Проект клуба молодых ученых «Альянс» получил поддержку иркутского областного отделения Русского географического общества

К Александре Викторовне. Так называется проект Иркутской городской общественной организации «Клуб молодых ученых «Альянс». К Александре Викторовне. Это небольшой краеведческий проект по маршруту Иркутск – Улан-Удэ – Кяхта, который состоялся благодаря гранту Иркутского областного отделения Русского географического общества и Иркутскому масложиркомбинату.

Иркутск. Здесь мы живем, здесь имя Потаниной носит центральная городская библиотека. О ней «Альянс» делал специальную «Прогулку по старому Иркутску», установил информационную доску на библиотеку, что по улице Трилиссера, издал календарь, и здесь проходят Потанинские чтения.

Улан-Удэ. Александра Викторовна написала специальный труд о бурятах как об отдельном народе, за что получила первой среди женщин медаль Русского географического общества.

Кяхта. Здесь в январе 1894 года, несколько месяцев спустя после смерти в далеких краях, Александра Потанина была захоронена в ограде Успенской церкви. И здесь в 1956 году кяхтинцы установили ей памятник.

Родилась она в 1843 году в самой обыкновенной семье священника. До тридцати лет вела обычную и скучную жизнь, постоянно думая о том, что до конца своих дней ничего не поменяется. Однако, ее жизнь заиграла новыми красками после знакомства с Григорием Потаниным, будущим мужем. Она стала его верным спутником во всех экспедициях. В 1876 году Александра Викторовна с Григорием Николаевичем отправилась в свою первую экспедицию, которая ставила своей основной задачей изучение природы и населения Северо-Западной Монголии. Десять дней экспедиция продвигалась на восток по широкой долине Черного Иртыша, пересекавшего границу России и Китая. Александра Викторовна во всех экспедициях изучала природу, делала зарисовки и писала записи, которые впоследствии опубликовала.

В 1879 году у Потаниных была вторая экспедиция, направленная в центральную часть Северной Монголии. Экспедиция исследовала ряд больших озер северо-запада, прошла по верхнему течению Енисея и прибыла в Иркутск, оставив животных на зиму вблизи западного берега озера Косогол. Завершив вторую экспедицию в Иркутске, они прошли 1 800 верст, определили шесть астрономических пунктов, нанесли на карты территории от Кошагача до северной оконечности озера Косогол, составили гербарий из 400 видов растений, 1 000 экземпляров насекомых, 80 чучел птиц, 120 образцов горных пород.

Александра Викторовна всегда помогала мужу составлять отчеты по экспедициям, но ей удавалось находить время и для собственных литературных опытов.

Третья экспедиция состоялась в 1884-1886 годах в Тибет благодаря финансовой поддержке Владимира Платновича Сукачева, недаром Григорий Потанин написал позднее, что «Иркутск первый в Сибири перестал выбирать в городские головы купцов-толстосумов и выбрал Сукачёва, эстета, составившего первую картинную галерею в Сибири, человека с университетским образованием». Затраты Сукачева на экспедицию превысили 17 тысяч рублей. Кроме того, все ценные материалы, которые привезли Потанины, были переданы в музей ВСОИРГО. Потанин писал письма В. П. Сукачеву из экспедиции с подробностями об остановках путешественников и их здоровье. Так, Сукачев на заседании распорядительного комитета ВСОИРГО прочитал письмо от 19\31 июля 1884 года, в котором сообщалось, что здоровье Потанина с супругой, Скасси и Березовского «находилось в удовлетворительном состоянии».

Заключительная, четвертая, экспедиция началась в 1892 году и закончилась трагедией осенью 1893 года.

Отметим, что после третьей экспедиции Потанины поселились в Иркутске, приняли активное участие в деятельности ВСОИРГО, Григорий Потанин стал правителем дел Общества и вместе со священником И. А. Подгорбунским организовал выставку принадлежностей буддийского культа, впервые познакомившую иркутян с внешней стороной буддизма. В Иркутске она заинтересовалась бурятами, завела себе немало друзей среди них, ходила к ним в гости. В беседах за чаепитием она постепенно накапливала ценный этнографический материал. Она написала рассказ «Дорджи, бурятский мальчик» (о жизни Донжи Банзарова, одного из немногих ученых-бурят, автора научного труда «Черная вера, или Шамамство у монголов»), а также этнографический очерк «Рассказы о бурятах, их вере и обычаях», в котором проявилась ее наблюдательность и научный подход к пониманию этнографических вопросов.

Участники экспедиции-2019 не просто побывали в двух бурятских городах. Они побывали в местах, связанных с Александрой Викторовной, и попытались поставить себя на место тех, кто открывал для нас восточные территории, людей и природные явления. Кстати, экспедиция была семейной и состояла из политолога, историка, будущего географа и юного школьника, который только определяется со своими предстоящими исследованиями - пристрастиями. Может быть экспедиция помогла ему разобраться в этом.

Из Иркутска экспедиция двинулась в Верхнеудинск. Так как Александра Викторовна изучала бурят, то и мы отправились в этнографический музей. Бурятские юрты остались только в музеях, в которых представлена их повседневная жизнь, культура и вероисповедование. Александра Викторовна отметила, что несмотря на близость с русскими, буряты предпочитали китайские ткани. Она писала: «В одежде верхнеудинские буряты также крепко держатся своего старого обычая. Все они носят монгольские халаты, монгольские сапоги, которые шьют дома их женщины, и островерхие шапки домашней работы, непременно украшенные красной шелковой кистью на верхушке. В настоящее время все буряты под халатом, кроме штанов, носят рубаху. Сверх этого монгольского костюма в дурную погоду буряты непременно на себя надевают русскую шинель. Женщины еще менее заимствовали у русских. Из русского у них только ситец на рубахах». Также она отметила, что осень для бурят самое веселое время года и досуга у них словно больше, чем у русских.

