Шиес по-ангарски, часть вторая

Редакция информагентства «Байкал 24» продолжает расследование мутной истории с Ангарским мусорным полигоном и токсичными отходами БЦБК. В первой части мы уже писали о том, как мэр АГО Сергей Петров превращает округ в грандиозную свалку, в два раза увеличивая действующий полигон, способный обслуживать весь юг области в ближайшие 20 лет. Сегодня расскажем о том, что привозят в Ангарск с карты №12 БЦБК.

Акт 2. Токсичный мусор Байкальска

Карта № 12 Байкальского ЦБК долгие годы служила свалкой под коммунальный мусор жителей Байкальска и окрестностей. Однако под слоем твердых бытовых отходов покоятся гораздо более опасные субстанции.

Карту ввели в эксплуатацию в 1985 году и заполнили лигнином в 1988 году. Лигнин – опасное вещество, которое отделяется от древесины при производстве бумаги с помощью щелока и хлора. Эта смесь крайне токсична для человека и окружающей среды. Выбрать технологию его утилизации или переработки ученые не могут до сих пор.

Например, при сжигании лигнин выделяет огромное количество сернистого ангидрида окиси азота и диоксинов, подавляющих иммунитет человека. Другой побочный продукт БЦБК – вещества, провоцирующие рак. Данные об этом содержатся в научной работе сотрудника ИРНИТУ Елены Илюшкиной.

Еще в 80-е годы специалисты БЦБК искали разные варианты обращения с ядовитым лигнином. Карту № 12 площадью около 150 тысяч квадратов выбрали как экспериментальную площадку по рекультивации лигнина.

– В 1988 году Байкальский ЦБК попытался рекультивировать 12 карту с помощью сухой древесной коры. Ничего из этого не вышло. Поэтому лигнин решили просто засыпать строительным мусором и ТБО, которые БЦБК принимал от города. В итоге коммунальные отходы специально перемешивали с лигнином, чтобы снизить вред этого вещества для почвы и среды. Это происходило с 1988 по 1996 годы, потом карту передали администрации Байкальска как свалку, – рассказал председатель координационного совета общественного движения «Иркутская область ЗА справедливую мусорную реформу» Алексей Жемчужников.

С 1 января 2019 года (после проведения мусорной реформы) за обращение с отходами всей Иркутской области стал отвечать региональный оператор ООО «РТ-НЭО». Была создана Территориальная схема по обращению с отходами, которая регулирует все мусорные потоки. Согласно этому документу, отходы Слюдянского района должны отправляться прямиком в Ангарск. Однако регоператор сначала складировал ТБО на 12 карте БЦБК, а уже потом отвозил на Ангарский мусорный полигон («АМП»). Из-за этого Росприроднадзор подал в суд на «РТ-НЭО».

Алексей Жемчужников был слушателем судебного процесса и располагает решением Кировского районного суда от 3 июня 2020 года. В документе говорится, что «РТ-НЭО» действительно использовал карту № 12 как площадку для перегрузки мусора.

– При условии значительного расстояния от Слюдянского района до ближайшего полигона, необходимость перегрузки отходов на транспортные средства меньшей грузоподъемностью была обусловлена объективными обстоятельствами, – отмечается в материалах дела.

Также там говорится, что РТ-НЭО вывез с 12 карты БЦБК на полигон ООО «АМП» в Юго-Восточном с 1 августа 2019 года по 31 мая 2020 года 8921,34 кубических метра отходов. Весь этот объем мусора, наверняка перемешанного с лигнином, хранившимся на 12 карте, привезли в Ангарск. И это – только начало.

– Судя по тому, что Игорь Кобзев планирует вывезти за всё время больше 500 тысяч кубометров отходов с карты №12, получается, что копать будут примерно на пять метров вглубь. Ангарский полигон получит сам по себе вредный мусор вперемежку со шлам-лигнином, – отметил Алексей Жемчужников.

Примечательно, что мощность действующего АМП – 90 тысяч тонн отходов в год. По данным, которые содержатся в 9 разделе Территориальной схемы по обращению с отходами, мощности планируемых участков для расширения действующего полигона и организации Межмуниципального полигона составит 900 тысяч тонн в год. Для чего в Ангарске в 10 раз увеличивать мощности по приёму мусора на полигоне, который принимает колоссальную нагрузку в виде мусора со всего юга Иркутской области, заполнен чуть более чем на 36% и может спокойно эксплуатироваться не меньше 20 лет?

Кроме того, на участке под номером 38:26:041401:237 будет организован мусоросортировочный комплекс, а на участке 235 – загадочный мусороперерабатывающий комплекс с мощностью в 390 тысяч тонн отходов в год. Проект Мусоропереробатывающего комплекса ещё разрабатывается, но в техническом задании на проектирование есть фраза о том, что технологическая схема работы комплекса разрабатывается в ходе проектирования и согласовывается заказчиком – министерством природных ресурсов. Для чего нужны такие мощности? Откуда возьмется столь внушительный объем мусора? Какая технология переработки мусора будет выбрана? Учитывая, что при выделении участков под расширение ангарского полигона администрация очень кстати не указала классы опасности отходов, которые могут там храниться, складировать там можно будет все, что угодно.

Кстати, экспертизы перед нарезкой этих участков тоже не было. В главе 6 Градостроительного кодекса четко написано, что прежде чем запроектировать на участке земли свалку или любой другой объект, необходимо провести ряд геологических, гидрологических и других изысканий. Данные об изысканиях для Межмуниципального полигона и Мусороперерабатывающего комплекса в Терсхеме отсутствуют.

Как будет утилизировать отходы новый комплекс – тоже неизвестно. Учитывая, что Госдума в декабре 2019 года уравняла переработку и сжигание мусора, есть серьезные опасения. Особенно если учесть опыт Шелехова, где из-за завода ООО «Сибэкс» по сжиганию медицинских отходов сильно ухудшилась экология. Жители не могут открыть окна из-за вони и гари, дети стали чаще болеть и даже мэр города Евгений Липин выложил пост о том, что задыхается от смога. При этом мощность шелеховского завода – всего 600 тонн в год. Под Ангарском же построят завод с мощностью 390 тысяч тонн в год. Как это отразится на городе, который и так первый в области по онкозаболеваниям? Догадаться не трудно.

Из объективной информации, которая содержится в территориальной схеме и техзадании на проектирование мусороперерабатывающего комплекса, следует, что там будет сжигание неких древесных отходов и обязательное наличие инсинераторной установки по сжиганию биологического и медицинского материала, в том числе и трупов животных.

То есть сжигание не исключается как таковое. Кроме того, официальные лица АГО распространяют в соцсетях одинаковые комментарии о том, что никакого мусоросжигания в Ангарске не будет, а будет пиролиз. Они надеются на безграмотность ангарчан, которые даже не смогут загуглить, что пиролиз в переводе с греческого – разложение огнём?

Продолжение следует


Новости партнеров


КОРОНАВИРУС
ФронтирЛето
simferopol

пн вт ср чт пт сб вс