Сегодня актуально красное...

Не так давно на сайте "Эхо Москвы" появилась статья американского учёного, Почетного профессора и иностранного члена Российской академии естественных наук, президента Международного Комитета интеллектуального сотрудничества Юрия Магаршака. В ней он поделился воспоминаниями о бывшем советнике Бориса Березовского, поэте Михаиле Генделеве, которому и принадлежала идея партии БЕЗ ПЛАТФОРМЫ И БЕЗ ПРОГРАММЫ. Именно он, в ответ на просьбу Бориса Абрамовича придумать что-то, что может спасти Ельцина, в конце 90-х годов прошлого века предложил совершенно сюрреалистический вариант новой действительности.

Ключевая идея создания партии власти в освобожденной от большевизма и построения Коммунизма России, живущей уже к тому времени не по закону, а по понятиям, была следующая: партия не должна иметь никакой программы, а только людей, олицетворяющих ее. Отсутствие у правящей партии программы даёт ей колоссальные преимущества. Главным из них является то, что если программы нет, то ее невозможно не выполнить!

"За годы, прошедшие после внедрения поэтического видения России, поэтом в явь создан общественный строй, при котором избиратель голосует за обезличенного кандидата. Того, которого представляют первые лица государства, региона и города коллективно. Тогда как на практике после выборов в округ приходит кто-то совершенно иной. За кого избиратели не голосовали и о ком нередко даже слыхом не слыхивали...

У партии власти в свободной от построения коммунизма России не только нет и не должно быть программы и политической линии.., но нет даже материального тела того, за кого голосуют у избирательных урн. Российская власть 21-го века выше любой политической ориентации, выше выбора конкретного физического лица, выше всего на свете!", - иронически пишет Юрий Магаршак.

Однако, суровая действительность требует все-таки окончания двадцатилетнего эксперимента над страной. Именно поэтому мы сегодня публикуем материал, посвященный разбору программы главных политических и идеологических оппонентов партии власти - КПРФ. Компартия предлагает радикальное изменение приниципов существования страны и государства и главный вопрос, который возникает даже у ее сторонников:

СМОГУТ ЛИ КОММУНИСТЫ ВЫПОЛНИТЬ СВОИ ОБЕЩАНИЯ?

С ростом популярности КПРФ в последние месяцы большая часть интернетовских блогов и форумов переполнена призывами голосовать только за коммунистов. Но там же нет-нет да появляются ехидные замечания и комментарии, общий смысл которых сводится к тому, что положения и тезисы, закрепленные в предвыборной программе КПРФ, невыполнимы и озвучены только с целью привлечь дополнительный электорат.

Масла в огонь добавляют и оба российских дуумвира вкупе с допущенными до СМИ представителями «партии власти». У них в этом сезоне новая мантра появилась: «Все обещают, только мы делаем». Хотя на практике все совсем не так. Множество существенных обещаний «единороссов» 2003-го, 2007-го, да и 2010 года так и остались невыполненными.

Похоже, представители «партии, которая отвечает за все» о чем-то подобном смутно догадываются. Поэтому в нынешнюю предвыборную кампанию предпочитают не кичиться своими успехами в деле «заботы о простом народе», а занимаются всякими пакостями – то агитматериалы арестуют, то придумают старые несуществующие грехи, то начнут компромат на кого-то собирать. Последнее выглядит особенно забавно, когда действующие депутаты с возможным криминальным будущим (как минимум потому, что на Руси от тюрьмы зарекаться не принято) собирают досье на возможных депутатов с криминальным прошлым.

Единственно, что ставят себе в заслугу «единороссы» (и лично Путин с Медведевым) за последний депутатский срок, это повышение в 2009 году пенсий. Обещают и впредь повышать. Вон премьер недавно так и сказал, что у них(?) в следующем году запланировано аж два повышения – в феврале и в апреле. Только, во-первых, почему это «у них запланировано»? Это же вполне конкретное требование законодательства. Во-вторых, почему не уточнятся, что речь идет о разных пенсиях – трудовой и социальной (формально-то два повышения, но каждую пенсию пока планируют повышать только единожды). В-третьих, почему-то не называется размер повышения. Хотя он и так очевиден – не выше официальной инфляции (то есть не более 6–7 процентов). И это при том, что любимый обоими дуумвирами Газпром в текущем году уже увеличил свои доходы на 16 процентов практически полностью за счет повышения цены на газ. То есть получается, что для всех индексация на уровне инфляции, для Газпрома – сколько попросит.