Кяхта встретила группу теплым ночным воздухом. Однако нам сразу же повезло – один из местных жителей, выпускник медицинского колледжа, предложил прогуляться до гостиницы и провел первую экскурсию по небольшому городу, который в середине XIX века называли «сибирской Венецией».

День третий, Кяхта. Когда-то Кяхта была исключительно купеческим городом. Там проживало около 300 купцов первой гильдии. Утром нас ждал Кяхтинский краеведческий музей имени В. А. Обручева. Посетив его, можно узнать, что Потанины были в Кяхте несколько раз и все время останавливались не в Купеческой слободе, а в Троицкосавске у местного народовольца и фотографа Николая Чарушина, с которым подружились и даже пригласили в одну из экспедиций. Троицкосавск ранее был отдельным городом, но в 1934 году он объединился с Кяхтой.

Дом Николая Чарушина находится по улице Пограничной, 9. Найти его не так просто. Там нет памятной доски, не очень ясно, кто живет, поскольку за три раза никто так и не вышел и не поинтересовался, почему люди ходят вокруг и заходят в ограду. С одной стороны, дом кажется большим, но точно в разы отличается от дома купца Александра Лушникова, куда неоднократно приглашали Потаниных не только в гости, но и остановиться на ночлег, но те скромно отказывались. Так, Григорий Потанин говорил Ивану Попову: «Спасибо, но я одичал в Монголии... Вот Чарушины тоже приглашают. Вы не сердитесь, мы переедем к ним».

Всего Александра Викторовна с мужем участвовала в четырех экспедициях. Но перед последней из них она скрыла от мужа болезнь сердца и вскоре тяжело заболела. Григорию Потанину пришлось свернуть экспедицию и выехать в Пекин. По дороге в Шанхай с ней случился инсульт, Потанины отправились за медицинской помощью в город Баонинфу, но за два дня до прибытия Александра Викторовна скончалась.

23 января 1894 года ее торжественно погребли в Кяхте на Успенском кладбище. Гроб Александры Викторовны установили в местной церкви, где было возложено 25 венков от ученых обществ, друзей, почитателей, в том числе был венок от бурятского народа. Памятник был поставлен в 1956 году, а через год рядом с Александрой Потаниной была похоронена известный краевед, этнограф и первый директор музея Алевтина Николаевна Орлова. Участники нынешней экспедиции возложили к памятнику венок с надписью: «Александре Викторовне от благодарных иркутян». Однако сам памятник оставил удручающее состояние: он давно требует ремонта. Часть плиток сломана, остальные отвалились, все поросло травой.

Здесь нельзя не рассказать несколько слов об Алевтине Орловой. Известный краевед Забайкалья начинала как преподаватель математики, но потом увлеклась деятельностью РГО, стала сотрудничать с музеем, затем была назначена его директором, а последние годы жизни заведовала фондами музея. В начале 1950-х годов было принято решение использовать для Кяхтинского музея пустующие помещения гостиного двора. Неожиданно проектировщики обнаружили на складе огромное количество тюков и ящиков старинных бумаг, в которых документально фиксировалось, кто, когда и зачем проезжал границу в течение двух веков. Орлова тогда рассказывала своим друзьям и коллегам, что видела документы, написанные рукой Александра Радищева, сосланного в Сибирь. Она обратилась к местному руководству города, чтобы все документы передали музею, но никто не разрешил этого. Тем временем на территории гостиного двора рыли колодец, но поскольку до воды не дошли, то решили его засыпать, и туда же выбросили весь т.н. «ненужный архивный хлам» и сожгли. Так погибли ценные документы прошлых столетий. Не знаем, говорят ли об этом нынешние истории и краеведы Кяхты.

В 1894 году, сразу после похорон А. В. Потаниной, в ее память друзья решили создать бесплатную народную библиотеку. Сорок рублей, которые остались от денег, собранных на венок, стали первым капиталом. Дело двигалось тяжело, пока Владимир Обручев в 1896 году не прочитал лекцию о своем путешествии в Монголию, а группа любителей не устроила спектакль, все средства от которого пошли на будущую библиотеку. Пятьдесят три иркутянина обратились в городскую думу с письмом поддержки инициативы, после этого Юлия Базанова пожертвовала 1 000 рублей, гласные думы приняли решение ежегодно выделять на содержание библиотеки по 200 рублей, а городской голова Владимир Сукачев принес из дома столы и стулья.

В 1895 году вышла книга В. В. Стасова «Мои воспоминания об А. В. Потаниной», автор которой «успел узнать ее и оценить вполне достаточно, чтобы навеки быть ей благодарным, а иногда и удивленным ею». Из воспоминаний можно выделить, что каждый старался познакомиться с «особенной женщиной, в которой чувствовались необыкновенная прочность душевная и надежность умственная».

Участники экспедиции отметили, что Иркутск более активно хранит наследие известной русской путешественницы. Однако, по информации партнеров проекта – иркутской городской библиотеки имени А. В. Потаниной, полного каталога материалов, которые Потанины привезли в Россию из своих экспедиций, нет ни в нашем городе, ни в столичном Петербурге. Видимо, за все годы в стране не нашлось еще одного Сукачева, который смог бы не только объединить усилия, но и финансово поддержать эту работу. Авторы проекта надеются, что у экспедиции 2019 года будет продолжение, и имя А. В. Потаниной будет более широко известно в городе, где она захоронена.


Новости партнеров

КОРОНАВИРУС
ОСТАНОВКИ

пн вт ср чт пт сб вс