Продолжаем рассказывать о хоккеистах "Байкал-Энергии". Школа выживания Ивана Соловьева

Хоккеист Иркутской «Байкал-Энергии» Иван Соловьев - один из самых одаренных представителей молодого поколения в Иркутском хоккее с мячом. Хотя он учился играть в Биробиджане, но в Иркутске его считают своим: много лет назад Иван переехал сюда вместе с младшим братом Денисом. В составе молодёжной команды «Байкал-Энергия»-2 старший брат быстро стал одним из лидеров, но... Попасть в главную команду никак не получалось. «Байкал-Энергия» боролась за медали, наигрывать молодёжь задачи не стояло. Как быть? Бросить хоккей, которому отдал всю жизнь, или дальше ждать неизвестно чего?.. Когда в других городах ровесники уже играют за Суперлигу...


Ника ПЕСЧИНСКАЯ, для газеты СМ Номер один
Внимание: в газете материал вышел в сокращенном виде. На нашем сайте - полная версия. 

Иван родился в Биробиджане 24 июля 1997 года. Брат Денис на два года младше – 14 февраля 1999 года. Братья росли на улице имени Шолом-Алейхема. В городе в то время была популярна команда по хоккею с мячом «Надежда». Она играла в первой лиге – это второй по силе дивизион в российском хоккее с мячом. В основном там играют молодежные команды. Но есть и взрослые коллективы, где играют либо начинающие, либо доигрывают ветераны. Такой и была «Надежда» в Биробиджане. В те годы хоккей с мячом был в стране гораздо популярнее, чем сейчас. По несколько тысяч зрителей на стадионе команда собирала. Отец братьев Соловьевых тоже не прошел мимо хоккея с мячом, рассказывает Иван:

- Отец пару лет занимался этим видом еще в школе. Потом перешел в футбол, играл на региональных соревнованиях. Его друзья всегда говорили, что потенциал у отца был невероятным, просто в спорте у него не сложилось.

- Вы с братом с ранних лет тянулись к спорту. Как ты думаешь, с этим надо родиться, или это прививается?

- Сейчас, мне кажется, это все прививается. Даже если у ребенка ноль координации, но его с детства приучают к спорту, говорят, что все получится, - он начинает в это верить и перерастает в настоящего спортсмена. Мне кажется, так. А раньше не нужно было что-то прививать, мы получали основы подготовки на улице, где проводили все детство. Чего только мы не пробовали. Прыгали по гаражам, катались по льду на самокате, который мы сами собирали из каких-то досок. В общем, вот эту школу выживания всю мы проходили. Летом футбол – мы выходили из дома в девять утра, приходили в одиннадцать вечера, все голодные, грязные, черные.

- Вообще-то это наши ровесники так говорят. А вы – другое поколение, как говорят: интернета и гаджетов…

- Может, в Биробиджан мода на гаджеты позже пришла. Но я не помню такого, чтобы какие-то «хакеры» постоянно сидели дома и в компьютер играли. Я, наверное, еще попал на ту жизнь, которая была у детей раньше. Мы постоянно играли в футбол, в «казаки-разбойники». Может, это и сказалось в дальнейшем в спорте – прыгучесть, скорость. Играешь в футбол – мышление все равно вырабатывается. И мы приходили в секции более подготовленные.

- Расскажи, как ты попал в хоккей с мячом.

- Попал, опять же исходя из возможностей семьи. Поначалу занимался каратэ, лет с шести, еще ходил в детсад. Два месяца прозанимался, и сказали, что надо покупать кимоно, что нельзя в шортах и футболке ходить. На кимоно денег не было, и пришлось закончить с каратэ. А потом мне друг сказал: «Пойдем в хоккей? Дают коньки бесплатные, клюшки». Я говорю – без проблем, пойдем! Дали коньки. Только подходящих размеров никогда не было: либо на два размера больше, либо на размер меньше. Опять же это пошла школа выживания – где-то у кого-то попросишь, поменяешься. Потом, через два года, я позвал в секцию брата Дениса, он тоже стал заниматься.