* * *

Впрочем, хватит о «партии власти». Перейдем к программе КПРФ и обещаниям коммунистов.

Остановимся на наиболее спорных (по мнению оппонентов) направлениях.

Для начала одно общее соображение. По моему мнению, основным отличием программы КПРФ (как предвыборной 2011 года, так и всех предыдущих программ) от аналогичных документов политических противников (и классовых врагов) является то, что она ориентирована на умножение доходов населения и государства (и, как следствие, пополнения бюджета), в то время как все другие партии и движения предпочитают делить бюджет, определяя приоритеты расходования бюджетных средств.

Во время дискуссий и многочисленных интервью чаще всего возникает вопрос о том пункте программы, где говорится о национализации природных богатств страны и стратегических отраслей экономики. Юридическую сторону вопроса Г.А.Зюганов уже неоднократно и подробно освещал. Поэтому остановлюсь на экономическом аспекте проблемы.

Собственно, проблемы как таковой нет. Первое, что надо сделать для национализации – принять соответствующий закон. Соответствующий законопроект несколько лет назад рассматривался в Госдуме, но был провален неагрессивно-пассивным большинством. Правда, в том законопроекте сам механизм расчетов детально прописан не был. Тем не менее законодательство в этой части оказалось кособоким – закон о приватизации есть, а закона о национализации нет.

Оппоненты КПРФ спрашивают, как коммунисты собираются определять справедливую выкупную цену? Здесь, как любят говорить западноориентированные «единороссы», ничего изобретать не надо. При приватизации цена государственных или муниципальных объектов определяется из расчета так называемых «чистых активов» – разницы между стоимостью всего имущества (включая денежные средства) и суммой обязательств.

Полученную цифру надо будет еще уменьшить на сумму всей прибыли, полученной собственником за годы использования прежде народной собственности. Понимаю, что по этому поводу в среде либералов может подняться вой. Однако мера экономически абсолютно логичная и справедливая. Если временный собственник действительно был эффективным менеджером, то чистые активы должны постоянно расти на сумму, большую, чем полученная прибыль. Если же все произошло с точностью до наоборот (активы уменьшились, обязательства возросли), значит, управленец оказался неумелым, а за неэффективный менеджмент надо расплачиваться. Вопрос о том, что делать, если общая сумма окажется отрицательной, тоже решается достаточно просто – разницу надо будет взять за счет имущества администрации (топ-менеджмента) национализируемых компаний.

О надуманном жупеле гражданской войны по данному основанию Г.А.Зюганов ответил весьма понятно, и повторяться нет смысла.

Еще одна страшилка, которой нас пугают и пугать будут – это то, что среди акционеров (собственников) естественных монополий и стратегических предприятий в последнее время развелось слишком много иностранных участников. При этом то обстоятельство, что в большинстве своем эти участники – тоже свои, россиянские, только вывезшие часть своих капиталов в офшоры ранее. Поэтому представляется целесообразным перед национализацией провести инвентаризацию всех акций и акционеров с обязательным подтверждением каждым из них собственной доли. Те акции, собственники которых постесняются выходить на свет, будут аннулированы. В результате, можно не сомневаться, останутся только те, что числятся в собственности государства и, частично, в собственности рядовых миноритарных акционеров.

Обращения в международные суды тоже можно не опасаться. Любые подобные дела, скорее всего, будут рассматриваться на фоне возбужденных в РФ уголовных дел с объявлением фигурантов в международный розыск, а выиграть дело на таком фоне, даже в самом антисоветском суде, будет крайне затруднительно.

Да и гражданское законодательство (в том числе и зарубежное, и международное) ныне настолько запутанно, что грамотному юристу не составляет никакого труда отбить любые аргументы противной стороны. Вопрос только в качестве подготовки юристов. Впрочем, здесь у КПРФ, похоже, также проблем не возникнет. Достаточно посмотреть на тех партийных юристов, что на виду (в частности, В.Г.Соловьёва или А.К.Клычкова, Д.Аграновского), чтобы убедиться, что общий уровень подготовки и профессионализма юристов из среды КПРФ на порядок выше, чем у всех выпускников юрфака ЛГУ.

