Народ и "элита": кто кому мешает при модернизиции страны?

"Не прошло и полгода", как во власти и обслуживающих ее структурах начали задумываться о том, почему в стране букусуют объявленная модернизация и внедрение инноваций. Судя по всему, накал дискуссии таков, что одна из сторон решила вынести в публичное информационное поле свое суждение по данному вопросу. Лучше бы промолчала. В некоторых моментах справедливые, выводы поданы с такой эмоциональной окраской в таком снобистском ключе, что после их прочтения, "широкие народные массы" врядли захотят даже обсуждать с этими людьми пути выхода из создавшейся ситуации. А на фоне стагнирующей экономики и начинающегося избирательного цикла, это больше смахивает на провокацию, либо свидетельствует о полной оторванности власти о реальной жизни страны и общества. Что и подтверждают публикуемые сегодня порталом "Байкал24" две статьи на одну и ту же тему.

РУССКОМУ НАРОДУ ГОТОВЯТ «СРЕДНЕЕВРОПЕЙСКУЮ» УЧАСТЬ

«Остапа несло». Эта цитата из классиков наиболее точно, на мой взгляд, характеризует то упоительное состояние, в котором пребывает сейчас Игорь Юргенс – председатель правления Института современного развития (ИНСОР). Есть и более простонародный вариант: «Мели, Емеля, твоя неделя». Тоже подходит к Юргенсу, который последние дни и недели мелет самозабвенно и безостановочно.

Предлагает, к примеру, России вступить в НАТО по французскому сценарию. Т. е. участвовать в работе всех структур Альянса, кроме военных. А потом, со временем, надо понимать, придет черед и военных структур, куда та же Франция вернулась в 2009 году, что было встречено руководством блока с нескрываемым удовлетворением. Заждались. Такой сценарий Юргенс предлагает и России. Чтобы, значит, натовцы не толпились у границ России, а перемахнули через границу и приступили наконец к освоению российских просторов… А как иначе? Не российские же солдаты в натовских камуфляжах будут стоять на страже мира в американских городах и весях. Это себе трудно представить.

Дальше – больше. Теперь активный популяризатор идей либеральной экономики Юргенс обратил свой пытливый взор на население страны, которую он желает видеть натовской. Население это, честно говоря, Юргенсу не очень нравится. По сути своей не нравится, по природе, по менталитету. Плохонькое в этом смысле в России население, не соответствует текущему моменту, не вписывается в строго очерченные временем и Западом рамки, как кисель расплывается.

Рассуждая на тему озвученных президентом Медведевым на форуме в Ярославле тезисов о модернизации страны, Юргенс, в частности, заявил: «Разговоры о наукоемком производстве, технологиях и т. д. в широких народных массах не встречают понимания. Поэтому «зажечь» народ трудно. <…> На Западе люди переселились из деревни в город уже давно, поэтому у них в сознании закрепилась индивидуальность: нужно пробиваться, надеяться на себя, развиваться, расти. Русские еще очень архаичны. В российском менталитете общность выше, чем личность. Поэтому «государство – всё, а мои усилия – ничего». Пускай кто-то что-то делает, борется, а у меня своих проблем хватает, какая модернизация?».

Да, про глухую несознательность русского крестьянства либералы-прозападники твердят уже не первый век, здесь Юргенс перепевает старую песню. Не задаваясь при этом вопросом: им, крестьянам, когда сознательность-то проявлять, когда с ними веками такое вытворяют, что сознание вместе с душой – из тела вон? Когда их веками лишали самой возможности быть крестьянами, хозяевами своей земли? До 1861 года они – крепостные, потом – вроде как свободные, но без земли. Это все равно что домашнего пса, как в советском мультфильме, выгнать в лес, к волкам. Потом землю вроде потихоньку давать начали, но тут – Первая мировая. Затем – революция, гражданская война, продразверстка, раскулачивание, коллективизация. Затем – Великая Отечественная, послевоенная разруха. Паспорта сельским жителям разрешили выдавать лишь в 1974 году. Т. е. полноценными гражданами своей страны (по крайней мере, с точки зрения основных прав) русские крестьяне стали менее 40 лет тому назад. Потом – новый удар – развал СССР, чума дикого рынка и, как итог, заброшенные и вымирающие деревни, откуда молодежь, г-н Юргенс, уже давным-давно переселилась в города, а старики уверенно переселяются на кладбище.

