Ушел из жизни ветеран футбола Анатолий Мальцев

«Когда ему было за семьдесят, он уже не мог постоянно ездить на игры в Иркутск. Но он все равно выходил на стадион «Сибиряк» - рядом с его домом в Ангарске, и играл с маленькими детьми. Мальчишки его уже знали, говорили: «О, деда пришел! Деда, давай, вставай на ворота!» Вот такая была тяга к футболу. Пока он мог - его тянуло на поле». 9 января в Ангарске умер Анатолий Мальцев - человек, который стал примером невероятного футбольного долголетия. Легендарная личность. Заслуженный человек.

Он не стал великим мастером, не играл в топ-клубах. Но для любителей футбола был фигурой была поистине знаковой. В футболе ветераны, как правило, играют до сорока пяти, до пятидесяти - далее уже сложно соревноваться с молодыми, ведь ветеранский возраст начинается в тридцать пять. Но был такой человек, который и в семьдесят шесть играл! А в шестьдесят он еще забивал мячи и мог дать фору молодым. Анатолий Михалович Мальцев, главный долгожитель футбола в Приангарье, ушел на восемьдесят первом году жизни. 20 января ему бы исполнился восемьдесят один год.

- Он так поднял возрастную планку, что мы понимаем - нам до него дотянуться, - говорят его друзья, ветераны футбола, - дай Бог нам всем прожить столько, сколько он - потому что играть столько, сколько он, мы уже не сможем - это точно.

Мы думали написать немного теплых слов про Анатолия Мальцева ко дню его похорон - друзья и близкие простились с Анатолием Михайловичем во вторник, 10 декабря. Но желающих высказаться оказалось гораздо больше, и нам пришлось отложить этот материал с воспоминаниями на несколько дней. Просим прощения у всех, чьи имена сюда не вошли - у Анатолия Мальцева очень много друзей и товарищей, и их слова во многом созвучны.

Александр Василков:

- С Анатолием Мальцевым я познакомился очень рано - я был маленьким мальчиком и подавал мячи футболистам иркутской «Ангары», где играл Анатолий Мальцев. Потом наши пути разошлись, Мальцев ушел из команды. А встретились мы с ним уже в команде ветеранов! Для меня было это удивительно и почетно, даже было честью - футболист еще «той» «Ангары», и вот я с ним вместе оказываюсь, в одной команде! Мы потеряли мы действительно замечательного человека. Он настолько тепло, с уважением, с любовью относился к каждому! «Сашенька», «Витенька» - вот так он к нам обращался. Подойдет, приобнимет, спросит: как дела? Посочувствует, если что-то не так, всегда. А ведь с ним играл лет десять! А потом мы, ветераны, по сравнению с ним молодые, уже закончили играть. А он продолжал, с более молодыми ребятами, которые сменили нас! Кому-то из нас было под шестьдесят, а он играл с теми, кому еще не было сорока. Потрясала его любовь к футболу. Он был однолюбом - и в отношении семьи, и в отношении вида спорта. Его супруга Тамара Леонидовна рассказывала - он с вечера готовился к игре, укладывал форму, был таким аккуратистом! И в жизни, и на поле. Не было для него мелочей. Для него футбол был действительно праздник - вот эта суббота, как мы ее называли - «красная суббота». Мы, ветераны моего поколения, играли на заснеженном малом поле стадиона «Труд», в час дня. Это была традиция, день и час не менялись.

После игры были застолья - такие добрые, где много шутили, разговаривали, даже звучали стихи. А Анатолий Михайлович танцевал степ - причем очень прилично. Так вот мы заказали ему небольшую платформу, один из наших ветеранов, Павел Уханов, подарил ему специальные туфли для степа. И Мальцев радовал нас своими танцевальными выступлениями! А ведь когда ему и за шестьдесят, и за семьдесят, и это после того, как человек отбегал на поле какое-то время! И все равно он нам это исполнял, причем с такой душой. Вот что запало в душу: когда Мальцев был помоложе, мы ездили на ветеранские турниры... И вот на заключительном банкете стоят несколько команд, десятки футболистов, и Мальцев все равно найдет какой-нибудь клочок пола или сцены, и вот все смотрят, а Анатолий Михайлович свой танец исполняет, и хочет подарить это людям, и обнять их всех… Это было просто незабываемо. Играть столько, сколько Мальцев, мы никогда не сможем. Дай Бог нам хотя бы прожить столько.