После этого можно спокойно реорганизовывать бывшие АО в ГУПы. А на привычные вопли о неэффективности государства как собственника можно просто не реагировать – этот неэффективный собственник за 70 лет (а если исключить годы восстановления хозяйства после мировых войн, то всего за 30 лет) насоздавал столько, что нынешние «эффективные менеджеры» 20 лет разворовать не могут.

* * *

Программу КПРФ от, например, программы «ЕР» отличает еще и комплексность. То есть, коммунисты не смогут выполнять свои обещания и обязательства выборочно – только все, что записано в программе-минимум, или ничего. Выпадение практически любого пункта будет грозить провалом всей программы.

Поэтому национализация должна осуществляться параллельно с такими объявленными целями:

– вернуть в Россию из зарубежных банков государственные финансовые резервы, использовать их на экономическое и социальное развитие;

– повысить эффективность системы государственного управления, сократить число чиновников, расширить права трудовых коллективов и профсоюзов.

Фактически здесь речь идет о наполнении бюджета и резком росте ВВП. По поводу этих обещаний также часто можно услышать ехидные комментарии и вопросы – дескать, откуда коммунисты собираются черпать ресурсы для увеличения производства, и как они собираются забрать резервы, «успешно» закаченные нынешним руководством в зарубежные финансовые системы.

Ответ на второй вопрос, на первый взгляд, неочевиден, но, по-моему, бесспорен. Конечно, западные капиталисты не захотят расставаться с подаренными им оборотными средствами. Но и там иногда наступает просветление в умах, а значит, рано или поздно дойдет, что, удерживая чужое, можно потерять и свое. Другими словами, у сильного государства с соответствующей политической волей всегда есть достаточно инструментов для принятия асимметричных решений, которые не только нивелируют нанесенный ущерб, но и позволят получить дополнительную компенсацию: самое примитивное – резко снизить объемы экспорта энергоносителей (восстанавливаемая экономика будет нуждаться в дополнительных ресурсах); мера посложнее – расширение сферы влияния на зарубежных партнеров, так или иначе связанных с мошенниками, которые попытаются что-то там не отдать.

Теперь о росте ВВП (национального дохода, совокупного общественного продукта – как угодно).

К сожалению, в программе КПРФ нет конкретных цифр и данных. В выступлениях коммунистов иногда озвучивается показатель 30–50 процентов за два-три года. Этот показатель неизменно вызывает скепсис у любых записных оппонентов, да и некоторые сторонники иногда смотрят на него недоверчиво.

По моему же мнению, подобные планы не только реальны, но и крайне осторожны и, можно сказать, занижены.

Поясню почему.

Сначала о сельском хозяйстве. Освоение 40 млн га заброшенных земель позволит сразу удвоить сбор зерновых и в сопоставимых масштабах увеличить объем продукции животноводства. Правда, для этого необходимо сбросить удавку ВТО. Если «ЕР» останется у власти, то, можно не сомневаться, она эту удавку намылит и натянет еще до исхода следующего лета.

В сфере материального производства (работ и услуг) резервы не меньшие. Во-первых, это около 10 млн безработных. Вопрос о том, смогут ли коммунисты справиться с безработицей представляется риторическим. Более правильно звучит – кто, кроме коммунистов, может справиться с безработицей?

Во-вторых, еще такое же количество рабочих рук можно задействовать, освободившись от так называемой «псевдодеятельности» – это когда работник вроде чем-то занят, получает заработную плату и прочие выплаты, а на выходе общественно полезного продукта не получается. Речь идет, прежде всего о разного рода посредниках, а также о работниках, полезность которых неочевидна – охранниках в коммерческих структурах, значительная часть офисного планктона и т.п. Могут возразить, что люди, привыкшие получать за ничегонеделание, вряд ли захотят сменить род деятельности. Может быть, и так. Но при условии, что они при этом расхотят кушать. Как добиться того, чтобы коммерческие структуры избавились от подобных работников? Здесь тоже возможны разные варианты: это и контроль за ценами (приведение цен в соответствие со здравым смыслом и экономическим содержанием заставит предпринимателей отказаться от ненужных нахлебников), это и пересмотр норм гражданского законодательства с целью резкого ограничения и максимального зарегулирования посреднической деятельности, и многое другое. К тому же не следует забывать, что многочисленный штат псевдозанятых работников, чаще всего, могут позволить себе те, кто подпадет под национализацию.

