Государственные планы на Иркутскую область

«Какое будущее ждет Иркутскую область с учетом государственных планов по развитию Сибири и Дальнего Востока?» – на круглом столе с таким названием представители исполнительной и законодательной власти региона, ученые и бизнесмены рассуждали о судьбе региона.

Эта тема стала особенно актуальна последние несколько месяцев, после того, как были озвучены планы правительства РФ о развитии Сибири и Дальнего Востока. Соответствующий федеральный закон сейчас находится в Государственной думе, и согласно этому документу для освоения такой огромной территории предполагается создать государственную корпорацию сроком на 25 лет.

Запасы углеводородного сырья нашей области сравнимы с запасами всей Западной Сибири, поэтому какой бы путь развития мы ни выбрали, все равно добыча полезных ископаемых останется в основе.

Вполне понятно, что, учитывая ресурсные возможности, наш регион должен играть в этом процессе не последнюю роль. Вопрос только в том, насколько он готов к этому и что необходимо сделать, чтобы удачно вписаться в процесс.

Министр экономического развития и промышленности Иркутской области Руслан Ким уверен, что говорить о стратегии развития Иркутской области невозможно, не принимая во внимание планы федерального центра в отношении нашей территории.

– Например, запасы углеводородного сырья Иркутской области сравнимы с запасами всей Западной Сибири, поэтому какой бы путь развития мы ни выбрали, все равно добыча полезных ископаемых останется в основе. Необходимо создавать новые производства глубокой переработки, – отметил министр,

Наряду с природными ресурсами у нас есть один из главных козырей – самая дешевая в мире электроэнергия. Но, по мнению директора по стратегии и развитию ОАО «Иркутскэнерго» Дмитрия Шумеева, пока этим конкурентным преимуществом в Иркутской области пользоваться не торопятся.

– Нельзя все оправдывать мировым кризисом 2008 года. По тепловой и электрической энергии роста нет последние 10 лет. Это является показателем того, что экономика не развивается. Осознавая это, мы пошли навстречу потребителям и предлагаем всем реализацию энергоемких проектов на индивидуальных условиях. Бурного интереса к нашему предложению не возникло, хотя ряд потребителей проявили внимание. В ходе обсуждения проектов этих компаний выяснилось, что кроме дешевой энергии нужна прозрачная и понятная политика со стороны властей региона. Компании, как правило, интересует решение инфраструктурных проблем со стороны государства. Если в этом направлении будет более-менее внятная политика, это послужит хорошим сигналом для бизнеса.

Даже несмотря на высокие зарплаты,​ люди продолжают уезжать в центральные регионы, и этой тенденции уже не один год.

Вице-спикер ЗС Геннадий Истомин убежден, что торможение региональной экономики наступило как минимум из-за двух факторов. Во-первых, частая смена власти, при этом каждая команда выбирала свои пути развития экономики. Во-вторых, у области до сих пор нет внятной программы социально-экономического развития.

– Необходимо определить перспективы развития по нескольким направлениям экономики на ближайшие три-пять лет и под них сделать программы. Тогда при верстке уже трехлетнего бюджета области можно закладывать средства на их реализацию.

Первый заместитель председателя правительства Владимир Пашков согласился, что программа действительно крайне важна. Приоритетные отрасли экономики, которые стоит развивать, хорошо известны: это газовая, нефтеперерабатывающая и пищевая отрасли, агропромышленный комплекс и нанотехнологии, но нужны тщательно проработанные тактические шаги. Отдельная тема – газификация. Владимир Пашков напомнил, что она находится исключительно в компетенции федеральных властей. Это не значит, что Газпром не учитывает интересы местной власти, но пока мы не можем даже более или менее определенно сказать, какие объемы газа способны потреблять промышленные предприятия и население Приангарья.

Дискуссионной оказалась тема создания госкорпорации по освоению Сибири и Дальнего Востока.

– Пока не очень понятно, каков будет эффект от работы этой структуры, – отметил Руслан Ким. – Не ясно также, какие полномочия будут изъяты у субъектов Федерации и органов местного самоуправления в ее пользу.

– Хоть создание госкорпорации и имеет массу подводных камней, однако в основе всего лежит одно важное для нас преимущество. Есть возможность федеральный вектор интересов направить в наш регион и реализовывать проекты, прежде всего, межрегионального значения, – уверен Дмитрий Шумеев. – Например, строительство ЛЭП 500, которое начинается в Иркутской области и заканчивается в Забайкалье. Она способна решить проблемы Бодайбинского района и БАМа, начать развивать целый ряд производств в соседних регионах. Пока этот проект буксует уже года три.

– Я сторонник сильной государственной власти. Если эта программа будет выполняться министерством, федеральным органом власти, занимающимся своим делом и не подменяющим собой бизнес, то я «за», – отметил профессор байкальской экономической академии Максим Безрядин. – Но если это будет поручено некой госкорпорации, то я категорически «против». С чисто управленческой точки зрения, как только корпорация начнет работать, возникнет колоссальный конфликт интересов между корпорацией, федеральными, региональными и местными органами власти, бизнесом и населением. А правительство области будет задвинуто на второй план, обеспечивая положительное решение общественных слушаний на всех территориях действия корпорации, а также работая с населением, которое успело на этих территориях что-то построить или случайно там живет. Это единственное, что будет делать региональный уровень.

Однако какие бы государственные интересы ни осуществлялись с помощью программы развития Сибири и Дальнего Востока, главное – улучшить благосостояние жителей этих регионов и прекратить отток населения. Для Иркутской области это одна из главных проблем. По словам председателя комитета по законодательству о государственном строительстве области и местном самоуправлении ЗС Бориса Алексеева, за последние 20 лет население Нижнеилимского района сократилось на 17 тыс. человек, это около 20% от общего числа жителей МО. И эти процессы характерны для всех северных территорий области.

Хоть создание госкорпорации и имеет массу подводных камней, однако в основе всего лежит одно важное для нас преимущество. Есть возможность федеральный вектор интересов направить в наш регион и реализовывать проекты, прежде всего, межрегионального значения.

– У нас элементарно может не остаться квалифицированных кадров, способных эффективно работать, – отметил Борис Алексеев.

С этим прогнозом согласна заведующая отделом региональных экономических и социальных проблем ИНЦ СО РАН Наталья Сысоева.

– Даже несмотря на высокие зарплаты, люди продолжают уезжать в центральные регионы, и этой тенденции уже не один год. Если взрослые еще готовы заниматься малым бизнесом, например, выращивать клубнику в Байкальске, то для своих детей они такого будущего не хотят. Основной мотив отъезда – отсутствие перспектив для взрослеющих детей.

Таким образом, на текущий момент можно однозначно говорить лишь о том, что тема развития Сибири и Дальнего Востока сверхактуальна, но какими будут реальные подходы к решению проблем территории, никакой ясности нет.

РТК

пн вт ср чт пт сб вс