Нет в истории человечества другого такого сословия, другой социальной группы, над которой измывались бы столь изощренно, на которой государство ставило бы такие же чудовищные эксперименты, как на русском крестьянстве. И как можно с учетом этого попрекать русских селян их «неразвитостью», тыкать им в нос западным примером? И орудовать при этом замшелыми, нудными стереотипами об отсутствии у русских индивидуалистского начала (отсюда, видимо, напрашивается вывод «потому и ярких личностей у нас так мало»), об их исключительно коллективистской ментальности, вследствие чего они и из горницы в сени маршируют повзводно-поротно-побатальонно, а оттуда – на улицу, где примерно таким же манером, стаями, бродят медведи в лаптях и ушанках… Подобные стереотипы о русских, поди, уже какому-нибудь журналисту в техасской глубинке использовать неприлично, не то что председателю правления Института современного развития. Говорить подобным образом о русских – то же самое, что травить анекдоты о сверхмедлительности эстонцев, к которым г-н Юргенс имеет отношение по крови.

При этом, что парадоксально, описывая «коллективистскую психологию» русского человека, Юргенс элементарно противоречит сам себе. Вот в этом пассаже: «Пускай кто-то что-то делает, борется, а у меня своих проблем хватает, какая модернизация?». Это уже не просто индивидуализм получается, а крайняя степень индивидуализма – эгоизм. Вкупе с пассивностью, безынициативностью, ленью. И отсталостью, дремучей отсталостью. Ведь русские еще очень архаичны, как говорит Юргенс. А что такое «архаичный», согласно толковому словарю? «Свойственный древности, существовавший в далеком прошлом, устаревший, несовременный, вышедший из употребления». Выходит, мы с вами как народ вышли из употребления. Или малопригодны к дальнейшему употреблению. Юргенс, впрочем, об этом прямо и говорит: «Что можно – Медведев сделал с высоким темпом. Насколько это возможно с ЭТИМ НАРОДОМ (выделено мной. – Прим. авт.), с войной кланов в элите и т. д.».

«С этим народом…». Так барин говорит о холопах, с которыми барину, в общем, не повезло – глупые, ленивые… Ну ладно, куда деваться, придется управляться с тем, что есть. Тем более что через каких-то 15 лет наш народ, по мнению Юргенса, все же перекуется, переплавится, подтянется малость к западным стандартам. «Только к 2025 году русский народ станет совместим со среднеевропейским», – прогнозирует он. Что такое «среднеевропейский народ» и почему русских надо вывести на этот средний уровень, правда, подробно не поясняет. Как и способы переплавки русских в «среднеевропейскую» субстанцию. Хотя намеки делает: образование населения хромает, над этим надо работать. «Большая часть (населения) находится в частичной деквалификации, – сетует Юргенс. – Учили не тому, не тем профессиям, устаревшим знаниям». Это говорит человек, закончивший в СССР экономический факультет МГУ, дослужившийся до высоких постов в международном управлении ВЦСПС, а в постсоветские годы развернувший бурную профсоюзную, политическую и предпринимательскую деятельность. Со своими, полученными в советские годы, базовыми знаниями и умениями. В те годы, кстати, необразованных в стране было значительно меньше. Это потом все, наплевав на образование, ринулись на практике постигать науку рыночной экономики. Ну, не все, конечно, ринулись: те, кто пошустрей да покрепче. А те, кто послабее, – на свалку. Даром что с образованием. Так что это еще вопрос, в чем причина деквалификации населения – в устаревших знаниях или в отсутствии оных вследствие развала системы образования в постсоветское время.

