Новая модель экономики в обмен на экологию

На прошлой сессии Народного Хурала РБ депутаты большинством голосов приняли и отправили официальное письмо премьеру России Владимиру Путину с просьбой пересмотреть принятое постановление правительства РФ, которое ликвидирует запрет на производство целлюлозы без использования бессточной системы водопользования и фактически законодательно разрешает Байкальскому ЦБК работать и сбрасывать сточные воды в озеро Байкал. Но только почему соломинку в чужом глазу увидели, а бревно в своем не видим?! На той же сессии практически все присутствовавшие депутаты дали «добро» на выдачу госгарантий по кредитам двум закрытым акционерным обществам «Свинокомплекс «Восточно-Сибирский» и «Тогтуури». Против принятия этого решения был только один народный избранник. По сути, при формировании системы социально-экономического развития республики просматривается тенденция: экономический рост есть первостепенная задача, а сохранение окружающей среды – вторично.

Зарегистрированный недавно в Заиграевском районе свинокомплекс «Восточно-Сибирский» является дочерним предприятием одного из крупнейших в Сибири сельскохозяйственных холдингов «Сибирская Аграрная Группа», центр которого располагается в Томске. Депутаты Народного Хурала, выслушав предложение президента РБ Вячеслава Наговицына, взяли на себя ответственность и поручились за его земляков, которые получили колоссальную сумму, более 623 млн. рублей под гарантии правительства РБ на создание производства и переработку свинины в нашей республике.

У законодателей было немало вопросов, затрагивающих финансовое состояние САГа, депутат Матвей Баданов, в свою очередь, выразил сомнение в экономическом благополучии этого холдинга. Также он посетовал на то, что госгарантии предоставляются в основном иногородним компаниям, а вот о своих предприятиях правительство республики нередко «забывает». Но речь сейчас не об этом.

Бомба из свиного дерьма

Главная проблема свиноводства – отходы жизнедеятельности этих животных. Ест свинья много и этих самых отходов производит 5-8 кг в сутки, т. е. 2-3 тонны в год. При этом суточный привес одной свиньи на откорме измеряется сотнями граммов.

Известно, что свиной навоз очень агрессивен для окружающей среды. Его смывают водой, количество стоков от этого увеличивается во много раз, а концентрация сухих веществ - тех, в которых и заключена удобрительная ценность навоза,- уменьшается до нескольких процентов.

Перед тем, как вывезти навоз на поле (в ограниченном количестве), эту жижу надо где-то хранить - хотя бы от осени до весны, в период, когда удобрения не вносят, выдерживать, чтобы обезвредить от присутствующих в нем патогенных микробов, семян сорняков, яиц гельминтов. Но это обыкновенный навоз. Отходы же индустриальных свиноферм в качестве удобрений вообще нежелательно использовать: в них содержится до 400 опасных субстанций, включая тяжелые металлы, антибиотики, гормоны, пестициды, болезнетворные вирусы. Все это, попадая из навозоотстойников в реки, может стать причиной гибели рыб, представляет опасность для людей.

Нетрудно подсчитать, что для свинокомплекса численностью в 70 тыс. голов необходимо навозохранилище в объеме 240 тыс. куб. м. Это – яма глубиной в трёхэтажный дом и площадью около 3 гектаров. Именно на создание такого свинокомплекса дали добро наши парламентарии.

Интересна история территориального «движения» по планете производства свинины индустриальным способом. Тенденция – та же, что, к примеру, в производстве чугуна: сто лет назад – центр Европы, Рурский бассейн, сегодня – Китай. Производство свинины (последовательно): Дания, Германия, Польша, Китай, Литва, Украина, Россия, теперь и Бурятия. Свиноводство двигалось от стран с жесткой экологической законодательной базой к странам, где на охрану окружающей среды, природы смотрят сквозь пальцы.

Глупо отрицать необходимость производства свиного мяса, строительства вертикально-интегрированных сельхозхолдингов на территории Бурятии. Но как свидетельствует та же практика свиноводства в Дании, создавать такой комплекс надо в составе свинотоварного производства мяса и установки для выделения биогаза из навоза. Биогаз затем используют для производства электроэнергии. Свинокомплекс 5-6 тыс. голов может производить электроэнергию для себя, можно даже её продавать. Навоз, из которого уже выделен газообразующий продукт брожения, без боязни вывозят на поля.

Но создание такого энергетического комплекса приведет к удорожанию проекта в целом в десятки раз. Без такого инновационного совершенства технологии свиноводства мы можем не только не увидеть свинины, но и сами стать свиньями.

Странно, но ни депутаты, представляющие свиной бизнес, ни ученый своими словами не вызвали дискуссии об экологической составляющей проекта, его влиянии на водосборную часть оз. Байкал, реки, водозаборы г. Улан-Удэ.

Окружающая среда – предмет роскоши

«Нельзя быть собакой на сене: никого не впускать в дом», – призывает президент республики. Впускать, конечно, надо. Но необходимо осмыслить все последствия его пребывания в вашем жилище.

