Россия на грани...

"Не свистите, а то денег не будет!", - говорят, именно эту фразу произнес Владимир Владимирович Путин уже после того, как передал микрофон Федору Емельяненко. "Олимпийский" этого не услышал. Зато вся страна через несколько дней увидела очередной "триумф воли" в исполнении "тандема", депутатов съезда "Единой России" и нанятой массовки в тех же "Лужниках". Тут уже никто не свистел. Только оглушительные аплодисменты и скандирование речевок. Депутаты и группа поддержки хорошо знают ту самую примету про свист и деньги.

Тем временем, у многих думающих граждан все чаще возникает вопрос: "Когда все это закончится?". Желание нынешних чиновников, "системных" бизнесменов и функционеров партии власти понятно: еще 12 лет "стабильности" для укрепления собственного благосостояния ни кому из них не помешают. Однако, и некоторые представители так называемой современной "элиты", и все возрастающая часть населения уже перестают ждать от путинской "стабильности" каких-либо положительных для себя результатов.

Более того, многие исследователи все чаще сравнивают состояние российского общества с предреволюционными годами начала прошлого века. В частности, профессор МГИМО, доктор исторических наук Валерий Соловей считает, что

РОССИЯ НА ГРАНИ РЕВОЛЮЦИИ

В этой небольшой заметке я лишь вкратце изложу то, о чем пишу в своих статьях и книгах последние несколько лет. Но если пару-тройку лет назад эти соображения были академической теорией, то сейчас они становятся драматической русской реальностью.

Моя магистральная идея проста и прозрачна: Россия стремительно втягивается в революционную волну. Чтобы показать, как это происходит, использую для анализа ситуации знаменитое ленинское определение революционной ситуации: низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут по-новому управлять.

Ощущение, что подавляющее большинство нашего общества не желает жить, как прежде, буквально разлито в социальном пространстве и хорошо ощущается каждым нормальным человеком. А вот что говорит на сей счет социология: запрос на стабильность, который превалировал последнее десятилетие, сменился запросом на перемены. И главное в этом запросе – желание сменить действующую власть, которую люди единодушно считают несправедливой и неэффективной. Подобное отношение выражается в устойчивом падении рейтингов «Единой России», Путина и Медведева. Это падение ускоряется, его невозможно остановить или хотя бы замедлить. Другими словами, власть стремительно теряет свою моральную легитимность, то есть право называться в глазах общества законной властью.

В этом смысле предрешенная победа «Единой России» на парламентских выборах станет для нее пирровой. Учитывая, КАКИМИ методами эта победа будет достигнута, и КАК пройдут президентские выборы, мы вскоре увидим, что раздражение против власти превращается в устойчивую ненависть. Впрочем, ненависти в России уже и так хватает: в этом году число людей, «желающих взять в руки оружие и перестрелять всех, из-за кого жизнь в стране такова, какова она есть», впервые превысило, и значительно, число настроенных вегетариански. Причем под «виноватыми» – и это тоже очень важно – наши соотечественники подразумевают именно власть и всех, имеющих к ней отношение.

А на какое еще отношение вправе рассчитывать те, кто считают нас быдлом и соответствующим образом ведут себя с нами?

С уверенностью могу утверждать: для «Единой России» это не только последние выборы, на которых она победит, для нее это вообще последние выборы. И дело отнюдь не в том, что в Кремле уже сейчас ломают голову, чем бы заменить тотально скомпрометировавшую себя «партию жуликов и воров».

Дело в абсолютной неспособности государственной машины произвести хоть что-нибудь позитивное и устойчивое кроме казнокрадства, лжи, глупости и насилия. Государство в России рассыпается столь стремительно, что мы уже имеем дело с фикцией, а не с верховной инстанцией, способной выдвигать масштабные общенациональные цели и добиваться их реализации. (Мимоходом отмечу: все меньше шансов, что объекты сочинской олимпиады будут построены полностью и в срок. А ведь это главный имиджевый проект Кремля.)

Далее мне придется сослаться на многочисленные доверительные беседы с людьми, которые относятся к верхней прослойке российской элиты, к тому слою, который англосаксы называют «сливки сливок». В последнее время эти люди, некоторые из которых и есть сама власть, стали необычно откровенными. Они прямо говорят: режиму конец, и его уже больше ничего не спасет.

Особенно пикантно подобное заявление прозвучало в устах человека, входящего в ближайшее окружение не-буду-говорить-кого. А слышали бы вы, дорогие читатели, как этот без лести преданный чиновник отзывался о своем богоподобном патроне, как называл его слабаком, неспособным держать удар, как награждал нелестными эпитетами, многие из которых в приличном обществе вслух не произносятся.

Еще одна новая и крайне забавная черта поведения этих людей, заматеревших на ниве беззаветного служения Отчизне, проявляется в том, что, искательно заглядывая в глаза собеседнику, они начинают рассказывать, что в душе – патриоты, принадлежащие к «здоровому крылу», а во власть пошли исключительно дабы помешать негодяям и казнокрадам.

Лично для меня подобные откровения отнюдь не новость, нечто подобное и с похожим интонированием я уже слышал на рубеже 1990-1991 гг. точно в тех же кабинетах на Старой площади. Тогда это выглядело трагедией, сейчас – фарсом. Весьма показательно, что и кремлевская интеллектуальная обслуга внутри самое себя дискутирует, в каком же году советской эпохи находится путинская Россия – в 1989 или уже в 1990?

Не только сам факт, но и содержание подобной дискуссии весьма красноречиво указывает на сроки грядущих больших перемен. Несколько дней тому назад известный (и весьма осторожный) социолог Лев Гудков публично заявил, что запас прочности Путина не превышает двух лет. Ту же цифру называли мне и самые откровенные собеседники, добавляя, правда, что события развиваются слишком быстро, значительно быстрее, чем казалось всего лишь два месяца тому назад. Думаю, в качестве срока, когда в России должны произойти большие, очень большие перемены, разумнее взять диапазон в пределах от полутора до трех лет.

Я специально подчеркиваю модальность: не «могут», а «должны». Перемены не просто назрели, они неизбежны и исторически неотвратимы.

А вот КАК эти перемены будут происходить, по какому сценарию, под какими лозунгами, и кто окажется в авангарде новой социальной динамики – об этом я расскажу в последующих текстах. Скоро.

"Байкал24"

впервые опубликовано

РТК

пн вт ср чт пт сб вс