- Кто стал твоим первым тренером?

- Сергей Владимирович Милевский, я у него занимался первые два года. Затем нас взял Михаил Бральгин, который, кстати, много лет отыграл в иркутской «Сибскане».

- У тебя сразу стало получаться в хоккее с мячом?

- Когда я первый год ходил, у меня вообще с коньками не задалось. Желания было вагон! Если тренировки «на земле», то я – один из лидеров. А вот с коньками были проблемки.

- Еще бы, если они на два размера больше.

- И это тоже сказывалось. У многих были покупные коньки, по размеру, а я брал что дают. И некоторые партнеры по команде уже начали посмеиваться. Меня это разозлило! Я стал усиленно заниматься, оставаться после тренировки. Правда, нам коньки надо было сразу сдавать, но я все время опаздывал. Опять же, многие из тех, кто начал хихикать, занимались с пяти лет, у кого-то отец был хоккеист, он коньки и наточит, и завяжет правильно. А я-то все сам, мне никто не помогал. В работе с клюшкой у меня не было проблем, я мог и пас хороший отдать, и дриблинг у меня был нормальный. А вот с катанием надо было конкретно поработать. И запомнился мне случай. На третий год занятий мы должны были ехать на соревнования, первенство Хабаровского края. А у меня никак не шло катание спиной. И наш тренер Михаил Бральгин решил позаниматься со мной отдельно. Меня, наверное, вот это больше всего подтолкнуло. Сама вера, что я могу, что я кому-то нужен! И вот поехали мы на соревнования. Двое у нас в команде были явные лидеры, Паша Жуков и Вадик Фельдман. Они прямо явно выделялись. Мы заняли третье место, но уехали за день до награждения, финансов мало было. И вот уже дома нам сделали отдельное награждение. Тренер заходит в раздевалку, всех поздравил, все подходили, получали свои медальки. И вот дошла очередь до меня. И тренер говорит: «А теперь, внимание! Лучший полузащитник Хабаровского края – Иван Соловьев! Давайте поздравим!» И вешает мне медаль такую большую – она у меня до сих пор дома, в Биробиджане. Сейчас у меня медалей очень много. Но вот эту я почему-то сильно запомнил. Я ее когда домой принес, мама расплакалась.

- Во сколько лет ты оказался в «Надежде»?

- Меня позвали, когда мне было лет пятнадцать. Помню, как я пошел на плакат фотографироваться – для меня это было огромное достижение. Что я в команду попал, и есть на плакате. Чтобы маме принести!

- Принес?

- Нет. Нас тогда трое молодых было, и вот двоих позвали на фото, а я меня нет. И вот тогда появилось такое желание – не то что доказать… Я разозлился очень сильно, но виду не показал. Мне ребята говорят: «Я бы обиделся!» Я говорю: «Да нет, все нормально, пацаны!» И просто начал подходить более «с головой». И вот на первую игру взяли не кого-то из этих двух, а меня. И в первой игре я забил. После этого можно сказать, что я уже был официально в команде.

- И зарплата была?

- Почти что символическая, три тысячи рублей. И из этих денег я еще умудрялся брату помогать одеться в школу. Мы тогда уже жили с мамой и дедушкой, родители разошлись, когда мне было десять лет. И я уже не просил денег у мамы и у дедушки, старался как-то сам. На второй сезон в «Надежде» уже зарплата у меня была нормальная.

- А как ты оказался в Иркутске?

- Я играл второй сезон в «Надежде», мы приехали на выезд в Иркутск. Наш тренер Михаил Бральгин говорит: «Нравится тебе город?» А мне Иркутск очень понравился. Еще и проезд в транспорте здесь бесплатный, подумал я.

- Почему бесплатный?!