Уместно вспомнить высказывание Фридриха Энгельса по поводу взаимоотношений человека с природой: «Каждая из этих побед имеет, в первую очередь, те последствия, на которые мы рассчитываем. Но во вторую и в третью очередь – совсем другие, непредвиденные последствия, которые очень часто уничтожают значения первых». С усложнением взаимоотношений между экономическими, социальными, демографическими, экологическими подсистемами масштабы таких непредвиденных последствий значительно возрастают.

Можно было бы не заострять внимание на прошедших событиях в Народном Хурале, если бы при формировании системы социально-экономического развития республики не просматривалась тенденция: экономический рост есть первостепенная задача, а сохранение окружающей среды – вторично. Окружающая среда – предмет роскоши, спрос на который появляется по мере увеличения дохода, обеспеченного экономическим ростом. Деградация природного капитала будет расти по мере экономического роста. Вот только природный капитал в данном случае – единственное в мире озеро Байкал, воду из которого могут пить 6 млрд. человек 4000 лет.

Нам говорят: рост ВРП, поступление налогов, создание рабочих мест в республике. И всё же пока трудноосязаемо в экономическом, экологическом смысле не только индустриальное свиноводство в Бурятии, но и главный приоритет СЭР РБ: освоение месторождений полезных ископаемых, прежде всего тяжелых металлов – свинца, цинка и апатитов.

По мнению геологов, полезное количество добываемой горной массы во всем мире – не более 10%. Остальное – отходы, на загрязнение окружающей среды. Тому свидетельство – 40 млн. тонн отходов деятельности Джидинского вольфрамомолибденового комбината в центре г. Закаменска и на прилегающей территории. Здесь произошло необратимое промышленное загрязнение, затронувшее почву, воздух, воду. А мы снимаем запрет на разработку Холоднинского месторождения свинца, цинка.

Вспомним также попытку бывшего правительства РБ «продавить» идею нефтепровода вблизи Байкала, по территории Бурятии. Сегодня только за 1,5 месяца эксплуатации нефтепровода в результате двух аварий вылилось более 650 тонн нефти на землю Якутии.

Нельзя играть с экологией

Она всё равно догонит нас. Аморальна модель экономики Бурятии в обмен на экосистему республики, оз. Байкал. Нам должно быть ясно: когда возникает (или может возникнуть) конфликт между экологическими целями и целями социально-экономического развития, спор необходимо решать в пользу озера Байкал, а не человека. Человек со своей деятельностью может покинуть территорию. А куда деться Байкалу?

На мой взгляд, в этом случае не существует проблем Республики Бурятия. Есть проблема Российской Федерации на территории республики, осознавшей свой интерес. И видеть при этом надо не только соломинку в чужом глазу, но и бревно в своем.

Юрий Кравцов

КОММЕНТАРИЙ

Владимир Белоголовый, кандидат биолого-минерологических наук, заместитель директора Общественной организации «Бурятское региональное объединение по Байкалу»:

«В любом случае, любой проект, выделяющий отходы, по закону обязан подвергаться государственной экологической экспертизе, в данном случае – на уровне Бурятии. Именно экспертиза и должна показать опасность этого проекта. Для оценки влияния производства на среду проводится: общественное обсуждение, оценка факторов риска, при необходимости – оценка независимых экологов.

После чего всё это прилагается в проект, на экспертизу. По результатам экспертизы будет ясно, на сколько производство вредно или опасно. Если на новом предприятии не предусмотрена утилизация отходов – оно будут платить штраф за загрязнение.

Если предусмотреть очистку, тут для примера можно привести действующий свинокомплекс «Николаевский». Там отходы не утилизируются, все хранилища переполнены. У нас в республике есть технологии переработки таких отходов. Но для переработки нужны инвестиции для закупки оборудования. Если его установить, то вместо вредного воздействия на природу мы получаем ресурсы для развития. Руководство свинокомплекса просило деньги на закупку оборудования, перерабатывающего отходы.

Однако деньги выделили на строительство нового комплекса.

Но есть сложность. «Николаевский» несколько раз переоценивал рентабельность переработки и приходит к тому, что это нерентабельно, экономическая эффективность переработки снижается из-за наших низких температур. Где-нибудь в Бразилии это очень выгодно.

А о водосборном бассейне Байкала я бы не утрировал. До Байкала – 200 км, конечно, эти отходы не дойдут. У нас, слава Богу, масса природоохранных ведомств, которые просто остановят производство в случае опасности.

Если есть лица, заинтересованные в независимой экологической экспертизе, нам нужно обращение, в этом случае мы сможем провести дополнительную экспертизу за свой счёт. И если будут разные результаты экспертиз, тогда можно обсуждать вопрос, а пока говорить об этом рано».

Подготовила Елена БУЕРАЧНАЯ




Новости партнеров

КОРОНАВИРУС
ОСТАНОВКИ

пн вт ср чт пт сб вс