Когда ему было за семьдесят, он уже не мог постоянно ездить на игры в Иркутск. Но он все равно выходил на стадион «Сибиряк» - рядом с его домом в Ангарске, и играл с маленькими детьми. Мальчишки его уже знали, говорили: «О, деда пришел! Деда, давай, вставай на ворота!» Вот такая была тяга к футболу. Пока он мог - его тянуло на поле.

Для меня Анатолий Михалович - не просто футболист, и даже во вторую очередь футболист. Да, это феноменальное достижение - он выходил на поле, когда меня уже в команде ветеранов не было, я уже закончил играть! А он все еще выходил, не хотел уходить с поля, обижался, когда его заменяли, когда ему не давали играть. Это, наверное, уникальный случай в футболе - когда в одном турнире ему персонально разрешили выходить на поле двенадцатым игроком! Потому что все команды понимали, как он хочет играть, для него это была действительно жизнь, как воздух. И чтобы дать ему дышать полной грудью, все приняли такое решение. Только для одного человека такое было разрешено. Но для меня он прежде всего человек с такой большой буквы… Я не могу вспомнить таких людей, которые с такой любовью, с таким уважением ко всем относились. И это было искренне, это его душа была. Потеря огромная.

Василий Савин:

- Анатолий Мальцев рано закончил с профессиональным футболом - лет в тридцать, из-за травмы. Но когда стал ветераном, то он все же свое взял - столько матчей отыграл! И на очень хорошем уровне. Мы его все время спрашивали - как сохранить долголетие, чтобы в таком возрасте играть? Вот мне вот будет шестьдесят, я уже не играю. А он и в семьдесят, и намного дольше играл! Фанат своего дела был. Каждую субботу ехать в Иркутск на электричке, чтобы на поле немножко побегать, с нардом пообщаться. Хотя последние годы он выходил ненадолго, и вот ради этих десяти минут хоть куда бы поехал, на край света - лишь бы только выйти на поле и сыграть хоть немножко.

Это такой был балагур, вокруг него собиралась вся компания! Бывало, молодые ветераны, которым еще пятидесяти нет, придут на игры так вяло, без желания… Но посмотрят на «деда», который в семьдесят лет из Ангарска приехал, и сразу внутри у них все меняется! Каждый выходит и играет! Большой пример для всех был.

Николай Буторин:

- Анатолий Мальцев - это всегда был пример для подражания, мы понимали, что до этого возраста играть не сможем. И в шестьдесят лет он забивал голы, очень интересные! Толя был душа компании, всегда люди вокруг него собирались. У нас была такая дружная команда ветеранов, каждую субботу мы собирались на игру в Иркутске. Последние годы Толя уже не мог ездить на игры в Иркутск, болел, и мы приезжали к нему. Это был уникальный человек, очень добрый, отзывчивый. И была такая команда ветеранов, дружная! А потом пути-дорожки разошлись, и сейчас почти не собираемся. И можно сказать, что, правда, с уходом Анатолия Мальцева ушла целая эпоха… Футбол нас объединял, и Толя нас объединял.

Валерий Колчанов:

- Для него футбол была часть жизни она продлевала ему молодость. При этом он был самым старшим из нас. Однажды был такой случай: мы, ветераны Иркутска, играли в Братске против местных ветеранов. Я вратарь, а Мальцев - левый защитник. И вот ему кричу: «Толь, ты выходи, выходи!» Он говорит: «Валера, не могу!» «Ну, тогда заменись!» «Не хочу!» Все начали смеяться, я говорю: «Михалыч, ты молодец!»

Спорт

пн вт ср чт пт сб вс