Ледовая цензура

Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Федерация хоккея с мячом России решила создавать свой позитивный образ и запретила журналистам материалы, которые содержат критику. Насколько у них это хорошо получилось – можно судить по той волне возмущения, которая поднялась в СМИ. Сначала в российских, а потом и в зарубежных.

Ника ПЕСЧИНСКАЯ

Заседание исполкома ФХМР прошло 14 мая 2019 года. И вот как теперь выглядит ст. 164.8 регламента:

164.8. Не допускается представителям СМИ при осуществлении ими своей профессиональной деятельности комментировать, обсуждать и/или негативно высказываться о судействе матчей чемпионата, негативно высказываться о должностных и официальных лицах ФХМР и Клубов, об участниках Чемпионата и Чемпионате в целом, а также провоцировать к таким высказываниям, комментариям или обсуждениям. В случае невыполнения представителем СМИ установленных правил он лишается аккредитации и допуска в дальнейшем к освещению Чемпионата. На Клуб, ходатайствовавший об аккредитации представителя СМИ на освещение «домашних» матчей Чемпионата, по решению контрольно-дисциплинарного Комитета налагаются спортивные санкции в соответствии с п. 157.28 настоящего Регламента.

Этот пугающий пункт делает клубы заложниками ситуации: если кто-то из журналистов нарушит правила, то клуб, который за него ходатайствовал, будет оштрафован – сначала на 100 тысяч рублей, а в случае повторного нарушения – на 200 тысяч.

От ФХМР пока комментариев нет. Видимо, выбрана проверенная тактика: отсидеться в тишине, а потом все про нас забудут. Интересно, как долго эта тактика будет срабатывать? Неужели ни одно федеральное издание не сумеет взять интервью у руководителей?

Автором этого креатива стал Максим Кастырин, директор ФХМР по развитию, он же помощник депутата Госдумы РФ Николая Валуева. Очень душевно: депутат представляет закон, а его помощник предлагает его нарушить. И оба голосуют за то, чтобы этот пункт был принят. И он был принят единогласно.

В числе тех, кто голосовал «за», – президент Федерации хоккея с мячом Иркутской области Владимир Матиенко, учредитель спортивной газеты «Наша Сибскана», которая не раз публиковала острые материалы. То есть для своей газеты человек считает критику допустимой, а для других журналистов – нет? Мы позвонили Владимиру Матиенко. Разговор вышел таким:

– Вот тебя интересуют эти вещи, а меня это вообще не волнует. Я всегда, кого хочу, того критикую. Для меня это не вопрос. Поэтому я и голосую так, как хочу.

Пункт поддержал также Сергей Мяус, исполнительный директор ФХМР, который неоднократно высказывался о свободе слова: что он всегда и везде говорит то, что считает нужным. То есть – себе он это право оставляет, а других лишает его? Сам автор идеи Максим Кастырин отказался общаться с нами по этому поводу, пояснив:

– Мы считаем, что критиковать, наверное, уже хватит. Потому что мы создаём позитивный образ. А получается, что всё это некими журналистами размывается, и нам приходится делать всё заново. Задача наша как федерации – популяризация вида спорта и создание хорошего имиджа. Потому что без этого невозможно. Если одни скандалы в виде спорта – это деструктивно действует на развитие. Именно поэтому мы приняли такой пункт. Вы как журналист можете писать, что хотите, а мы можем лишать вас аккредитации. Вот и всё. Вы пользуетесь своими правами, а мы – своими.

– А кто дал федерации это право?

– Федерация сама себе дала.

При этом Максим Кастырин так и не смог назвать ни одного материала или автора, которые сподвигли его на такие решение. Насколько хорошо у федерации получается формировать положительный образ, мы видим по заголовкам в СМИ:

– «Хоккей с мячом запретил себя критиковать. Но как можно не критиковать за несусветную глупость?» («Матч-ТВ»);

– «Танцор, которому мешают: в хоккее с мячом запретили журналистов» («Московский комсомолец»);

– «Когда молчат клюшки: Федерация хоккея с мячом запретила журналистам «размещать критические статьи» («Комсомольская правда»);

И даже при таком интересе к вопросу комментариев от исполкома или руководства ФХМР мы не видим. Своё мнение высказал только член Исполкома от Ульяновской области Александр Якунин:

– Мне не нравится, когда начинают публично людям навешивать ярлыки. Я думаю, и вам бы не понравилось, если бы вас кто-то назвал необоснованно каким-то там непорядочным человеком. Мне не нравится вся эта негативная информационная идеологическая работа отдельных граждан. Мне хоккей нравится с мячом. А вот что вокруг него начинают делать какую-то политизированную, криминальную структуру – извините меня…

– А Вас не предупредили, что этот пункт является нарушением закона и введением цензуры?

– Я скажу так: когда готовятся какие-то нормативные документы, они перед этим проходят экспертизу юристов и прочих людей, которые за это отвечают. Любой нормативный документ, когда его выносят на публичное обсуждение, уже проходил предварительную обработку. Доложили, что не противоречит каким-то нормам.

Вот что ответил президент клуба «Байкал-Энергия» Виктор Захаров:

– Я же не юрист, я не знаю, что правильно, что неправильно.

