни и создаваемое им социально-экологическое движение. Далеко не все забайкальцы осведомлены о том, что из себя представляет «Великий исток», пропагандируемый Шлямовым. Это позволило новоиспеченному «знатоку природы» вводить в заблуждение не только земляков, но и других россиян: якобы это единственное место в мире, где находится исток великих рек.

Подобное заблуждение настолько велико, что на конкурс проектов географического знака, который символизировал бы Водораздельную гору, был подан эскиз, на котором изображены три потока воды, низвергающихся на земной шар из одной небесной точки.

К сожалению, Константин Шлямов сумел перевести дискуссию о географическом названии горы, открытой Тимуром Жалсарайном, в русло околополитических скандалов. Объявляя себя патриотом и защитником интересов русских, он ополчился на меня за то, что в 1997-м на настенной карте Читинской области, выпущенной при моем участии, появилось название «Гора Палласа» на месте Водораздельной горы.

Дело в том, что в свое время я обратился к членам Географического общества с просьбой подумать о лаконичном названии для водораздельной этой горы. Алексей Шипицын предложил назвать ее Горой Паласа, увековечив тем самым, наконец-то, заслуги российского академика перед географической наукой. Решение о закреплении имени Палласа за объектом, которой носил предварительное название, было утверждено на научном заседании Географического общества. Редактор карты «Читинская область», профессор Валерий Кулаков разместил название «Гора Палласа» на этой карте.

Редакция «Энциклопедии Забайкалья», решая вопрос о названии нашего уникального объекта, остановилась на двойном варианте: Водораздельная гора, гора Палласа.

Наш оппонент, желая быть около географического открытия, пошел на подтасовку фактов. В листовке, выпущенной от имени несуществующего социально-экологического движения, он заявил, что Ю.Т. Руденко навязывает имя Палласа вместо существующего названия «Великий исток». При этом, как опытный демагог, он ссылается на закон о географических названиях Российской Федерации, запрещающий переименования. Поясню, что наше название Водораздельной горы было дано задолго до принятия этого закона.

Бренд нашего края

В заключение — о бренде Забайкальского края. Много гор соединяет Великий мировой водораздел, но на всем его гигантском протяжении нет ни одного места, где бы сходились водосборы великих рек мира. Величие горы Палласа не в придуманных истоках или потоках, а в том, что изначально подчеркивал еще Тимур Жалсарайн — «характерном расположении горы».

Это уникальное географическое положение хорошо понимал Олег Вотах, преемник Федора Кренделева на посту директора ЧИПРа: «Система Центрально-Азиатского водораздела… представляет собой фактически природную лабораторию глобального значения. Она вполне может рассматриваться как модельная территория мирового уровня, поскольку своими функциями определяет состояние окружающей среды во всей экологической системе Земля в целом», — писал Олег Вотах в предисловии к книге «Окружающая среда и условия устойчивого развития Читинской области» (1995 г.).

Брендом Забайкальского края должно быть его абсолютно неповторимое положение на трех материковых водосборах.

Признав брендом водораздельное положение нашего региона, можно предложить и облик эмблемы Забайкальского края. Сейчас идет конкурс проектов этих эмблем, объявленный губернатором. Очевидно, на эмблеме следует изобразить контур Забайкальского края, контур Байкала. Синими жилками — важнейшие реки, пунсоном — город Чита, жирной линией — Великий Мировой водораздел, значком в виде треугольника — гору Палласа с подписью.

Географический знак, показывающий положение Забайкалья на планете, должен отражать не идею раздела вод, происходящую и в Забайкалье, и на всем протяжении Мирового водораздела, а идею сочленения, соединения, контакта частей земли. На этом водоразделе сочленяются бассейны океанов и рек, происходит конвергенция или сходимость литосферных плит, смешиваемость различных по генезису флор и фаун. Здесь заканчивается проявление тихоокеанских муссонов и западного переноса со стороны Атлантики.

Если говорить о материальном воплощении идеи сочленения в виде архитектурного знака, то лучше всего подойдет арочная или дугообразная конструкция, перекинутая через водораздел.

Юрий РУДЕНКО, географ и краевед.


Новости партнеров

КОРОНАВИРУС
ОСТАНОВКИ

пн вт ср чт пт сб вс