- История была такая: мы с Денисом вышли из гостиницы, сели в автобус. А в Биробиджане кондуктор сразу подходит. И вообще во всех городах везде оплата на входе. А тут люди заходят и просто садятся. И не платят. Мы подумали: «Ого, какой хороший город! Бесплатный транспорт, вообще шикарно!» Выходим в заднюю дверь, а народ войти пытается, мы им мешаем. На нас еще как-то странно все смотрят, а мы думаем: «Что за невоспитанность! Мы же еще не вышли». Мы же не знали, что в Иркутске оплата при выходе и через переднюю дверь. Вот такая забавная история получилась. Тогда Михаил Бральгин сказал: «Если сыграешь сейчас хорошо, то тебя, возможно, в Иркутск пригласят». Может, в другое время от такой фразы у меня бы ненужное волнение пришло. Но я тогда играл просто в свое удовольствие, у меня все получилось. Я тогда уже забил за команду двадцати три мяча, про меня даже статью в газете публиковали – вот, молодое дарование. Стипендию спортсмена дали в городе. Я просто занимался своим делом и от этого кайфовал. И вот в конце сезона тренер мне говорит: «Может, еще годик у нас поиграешь? А потом поедешь в Иркутск уже готовый, может, и в Суперлигу сразу попадешь?» Мы с ним подумали и пришли к выводу – лучше ехать сейчас. Было непонятно, что с «Надеждой», будет ли она играть дальше? И вот мы продали мопед и игровую консоль «Xbox», - на что я за два года в команде накопил. Мама с дедушкой еще немножко нам денег собрали, и поехали мы с Денисом на поезде.

- Позвали тебя, а поехали вы вдвоем с братом?

- Я перед этим тренеру «Байкал-Энергии»-2 Василию Никитину обрисовал ситуацию – что хочу брата с собой взять. Ведь в Иркутске наверняка будет какая-то команда его возраста. В Иркутске все равно другой уровень, здесь растят хоккеистов. А в Биробиджане тобой никто заниматься не будет. Василий Михайлович сказал – без проблем, приезжайте.

- И вы вдвоем жили на твою зарплату? В молодежных командах она тоже, можно сказать, символическая.

- Первые месяцы мы вообще жили в клубе «Байкал-Энергии», там есть небольшая гостиница на втором этаже. А уже осенью сняли мы квартиру за 12 тысяч рублей на Синюшиной горе. Как-то так получалось так: денег вроде бы и хватало, и не хватало. Конечно, хотелось одеться как-то… Но питание у нас было от клуба, в столовой «Калинка-Малинка». В целом все нормально было. Это же первые годы, втягиваешься. Опять же школа выживания: если хочешь чего-то добиться, то будь добр, покрепись какое-то время. Поменьше кушай, побольше думай и занимайся спортом.

- О том, чтобы взять какую-то подработку не думал?

- Об этом даже речи не было. Мы с братом первое время, как приехали в Иркутск, вообще 24/7 думали только о хоккее. После тренировки еще катались, или в спортзале время проводили. И только в последние годы, наверное, как-то отпустило, что дом – это не только стадион. Сейчас мы живем вместе с моей девушкой Кристиной. Да, хоккей для меня – это профессиональная обязанность. Но дома-то тебя тоже ждут.

- Расскажи про свою девушку. Как вы познакомились?

- Ее зовут Кристина, она иркутянка, моя ровесница. Познакомились мы через ее подругу, однажды с ребятами оказались в одной компании. Кристина окончила БГУ, сейчас работает в страховой компании.

- Ходит на игры болеть за тебя?

- Поначалу приходила. Но мы заметили: раньше я свои мячи в «молодежке» забивал точно. А тут, как она ни придет – не могу забить, и все! И мы решили: пусть Кристина лучше сидит дома. Но она всегда смотрит видеотрансляции наших игр, присылает мне после каждого гола сообщения: «Молодец!»

- Когда тебя начали подпускать к играм команды Суперлиги?

- Я помню свой второй сезон в Иркутске. Мы поехали на сборы в Кемерово с главной командой на сборы. Может, по катанию и технике я не сильно уступал опытным игрокам, но мне не хватало именно хоккейного интеллекта, чтобы перестроиться из молодежки в Суперлигу. Не хватало этого понимания, что в Суперлиге у каждого своя задача, там не надо носиться всюду и стараться мяч забрать. Я боялся ответственности: где-то бы мог взять игру на себя, но лучше отдам пас. И тогда я был ничем не лучше любого пацана из нашей «молодежки», можно было любого взять на мое место. Хотя на тренировках я был в числе лучших.