Таким образом, количество работников, занятых в производственной сфере может практически удвоиться, или, как минимум, вырасти в полтора раза. При прочих равных условиях это даст рост промышленного производства процентов на 60–70.

Предвижу еще один вопрос – где взять кадры? Система профтехобразования и производственного обучения на местах фактически в руинах, общий уровень квалификации рабочих и управленцев нижнего и среднего звена резко снизился.

Здесь нам на помощь придет сама природа. Конечно, правильнее и логичнее, когда 40-летние обучают и готовят 20-летних. Но 20-летних могут готовить и 60-летние. И если среднее поколение, дезориентированное «рыночными реформами», мягко говоря, направилось не туда (хотя вовсе не в полном составе), то старшее поколение сохранило свой потенциал, умение обучить молодежь, передать знания и опыт.

Резкое увеличение объема ВВП обусловит такой же рост бюджетных поступлений. А следовательно, коммунисты сумеют в кратчайшие сроки не только «восстановить льготы для многодетных семей», «остановить вымирание страны» и «осуществить срочную программу мер по борьбе с бедностью», но полностью вернуть систему льгот и выплат из общественных фондов потребления, нагло и бесцеремонно отобранных у народа 122-м законом в самом начале правления Путина и нынешних «единороссов».

* * *

Также может вызвать сомнение в достижимости обещание «обеспечить жильем молодые семьи». Представляется, что и здесь опасения напрасны. Обеспечить жильем можно в прин­ципе не только молодые семьи (которые к тому же будут обеспечены и детскими садами), но и всех, кто остро в нем нуждается. Первая же инвентаризация жилищного фонда способна выявить значительные объемы неиспользуемого (инвестиционного) жилья, а также жилья, используемого не по назначению. Владельцы квартир, приобретшие их с целью последующей перепродажи, при смене власти поспешат их сбросить, а так как продавать будет особенно некому, придется передавать их в государственную или муниципальную собственность по вменяемым ценам. Заброшенное жилье можно привести в порядок в сжатые сроки и со сравнительно небольшими бюджетными вливаниями.

Ну и, конечно, новое строительство. Какие бы сказки нам нынешняя власть ни рассказывала, до показателей даже 1990 года ей в этой части не добраться никогда. У коммунистов же есть опыт массового жилищного строительства, причем по весьма невысоким ценам. Наверно, нынешнее поколение не поверит, что в советское время кооперативная квартира стоила примерно столько же, сколько стоили «Жигули». Кроме того, как отмечалось выше, посреднические структуры будут резко сокращены или уничтожены, что повлечет за собой и упрощение документального оформления строительства. Напомню, что в СССР норматив строительства пятиэтажки был равен 12–14 месяцам, девятиэтажки – 16–18. Сегодня только оформление всех документов в среднем составляет два года.

К тому же нельзя сбрасывать со счетов и мобильность молодежи. Это бывшие мажоры (выходцы из обеспеченных столичных семей) все пытаются нас убедить, что молодежь неподъемна и ленива, норовит найти теплое место и прожить в одном городе всю жизнь. Подавляющее же большинство молодых людей – это искатели, творческие и деятельные личности, готовые поехать для самореализации хоть на край света. А это значит, что для них вполне достаточно и служебного жилья. Это уже потом, когда их дети подрастут, они захотят осесть ближе к крупным центрам. И тогда им может понадобиться собственное жилье. Но к этому времени они и сами смогут его купить (при советских-то подходах к ценообразованию и оценке рабочей силы – уровню оплаты труда), и государство может позволить себе предоставить жилье бесплатно, если работник долго и плодотворно трудился в отдаленных местностях, на селе, на выполнении особо важных заданий и т.п.

* * *

Перечисленные выше меры позволят решить и проблему коррупции и численности бюрократического аппарата. Привлекательность чиновничьего труда снизится, возможности чиновников волокитить любое дело и на этом основании намекать на дополнительное вознаграждение будут ликвидированы. Ну и, конечно, надо будет резко ужесточить меры ответственности за взятки – вплоть до советских.