– Но клубу ведь всё равно придётся жить с этим регламентом?

– Ну придётся.

– А по какому принципу клуб будет решать, за кого из журналистов ходатайствовать?


– Я думаю, что мы ни за кого поручаться не будем.

– Но в регламенте прописано, что аккредитация теперь идёт через клуб.


– Пока не знаю. Я ещё раз говорю: я не юрист. Посмотрят юристы, посмотрят, какая ответственность за это. Если там есть нарушения, значит, этим вопросом должны заниматься журналисты, обращаться к юристам.

Но вот беда: даже если суд обяжет федерацию исправить регламент – мозги им никто не исправит. Этот случай обозначил главные проблемы хоккея с мячом.

Первая: члены Исполкома, принимая решения, весьма слабо понимают тему. Данный ляп – тому доказательство. Вторая: им по большей части всё равно, какие решения они принимают. Вслух они, конечно, не скажут. Но при личной беседе «не для печати» говорят: у них своих дел полно, а что там принимает Федерация – не важно. Подписали, и всё. Третья: даже если в исполкоме и ФХМР кто-то осознаёт всю дикость решений, они не посмеют выступить против. Один член Исполкома сказал так:

– Это странное решение. Как это можно – заткнуть рот кому-то? Для меня это просто удивительно. Я ведь такой человек: нравится – не нравится, всегда пытался быть объективным. У меня своё мнение, я его высказываю. Кому-то это сильно не нравится, кто-то со мной согласен… Но, мне кажется, это абсолютно нормальная ситуация. А просто так запретить – мне кажется, это совершенно неправильно.

На вопрос, можно ли его процитировать в материале, человек попросил его «не подставлять». Понимаете, что происходит? Мы за свободу слова, только никому об этом не говорите.

Что происходит? Чего боятся члены Исполкома? Почему молчат такие самодостаточные вроде бы люди, «лучший тренер всех времен и народов» Владимир Янко? Он как-то говорил, что у него дочь работала журналистом, неужели его не смутил этот пункт?

Скандал уже вышел на международный уровень. На этот раз запреты в России могут повредить интересам Швеции, пишет популярный портал bandypuls.se:

— Я расскажу, как мы в Швеции смотрим на вещи, — говорит Стиг Бертилссон, - хоккей с мячом должен характеризоваться открытостью и большой свободой критики и взглядов. Это фундаментальная предпосылка для развития спорта.

Стиг Бертилссон уже запланировал встречу с представителями ФХМР. Он говорит, что тогда он поднимет вопрос.

— Тогда я позабочусь об этом, чтобы я мог высказать свои взгляды. Я получу реальный разговор с ФХМР, и я покажу, как мы в Швеции смотрим на вещи. Bandyn долго боролся за то, чтобы стать олимпийским видом спорта. Закрытая российская федерация с цензурой средств массовой информации может нанести ущерб этому процессу. Если вы хотите стать олимпийским видом спорта, над которым мы много работали в течение долгого времени, тогда важно, чтобы вы могли показать, что вы открыты и прозрачны.

Следом высказалось другое издание – на сайте шведского телеканала svt.se появился материал «Цензурный скандал в русском хоккее с мячом – федерация запрещает критику». Авторы материала напоминают, что президент ФХМР Борис Скрынник является также президентом международной федерации хоккея с мячом – FIB. И что скандалы вокруг русского хоккея бушуют уже несколько лет.

— В начале сезона 2016/17 тренер Сергей Ломанов-старший был отстранен на два с половиной года из-за сомнений в том, как контролируется российский хоккей с мячом. В прошлом году его сын, Сергей Ломанов-младший, продолжил критику, перейдя к телекамере в середине игры плей-офф, чтобы сказать: «Судьи убивают нашу команду, убивают хоккей с мячом. Это Скрынник убивает!»

Как видим: в Швеции всерьез обеспокоены ситуацией в российском хоккее с мячом. Вот комментарии, которые оставили шведские читатели на странице телеканала в фейсбук:

«Какое блестящее решение».

«Россия Путина в двух словах. Жалко русский народ».

«Это Россия Путина. Кто-нибудь удивлен?»


Вот так: решение принимал Исполком ФХМР, а виноват, как обычно, Путин! А может, не так уж это и смешно? В хоккее с мячом скандалы уже не первый год, но за все это время никто даже не попытался выслушать тех, кто недоволен политикой ФХМР.

Год назад судейский корпус практически в полном составе вышел из состава Федерации, настаивая на независимости. В Министерстве спорта РФ даже не сочли нужным поговорить с ними, выслушать. Просто новый сезон начался, и несколько десятков судей, самых квалифицированных, остались на обочине. Как растворились.

Знаменитый матч «9:11» с двадцатью автоголами собрал все внимание, какое мог. И после этого никаких перемен в составе ФХМР не последовало. Затем случай, о котором пишут шведы – Сергей Ломанов с его криком отчаяния «на камеру».

Неудивительно, что теперь люди будут обвинять во всех нарушениях все российское государство и его Президента лично. А государство и Президент по-прежнему хотят быть виноватыми в чужих грехах? Или все-таки предпримут попытку разобраться?.. 

остановки

пн вт ср чт пт сб вс