- Помню твое интервью как-то после игры в прошлом сезоне, ты говорил, что уже засиделся в дубле, что давно пора проявлять себя… Эти мысли давили, да? Сколько таких, как ты, «молодых дарований», закончили со спортом, так и не заиграв в Суперлиге.

- Если честно, у меня тоже мысль такая была. Я смотрел на других ребят, против которых мы играли, и знал, что я могу их обыгрывать. И я это делал. Но они уже ездили на выезд с командами Суперлиги, тренировались постоянно с главной командой. Меня постоянно глодали эти мысли. Помню, как Вова Каланчин из «Кузбасса» говорил: «Ты что-то в молодежке засиделся?» Это вроде бы все в шутку говорилось, но в каждой шутке есть доля правды.

- Тебе, наверное, было не очень смешно.

- Вообще не смешно. Я уже думал: а стоит вообще хоккеем дальше заниматься, или лучше работу найти? А то в двадцать лет оказаться без работы, в нищете и без образования – это тяжело. Хотя я тот момент уже учился. Но мог бы больше времени отдавать учебе, а я предпочитал хоккей. Была мысль: может, уехать куда-то, чтобы понять, что дело во мне уже? Может, это я такой?

- Когда же «лед тронулся», и что-то начало меняться?

- Первый год, когда в «Байкал-Энергию» пришел главный тренер Андрей Анатольевич Рушкин, мы были на такой эйфории! Он сразу сказал, что будет делать акцент на молодых, и появилось такое желание нереальное – доказать, что лучше молодых игроков нет в России, только наши, только «Байкал-Энергия»-2! Тогда к команде привлекли несколько молодых игроков к сборам, но после сборов большинство отправили обратно в дубль. В принципе, это рядовая ситуация. А я тогда остался с главной командой, продолжил тренироваться. Но как-то так получилось, что… Бывало, что я прихожу на тренировку, вся команда на льду, а мне говорят: «Ты иди там, покатайся с краю. Или вообще лучше в раздевалку иди». Я думаю: «Спасибо. Лучше бы на учебу пошел». Многое было. Но я пока не хочу об этом много говорить, потому что я еще не добился в спорте того, чего хочу. Может, это все было правильно, и это просто я такой?

- Правильный подход.

- В феврале 2019 года наша «Байкал-Энергия»-2 уже доиграла сезон, я планировал ехать домой в Биробиджан, уже копил деньги. И мне позвонил старший тренер команды Суперлиги Максим Владимирович Блем, сказал: «Приходи на тренировку». В Суперлиге как раз шли самые важные матчи – плей-офф, а в составе были кадровые проблемы. И вот тогда у меня уже не было такого «мандража», как раньше. До этого на сборах в Кемерово я выходил на товарищескую игру, и меня всего трясло: взрослые дяди играют! А тут, в серии плей-офф с «Водником», я понимал: «Я-то тоже уже «дядя», выходит! Если с ними играю на одних скоростях. Так почему я должен сомневаться – мяч забрать, не забрать? Конечно, забрать!» Все уже, детство-то ушло! Мы тогда выиграли второй домашний матч с «Водником» 4:3, и я даже забил в той игре. Как раз четвертый гол. А после гола особенно отношение к делу меняется. Конечно, спасибо отдельное старшим товарищам, которые мне помогали, подсказывали – Паша Дубовик, Женя Шадрин, Тимофей Безносов. Мы общались на равных, я с их стороны не чувствовал, что вот я молодой, а они более опытные. И я понял тогда: «Все, я в команде».

- Какая игра минувшего сезона стала для тебя самой яркой?