Здесь нельзя не отметить очевидный факт – президенту Медведеву, все-таки удалось добиться определенных успехов в борьбе с коррупцией. Правда, несколько необычными методами – вместо ужесточения наказания, де-факто была проведена декриминализация значительной части нарушений в этой сфере, ответственность была переведена из разряда уголовной в сферу административного законодательства. Другими словами, то, за что в СССР можно было получить высшую меру, сегодня может быть расценено примерно так же, как намусорить на улице. Слов нет, показатели по привлечению взяточников к уголовной ответственности в этих условиях резко снизятся. А что будет с коррупцией? Вопрос риторический.

Кстати, любопытно было узнать мнение и самого нынешнего президента по данному поводу. Оно довольно любопытно. Те, кто видел его пресс-конференцию в Уфе, на концерт Петросяна или Задорнова уже не пойдут. На прямой вопрос о том, не следует ли ввести контроль за расходами, президент отвечал долго и путано, а общий смысл свелся к двум выводам. Первое – контроль организовать невозможно, так как коррупционеры все равно отбрешутся (наследство получил, друзья подарили). Второе – для потенциального коррупционера контроль за доходами намного действенней контроля за расходами, так как показывая в декларации одно, а расходуя совершенно другое, он (взяточник) испытывает тяжелейшие моральные страдания.

По вопросу же о том, почему к высокопоставленным коррупционерам все чаще применяются условные сроки, Медведев и вовсе выразился туманно и непонятно – дескать, для чиновника условное наказание страшней реальной посадки, так как при этом карьера его кончилась, а вместе с ней и нормальная жизнь. Бытовой логике это глубокомысленное заключение не поддается. Впрочем, у питерских, похоже, своя логика.

* * *

Возможно, кому-то покажется невыполнимым обещание «установить плату за жилищно-коммунальные услуги в размере не более 10% дохода семьи». Но и в этом случае обещание представляется крайне осторожным. В советское время плата за все услуги в области ЖКХ редко превышала 20 руб. (за среднюю двухкомнатную квартиру). При средней заработной плате (на начало 80-х) 170–180 руб. и при двух работающих членах семьи это составляло чуть более пяти процентов от совокупного заработка. Россказням же о том, что сфера ЖКХ была почти полностью дотационна, не верьте. Все коммунальные услуги оплачивались квартиросъемщиками практически по тем же тарифам, что и промышленными предприятиями (за электроэнергию – нередко и дороже выходило). Бюджетные дотации касались расходов на содержание аппарата домоуправлений (ЖЭКов, ДЕЗов и т.п.) и расходов на текущий ремонт зданий. Но в общей структуре расходов эти, дотируемые, затраты не превышали 20–30 процентов. Следовательно, если вернуться к реалиям социалистического государства, но ввести полную оплату услуг ЖКХ, при той же средней заработной плате, расходы семьи в этой сфере могут ограничиться восемью-девятью процентами совокупного дохода. Разумеется, для этого придется избавиться от всех посредников и нахлебников, облепивших эту отрасль.

* * *

Многое сказано в программе КПРФ и о подъеме отечественной науки, культуры, образования и здравоохранения. Здесь также улавливается прямая связь с упорядочением финансовых потоков, восстановлением системы общественных фондов потребления, повышением эффективности производства. То есть, деньги будут. При грамотной государственной политике, системе стимулирования и поддержки не будет проблем и с кадрами. Правда, для этого надо отменить пресловутый 83-й закон и все то, что наворочено «единороссами» за последние полтора года в его развитие. Ну и остановить дальнейшую вакханалию в этой области – законопроекты о культуре, образовании, науке.

Таким образом, ни одно из обещаний, сформулированных в предвыборной программе КПРФ, не выглядит ни популистским, ни невыполнимым. Более того, вся система предполагаемых мер и мероприятий выглядит осторожной, сбалансированной и комплексной. Те, кто не захочет этого заметить, обрекут себя еще минимум на пять лет жизни в современных, становящихся все более привычными (но от того не становящихся менее мрачными и безысходными) условиях.

В.Р. ЗАХАРЬИН.

Впервые опубликовано

РТК

пн вт ср чт пт сб вс