Виталий Барышников: «Я убежден, что чтение останется нашей доброй привычкой»

Древнеримский политик и философ Цицерон говорил, что дом, в котором нет книги, подобен телу, лишенному души. Литературовед Дмитрий Лихачев был уверен, что книга всегда найдет того, кому она нужна. Литератор и путешественник Александр Генис считает, что «заменить книгу нечем. Она – будни счастья, а не его праздники, которыми нас награждает любовь, музыка и горы». О том, что значат книги в жизни известных людей Иркутска – в новом проекте «Круг чтения».

У министра по культуре Иркутской области Виталия Барышникова с книжным миром отношения особенные: сын мамы-библиотекаря, по его словам «выросший среди стеллажей с книгами от пола до потолка», в детстве он перечитал подшивки почти всех «толстых» журналов, собранных живущими в деревне бабушками и дедушками, и даже сам переплетал для себя любимые повести. С тех пор книги – одна из «постоянных величин» формулы его жизни.

– Виталий Владимирович, раньше выходила популярная серия «Моя первая книжка». Если бы Вы были ее издателем, какие произведения, вспоминая впечатления от своих первых любимых книг, включили в нее и почему?

– Я совершенно уверен в том, что первые книжки должны рассказать ребенку об истории родного края и своей страны. Именно они станут для детей «компасом», который поможет им сформировать собственный круг чтения, искренне полюбить книгу – а это уже на всю жизнь. Поэтому в такую серию я бы включил произведения о героях нашей страны. Например, до сих пор помню одну из первых своих книг – «Бриг Меркурий», о подвиге нашего русского корабля в русско-турецкой войне в 1829 году. В Севастополе командиру корабля – капитан-лейтенанту Александру Казарскому установлен памятник с лаконичной надписью: «Потомству в пример». Эти же слова подходят и к книге.

Другая полезная для детей книга, от которой у меня остались яркие впечатления, – «Артамошка Лузин» нашего иркутского автора Кунгурова. В ней от лица подростка (кстати, очень хорошим языком) ведется повествование о жизни тунгусов, дружбе русского и эвенкского мальчиков, строительстве Иркутского острога. Читаешь – и живо представляешь себе, что было раньше на месте современных зданий Иркутска. Это интересно и захватывающе.

– Какие ощущения были у Вас от самостоятельного прочтения первой книги? Как быстро захотелось прочесть следующую?

– Яркие впечатления у меня сохранились о книгах, которые брал в детской библиотеке. Например, о мореплавании Солнышкина – мальчике, мечтавшем юнгой объехать все моря, или о серии книг про волшебника Изумрудного города Александра Волкова (эти же книги одними из первых мы с супругой прочли и нашим детям). Когда мне было десять лет, открытием для меня стала книга «Иду на Берлин» – о наших летчиках морской авиации. Немного повзрослев, вернулся к теме книги и прочел воспоминания военных этого полка. Потом привлекли книги об освоении и присоединении к России Приамурья и Дальнего Востока Николая Задорнова, а также приключенческая серия Фенимора Купера. Так постепенно, от книге к книге, все больше интересовался историей, что и стало моей профессией.

– Была ли в Вашей «читательской истории» особенные книги?

– Как-то в школе мы с друзьями поехали в детский спортивный лагерь, где две недели жили в таком режиме: утром – работа в поле на прополке овощей, потом – тренировка (я занимался тогда лыжными гонками), а вечера свободные. И обнаружилось, что забыли взять с собой книги, только мой друг захватил «Записки из мертвого дома» Достоевского. Так как больше читать было нечего, а привыкшие к чтению глаза требовали текст, эту книгу я прочел с удовольствием, несмотря на натурализм и «каторжную» тему.

– Людям, которым приходится много читать по работе, не всегда хватает душевных сил для «внеклассного чтения». Вам удается настроиться на «личные» книги?

– Есть и настрой, и желание читать, но сейчас сложнее найти качественную по сюжету и языку книгу. Не хочется промахнуться и потерять время на «безделушки», поэтому, бывает, часами хожу по книжному магазину – боюсь ошибиться в выборе. Вот такой долгий и сложный путь к достойным книгам, которые, как правило, откладываю до отпуска.

Кроме того, найти по-настоящему захватывающие современные произведения помогает как раз и специфика моей работы: при поддержке нашего министерства публикуются многие сибирские авторы, что-то просто просматриваю, а что-то сразу хочется прочесть «от корки до корки» – такие вещи отставляю до появления первой свободной минуты.

Кстати, возвращаясь к фразе в Вашем вопросе о «внеклассном чтении». С годами им как раз становятся многие книги, которые в школе входили в обязательную программу и зачастую прочитывались на автомате – объективно в силу недостаточного жизненного и душевного опыта. Ни Достоевский, ни Тургенев даже в старших классах не по возрасту. Для меня, например, только сейчас приходит время полностью осознанного восприятия некоторых классиков, хотя учитель по литературе у меня был прекрасный, и уроки проходили интересно. Также понять «школьных» авторов мне помог театр: сыграв в спектаклях по гоголевскому «Ревизору» и вампиловскому «Старшему сыну» и «Утиной охоте», я по-новому воспринял написанное, понял вкус каждого слова. Проживая каждое слово в пьесе, понимаешь, что Гоголь писал о нас, хотя двести лет прошло.

– Какие книги ждут Вашего отпуска?

– «Три любви Петра I» Даниила Гранина. Мне интересно больше узнать о личности человека, которого мы привыкли воспринимать как реформатора, создателя русского флота, строителя Санкт-Петербурга. Давно хочу вдумчиво прочитать иркутских авторов – Анатолия Байбородина, Владимира Скифа, Арнольда Харитонова. Рядом с ними лежат четыре номера журнала «Сибирь». Еще планирую изучить литературу о Святителе Иннокентии – человеке, повлиявшем на становление Иркутска и области. Еще в студенчестве, работая в госархивах, прочитал много документов об истории нашего края, и эта тема интересует меня до сих пор. Также на отдыхе с удовольствием почитаю и легкую литературу: Александра Лукьяненко, Терри Прачетта – его книги блестяще переводят на русский язык, что сейчас редкость.

– Есть ли новость, связанная с книгами, вызвавшая больше всего эмоций в прошлом году?

– В прошлом году, который был назван в Иркутской области Годом библиотек, мы запустили областной проект, по которому в новые населенные пункты восьми отдаленных районов, где нет ни стационарных библиотек, ни тем более книжных магазинов, стали ездить библиобусы – передвижные пункты выдачи книг. Сейчас там уже две тысячи новых постоянных читателей, которые заказывают книги – классику, современных сибирских авторов, и раз в десять дней им на обмен привозят новые произведения. Значит, привычка к чтению сохраняется – и передается детям.

– Как Вы считаете, с развитием технологий книга выдержит конкуренцию с электронными гаджетами?

– Несмотря на то, что сейчас читаю и электронные книги, я сохранил всю свою библиотеку, которую собираю со студенчества. Это же особое ощущение: сесть с книгой у окошка с горячим чаем, перелистывать страницы, на которые падает солнечный свет.

Если же говорить в общем, то не важно, с каким носителем вы общаетесь, бумажным, аудио или электронным, книга останется книгой, в какой бы форме они ни была, я в этом убежден. Как и в том, что чтение останется нашей доброй привычкой.

Беседовала Анна Важенина.

Фото Марины Свининой


Новости партнеров


КОРОНАВИРУС
ФронтирЛето
simferopol

пн вт ср чт пт сб вс