- Наверное, заключительный матч на выезде с «Водником», четвертьфинальная серия. Я понимал: мы делаем все, что можем, для победы. Смотрел на пацанов – у нас была такая злость. Такой всплеск эмоций… Я вот даже сейчас это вспоминаю – хочется встать и отжаться десять раз. Все были злые по-спортивному и не уступали хозяевам ни в чем. Даже проигрывая первый тайм 1:3, мы забиваем гол, потом второй следом. Не даем им пройти, они не знают, что делать. Потом «Водник» еще забивает – мы опять не расслабляемся, догоняем – счет 3:4, могли сравнять. И нам просто забивают, мы ничего сделать уже не успеваем. Просто «Водник» тогда почувствовал: вот она, победа, рядом, осталось чуть-чуть дожать! К тому же их поддерживали болельщики. Тогда после игры было стопроцентное удовлетворение – что мы реально сделали что могли и даже больше. Вряд ли какая-то другая команда на нашем месте могла выиграть тогда у «Водника».

- На днях у тебя состоялась защита диплома. Волновался?

- Да, конечно! Это первое мое публичное выступление. В хоккее проще, там хотя бы двигаешься. А тут стоишь и пытаешься как-то показать, что ты готов, что все хорошо знаешь, а от этого не всегда правильные слова приходят. Но все прошло нормально, защитился на «хорошо». Получил диплом Иркутского колледжа автомобильного транспорта и дорожного строительства, квалификация – «Мастер производственного обучения по отраслям». В ближайшее время рассчитываю поступать в вуз, получить высшее юридическое образование.

- С учебой проблем не было?

- Учеба мне вообще легко дается, это мне всегда говорили. Я в школе стихи никогда не учил, «Бородино» за «три секунды» мог выучить и рассказать. У меня даже одно время были пятерки за четверть по литературе, сильно литературой увлекался. Но вообще я за оценками никогда не гнался. Приходишь на работу – смотрят же на интеллект, а не в аттестат. Если ты образованный по жизни, мыслишь обширно – то и без «корочки» можно зарекомендовать себя.

- Расскажи о себе: какой ты человек?

- Позитивный. Душа компании.

- Что ценишь в людях?

- Правду и честность.

- А чего не принимаешь?

- У всех есть свои плюсы и минусы, за что-то мы любим, за что-то нет. нет такого, чтобы я категорически не принимал что-то. Лояльно к людям отношусь.

- Любишь готовить?

- Да, очень. Из недавнего, чтобы как следует «заморочиться», – вот, лазанью делал. Люблю готовить мясо по-китайски, кисло-сладкое с кунжутом. Из фирменного – паста с морепродуктами или курицей. Кристина тоже может приготовить, но что-нибудь повседневное. И пиццу делает хорошо! А если гости или хочется что-то поинтереснее – то готовлю я.

- Какой отдых предпочитаешь?

- Ездил в прошлом году на Золотые пески, Братское водохранилище. Очень понравилось. На Байкале нравится бывать. Еще люблю рыбалку. В Биробиджане стараюсь обязательно дня на два вырваться. Там есть китайский окунь-ауха. Очень вкусная рыба, у нас так же славится, как омуль на Байкале. В Иркутске я далеко не рыбалку не выбирался.

- И напоследок: за что любишь хоккей с мячом?

- Считается, что наш оппонент – это хоккей с шайбой. Но в хоккее с мячом есть множество трюков, приемов, которых в шайбе нет. Мне кажется, русский хоккей намного зрелищнее.


СПРАВКА

Соловьев Иван Андреевич. Нападающий. Кандидат в мастера спорта. Дебютировал в «Байкал-Энергии» 11 ноября 2017 года в матче чемпионата России с «Динамо-Казанью».

Клубы в карьере

«Надежда» (Биробиджан) – 2013-2015,
«Байкал-Энергия», «Байкал-Энергия»-2 (Иркутск) – с 2015 по н.вр.

В чемпионатах России провёл 30 матчей, забил 8 мячей. В розыгрыше Кубка России - 1 матч. Во всероссийских соревнованиях среди команд высшей лиги провёл 153 матча, забил 113 мячей («Надежда» — 48, 27; «Байкал-Энергия»-2 — 105, 86).


Новости партнеров

КОРОНАВИРУС
ОСТАНОВКИ

пн вт ср чт пт сб вс