Геннадий Комаров: общественная палата – это лифт между народом и властью

Геннадий Комаров – человек из породы self made man – людей, сделавших самих себя. За 26 лет он создал блестящую карьеру, пройдя путь от помощника машиниста электровоза до начальника ВСЖД, а позднее руководителя главной магистрали страны – Октябрьской железной дороги. Мог, выйдя на пенсию, остаться на жительство в одной из двух столиц, но, отмахнувшись от заманчивых предложений, предпочел вернуться в край «любимый до слез».

И вовремя. Его опыт и громадный авторитет были немедленно востребованы Общественной палатой Иркутской области. Да и самому Геннадию Павловичу идея создания гражданского общества пришлась по душе. Вот только одними заседаниями и самыми распрекрасными речами, считает он, общества не создашь. Нужна постоянная связь с глубинкой, с коренным населением всех территорий, чтобы четко и ясно представлять реальное положение дел.

– Если будем сиднем сидеть в Иркутске, то грош цена нашей палате. Это то же самое, что занавесить окно и смотреть на мир Божий сквозь щелку. Только глядя снизу можно понять: правильно исполнительная власть ведет дело или нет. Есть у нее желание и способность заботиться о людях, живущих на подведомственной территории, или эта власть больше озабочена постройкой красивых фасадов, скрывающих социальную и экономическую деградацию.

– Эта установка окунуться поглубже в жизнь провинции родилась при нынешнем, втором составе Общественной палаты или практиковалась и ранее?

– Ездили, конечно, и в предыдущие два года, но, честно говоря, маловато. В феврале совет палаты провел выездное заседание в Усть-Орде. На него пригласили все некоммерческие организации округа. Разговор, считаю, получился полезный. Много важных и интересных вопросов было поставлено. И по каждому была сделана глубокая проработка. Собственно, эта встреча и подтолкнула нас принять уже нынешним составом кардинальное решение, чтобы каждая комиссия палаты, а их десять, не менее двух раз в год побывала в каком-нибудь районе или городе.

– А какую нагрузку определили вы себе как заместителю председателя Общественной палаты?

– Естественно, повышенную. Вместе со вторым замом Виктором Спириным и руководителем аппарата Андреем Бокаевым договорились, что будем наведываться в районы каждый месяц. И сразу взяли быка за рога: только что вернулись из поездки в Тулун.

– Почему первым в списке оказался Тулун?

– Жизнь там нынче не простая. Я помню этот городок в годы его процветания. Помню, как угольщики наседали на меня: давай, давай вагоны. По 65 вагонов в сутки грузили в Азее, а сейчас – крохи. Гидролизный завод работал на полную мощность, лесоперерабатывающий комбинат разделывал тысячи кубов древесины, а продукция стекольного завода, между прочим первоклассная, шла нарасхват. Даже мне, главному грузоперевозчику, не всегда удавалось выцарапать для нужд дороги лишний контейнер стекла. Дефицит страшнейший. На всю Сибирь было тогда два стекольных завода: Улан-Удэнский и Тулунский. И оба рухнули. Стоят пустые здания. Где сейчас берут стекло – не знаю. В Китае, наверное. Но это же неправильно… Ладно, за чаем туда ездили, но за стеклом… Не понимаю этого. Не могут найти того, кто бы взялся за восстановление этого производства.

– Почему, по-вашему, у нас так мало деловых людей, способных не торговать, а производить?

– Люди делятся на три категории: созидатели, разрушители и те, кто умет только петь да танцевать. Видимо, у нас в стране созидателей дефицит. Страшно тяжело созидать. Научиться петь, танцевать куда проще. Чтобы там артисты ни говорили о своем каторжном труде, я считаю, стезя созидателя куда труднее и сложнее.

– На гидролизном заводе вам довелось побывать? Тоже пришел в упадок?

– Вот о гидролизном я бы так не сказал. Мы специально его посетили, чтобы разобраться в ситуации. Прошли по всему заводу, вникли в технологию. Что приятно: все оборудование сохранилось в целости и сохранности. Никто ничего не растаскивает, не грабит. Ждут, что все беды, обрушившиеся на завод, рассосутся и дело закрутится.

– А как обстоят дела с давно обещанной биодобавкой, начали выпускать?

– Пока работают над проектом. Кое-какое оборудование для технологической линии уже закупили, но пока мало. Это же хорошее дело. Запустить завод – значит дать работу полутысяче человек. К тому же все лесные отходы, которые сейчас захламляют окрестности, можно будет пустить в переработку.

– Как я понимаю, вы посетили завод не ради одной экскурсии, но и с целью подтолкнуть производство биодобавки?

– Нам важно было выяснить, что же тормозит столь перспективное дело. Переговорили со всеми специалистами и пришли к выводу, что нужно выходить на контакты с новыми владельцами завода. Скорее всего, составим некое обращение от имени Общественной палаты. И я лично поеду в конце ноября в Москву и передам это письмо из рук в руки. Уверен, что голос областной общественности будет услышан.

– Вы, как бывший топ-менеджер, не считаете, что у нас все эти хорошие дела ползут как улитка, побивая рекорды медлительности?

– У всех сейчас прекрасная отговорка – кризис. Железное алиби для бездеятельности. Что мне нравится в нынешнем губернаторе – для него не существует слова кризис. Он все время в движении: едет в Москву, встречается с нужными людьми, чуть не за руку затаскивает в область министров. Это совершенно правильная политика. Министерский взгляд из Москвы вряд ли когда уловит нюансы нашего житья-бытья, все тонкости экономики и местных проблем. Бумажки никогда не заменят живого общения.

– Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать?

– Именно. Когда какой-то вопрос решается на государственном уровне, то тут как раз и важно знание предмета. Чем больше знаний, тем вероятнее, что чаша весов склонится в пользу области. Нет, Дмитрий Федорович – молодец, владеет управленческой тактикой. И вообще, я считаю, с нынешним губернатором области очень повезло. Я его, между прочим, еще по Питеру знаю, когда работал начальником Октябрьской железной дороги. Приходилось общаться. И тогда я уже заметил, что он весьма дельный и неутомимый человек. Весь в работе. Что мне еще нравится – он не пытается навести глянец на действительность. Режет правду: и то, что по многим показателям область в конце общероссийского списка, и то, что народ бежит из области, и то, что в бюджете очень скромно… Хороший политик, я считаю, как врач – должен знать все симптомы болезни, чтобы поставить правильный диагноз.

– Какой диагноз вы поставили Тулуну?

– Их несколько. Один из них – нет особого контакта между мэрами, а потому город и район живут как-то наособицу. Взять центральную районную больницу. Построена она 18 лет назад, и построена, на мой взгляд, прекрасно. Мы убедились, что медперсонал кладет все силы на лечение больных. И город, несмотря на хилый бюджет, им здорово помогает. Мэр Тулуна <a href='http://persona38.ru/faces/municipal/other_sity/547'>Виктор Пивень</a> даже грозится отыскать миллион, чтобы починить трубы горячего водоснабжения. Представляете, три года живут без воды, хирурги моют руки из какого-то титанчика. А вот район от больницы совершенно отступился, никакой помощи.

– А она на совместном финансировании?

– Ну конечно. Больница же лечит и городских, и сельских жителей. Я говорю мэру района Александру Ташлыкову: «Твои же люди лежат здесь, а ты сюда ни копейки, задолжал уже четыре миллиона с лишком, разве так можно. Сходи, посмотри, что там творится. И узнаешь, что из 20 отказных двухмесячных младенцев, которых сейчас приютила больница, шестерых бросили деревенские. У отказников – слово-то какое противное – полисов пока нет, все содержание взяла на себя больница. Должен же ты хоть маленько-то деньги вкладывать. Младенцы же не виноваты, что их угораздило родиться на районной стороне, а не на городской».

– Неужели убедили?

– По крайней мере, мэр пообещал до конца ноября погасить долг. Сказалось, конечно, не мое ораторское искусство, а стоящая за мной сила – Общественная палата. Это речи частного лица можно проигнорировать, пропустить мимо ушей, а когда перед тобой уполномоченное обществом лицо, то становится неудобно заниматься пустыми отговорками.

– Кстати, а как кормят в больнице, как с медикаментами?

– Ну, если бы плохо кормили, нам непременно бы сказали. Мы все палаты обошли, никто о еде не заикнулся. Большинство, конечно, приходит со своим постельным бельем, но если нет – тебе кровать заправят больничным. Тепло, чисто, лекарств, конечно, не вдоволь, но все необходимое есть.

– Как вы думаете, стоит ли городам и районам создавать свои Общественные палаты?

– А что тут думать, они уже созданы. В том же, например, Тулуне. В нее входят 40 самых авторитетных людей города. Мы с ними встретились, можно сказать, тесно пообщались и сразу включили их в работу. А работа такая: проверить список некоммерческих организаций. В области их целых пять тысяч зарегистрировано, а сколько в действительности – никто толком не знает. У нас как бывает: прошла кампания, под какую-то затею создали НКО, а когда отпала в нем нужда – благополучно забыли. Вот мы и попросили разобраться: сколько там мертвых душ, а сколько живых. Всем живым помочь, чтобы они дружили с нами. Мы от них будем получать подпитку. Откуда идет пассивность людей? Да от разобщенности. Если они будут знать, что их голос достигнет власти – они обязательно объединятся.

– И вы собираетесь служить этой линией связи?

– Совершенно верно. Стержнем, вокруг которого навивается гражданское общество. Люди должны знать, что есть структура, куда можно обратиться и где найдутся люди, которые откликнутся, приедут, помогут разобраться с проблемами, донесут до власти, как говорится, мысли и чаяния народные.

– Только донесут – или попытаются сами поправить законы, если те становятся поперек интересов общества?

– Сегодня мы уже можем говорить и о правке законов. Общественная палата получила право законотворческой инициативы. И одно из первых наших предложений – создание нормативно-правового акта о поддержке гражданских инициатив. Наш замысел поддерживает и губернатор. Надеемся, что уже в первом квартале будущего года закон будет разработан и вступит в силу. Он, между прочим, предусматривает выделение грантов на осуществление проектов общественников, независимо от того, где эти проекты зародились: в Иркутске, Тулуне или Ербогачене.

– Уже известны маршруты поездок членов Общественной палаты?

– Самые ближайшие – посещение Куйтунского района членами комиссии по развитию гражданского общества во главе с Альбиной Широбоковой. А мы с Виктором Спириным отправимся в конце ноября в Тайшет. Там тоже целый клубок проблем, ждущих своего разрешения.

Александр Павлов

<p align=right><a target=_blank href=http://og-irk.ru/?doc=4021>"Областная"</a></p>

остановки

пн вт ср чт пт сб вс