Оптимизация расходов на пожарный надзор грозит Усть-Куту местными «бубновками»

Лесные пожары и дым в городе в летний период стали уже привычной картиной для жителей Усть-Кута (Иркутская область). В этом году пожароопасный сезон начался ещё раньше: такого «горячего» апреля не помнят даже старожилы. Пожарные разрываются между тушениями возгораний в городе, лесными и травяными пожарами в окрестностях населённых пунктов. На фоне всего этого министерство чрезвычайных ситуаций вынуждено проводить оптимизацию расходов, сокращая людей и консервируя пожарные части.

Интерес к этой теме возник у меня после того, как неделю назад, прогуливаясь вдоль набережной реки Лены, я заметила на берегу отдыхающих, жгущих костёр, и написала об этом нарушении заместителю председателя Комиссии по чрезвычайным ситуациям Усть-Кутского района Михаилу Барсу, чтобы он передал сообщение в пожарный надзор. Михаил Александрович перезвонил и сказал, что, к сожалению, в Отделе надзорной деятельности работают всего 4 специалиста, и они физически не успевают выезжать на все сигналы. А с июля остаётся и вовсе один. Михаил Александрович посоветовал сделать фото нарушителей или снять видео и отправить по электронной почте сразу в ОНД.
Тогда же, во время телефонного разговора Михаил Барс и рассказал мне о том, что творится сегодня в МЧС, но предметный и детальный разговор на эту тему состоялся у нас позже, в его кабинете.

- Сегодня я буду говорить лишь о том, с чем сталкивался лично, что слышал на селекторах ведомства и видел своими глазами. Проблем в МЧС много, и о них нужно не просто говорить, о них нужно кричать! – начал беседу Михаил Барс. – Началось всё с того, что в прошлом году мы получили письмо о том, что две пожарные части – в микрорайонах «Мостоотряд» и «Закута» - подлежат временной консервации.

Такое решение МЧС мотивировало необходимостью снижения нагрузки на федеральный бюджет в части оплаты коммунальных услуг. В качестве альтернативы было предложено создать в этих микрорайонах посты добровольной пожарной охраны, финансирование которых должно происходить за счет средств и без того дефицитного городского бюджета. Естественно мы направили со своей стороны письма и в ГУ МЧС и губернатору Иркутской области Сергею Левченко с просьбой не делать этого. Эти посты играют огромную роль в обеспечении пожарной безопасности самых отдалённых от центральной части города микрорайонов. В «Мостоотряде» проживают несколько тысяч жителей, есть школа, детский сад, Центр помощи детям, вблизи расположены несколько лесоперерабатывающих и нефтегазовых предприятий. А микрорайон «Закута» отделяет от города единственный деревянный мост, который тоже находится не в самом лучшем состоянии, и если он рухнет, то более пяти тысяч человек останутся без транспортного сообщения с центральной частью города. К тому же и «Закута» и соседние микрорайоны: «Приленский» и «Курорт» - это в основном частный сектор, а значит риск пожаров там намного выше, чем в районах, где преобладает многоэтажные жилые дома. Но все наши аргументы не возымели действия. В «Закуте» этой зимой личный состав ещё дежурил в законсервированном здании пожарной части, так как там ещё было топливо для котельной, а в «Мостоотряде» уже больше полугода нет своего поста. В ответе ГУ МЧС России по Иркутской области мэру района Тамаре Климиной значится, что меры по консервации пожарных постов в этих микрорайонах – временные и к началу пожароопасного периода в 2017 году, они вновь будут введены в работу, уже заканчивается май, однако ничего не меняется.

Михаил Александрович раскладывает передо мной оперативные сводки за последние месяцы:

- Вот посмотрите, в среднем на суточное дежурство заступают 25 человек. Это вместе с дознавателями, дежурными диспетчерами и руководящим составом. 25 на весь район! В период действия режима ЧС это количество доходит до 36. А если одновременно в разных частях района произойдут пожары, как должны распределять свои немногочисленные силы спасатели? Вопрос без ответа.

Как мы поняли, всё идёт к тому, что муниципалитеты будут вынуждены искать силы и средства на создание и содержание добровольных пожарных постов. А в условиях дефицитных бюджетов малых городов – это непосильная задача. Такая проблема уже стоит во всех посёлках района, там уже давно обеспечение пожарной безопасности - забота глав администраций и мэра района. Пожарные машины есть только в Янтале, Нии и Верхнемарково, причем в Верхнемарково пожарную безопасность обеспечивает Иркутская нефтяная компания, а в Янтале и Нии машины есть, а пожарных нет, есть только водители. Недавно из-за травяного пожара чуть не загорелся посёлок Ручей, до домов огонь не дошел только благодаря слаженным и оперативным действиям местных жителей, лесоохраны и арендаторов лесных участков. Спасатели прибыли и выложились по максимуму, но на дорогу из Усть-Кута ушло слишком много времени, и если бы местные жители не начали тушить своими силами, все могло бы закончиться очень печально.

Личному составу МЧС женского пола рекомендуется не беременеть и не уходить в декретный отпуск! Кроме этого, сотрудников призывают экономить на всём. Например, нельзя пользоваться розетками, чтобы, например, зарядить мобильный телефон или вскипятить чайник. Недавно я стал свидетелем ещё одного случая, который также разбирали на селекторе: один из сотрудников ведомства получил строгий выговор за то, что открыл форточку в зимний период, чтобы проветрить кабинет! По мнению руководства, если ему стало жарко, он должен был перекрыть радиатор отопления, а не открывать форточку.

Отдельная тема – оплата труда пожарных. На оплату переработки или работы в выходные дни в бюджете МЧС средств не хватает. Максимум на что могут рассчитывать сотрудники - это отгулы за свой счёт. С введением режима ЧС усть-кутские спасатели перешли на двухсменный режим работы, а когда человек работает сутки через сутки, он не успевает элементарно восстанавливать силы, а ведь эта работа сопряжена с риском и требует предельной концентрации. Нсмотря на тяжелое экономическое положение, наши пожарные, многие из которых - офицеры, продолжают службу, хотя работать приходится на пределе своих возможностей.

Буквально через несколько дней после нашего разговора с Михаилом Барсом, в Иркутской области и Красноярском крае за сутки были полностью уничтожены огнём 144 жилых дома, 2 человека погибли. Жители, нетронутых огненной стихией деревень и посёлков с ужасом ждут лета, старожилы вздыхают: «Раньше так не горели…». Но и пожарных постов и сотрудников МЧС раньше было больше. Так к чему ведёт эта оптимизация? К сокращению деревень и сельского населения? И кто будет виноват в случае очередной трагедии? Мэры? Губернатор? Нарушители пожароопасного режима? Крайний всегда найдётся, только может быть пора разобраться в причинах, а не бороться с последствиями?..

РТК

пн вт ср чт пт сб вс