Впрочем, есть в рассуждениях Юргенса и место оптимизму. С оптимизмом он, в частности, смотрит на средний класс России. (Что его, кстати, все время к «среднему» тянет – «среднеевропейский народ», средний класс?) «Он (средний класс России) пока маленький, но это – достаточный ресурс, чтобы начать те процессы, о которых говорит президент, – полагает руководитель ИНСОР. – У предпринимателей все планы – модернизационные, потому что у них – конкуренция, и без модернизации не выжить. Средний класс, предприниматели, передовая часть интеллигенции, молодежь, для которой граница – уже не в Шереметьево, а в лэптопе. Даже если не трогать руками, не заниматься в ручном режиме, модернизация идет».

Под Шереметьевым, судя по всему, подразумевается столичный аэропорт, под границей – паспортный пограничный контроль вылетающих за рубеж, навстречу всему «новому», «передовому», «модернизированному». У молодежи, по словам Юргенса, эта условная граница теперь пролегает в лэптопе (в ноутбуке то бишь), сидя за которым, молодой человек без всяких аэропортов и вылетов, на месте изучает передовой зарубежный опыт. Если, конечно, он именно передовой опыт изучает, а не что-нибудь там другое в Интернете. И вот при таком раскладе, считает Юргенс, государству и в процесс особо вмешиваться не нужно: модернизация, родимая, сама, сама пошла. Так, глядишь, молодежь, средний класс, бизнесмены и вытащат на своих плечах вялый и архаичный в основной массе народ к среднеевропейским показателям. К 2025 году должны поспеть. А чтобы ускорить процесс, надо, видимо, всему населению раздать лэптопы и подключить к Интернету, чтобы порезвее обновляться, умственно и духовно. Да только кто ж им скопом раздаст и скопом подключит? Лэптопы нынче недешевы.

Можно было бы, конечно, махнуть рукой на рассуждения и прожекты г-на Юргенса и сказать: «Да пусть несет, что хочет! Не стоит обращать на это внимание», если бы не пара обстоятельств. Во-первых, вышеприведенные заявления Юргенса об «архаичной ментальности» русского народа – не что иное, как оскорбление, за которое, на мой взгляд, г-н Юргенс должен извиниться. А во-вторых, это – не мнение частного лица: эти заявления делает не только руководитель ИНСОР (председателем попечительского совета которого, кстати, является президент России), но и вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей, член Совета при президенте по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека, член Общественной палаты РФ. Т. е. реальное влияние на российскую политическую и экономическую ситуацию, на нашу с вами жизнь имеет человек с таким отношением к своей стране и своему народу. Точнее, к ЭТОМУ НАРОДУ.

Игорь Чебыкин

«РОССИЙСКАЯ ЭЛИТА ЯВЛЯЕТСЯ ГОРАЗДО БОЛЕЕ АРХАИЧНОЙ, ЧЕМ ВЕСЬ НАРОД В СОВОКУПНОСТИ»

Глава Института современного развития, попечительский совет которого, как известно, возглавляет российский президент, Игорь Юргенс не так давно сделал достаточно знаковое заявление. По его мнению, в провале объявленной руководством страны модернизации виноват не кто-нибудь, а сам народ. Последний, как считает глава ИНСОР, «ментально несовместим» с реализацией поставленных властями целей и задач.

Нынешний уровень социальной поляризации в России является тормозом развития

К моему глубокому сожалению, российская элита на самом деле является гораздо более архаичной, чем весь народ в совокупности. В том числе с точки зрения понимания модернизации. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно познакомиться с результатами последних социологических опросов. Например, не так давно был опубликован доклад Института социологии РАН, подготовленный совместно с фондом Эберта, в котором представлен весь спектр мнений и ожиданий по поводу модернизации со стороны населения. Так вот, как выясняется, наши граждане в первую очередь озабочены обеспечением своих реальных прав. Это то, что касается проблемы правового порядка и общественной безопасности.

Второй пункт, интересующий наших соотечественников,— это противодействие коррупции, качество государственного управления и политика социальной справедливости. А дальше идут темы, связанные с промышленной политикой и инновациями. На мой взгляд, этот список приоритетов отражает потребность общества, в первую очередь, в модернизации социальной. В это понятие входит, помимо прочего, и обеспечение большей социальной справедливости. Потому что нынешний уровень социальной поляризации в России является одним из тормозов не только социального, но и экономического развития. В этом смысле потенциал выравнивания доходов различных групп населения является одним из ресурсов развития. Это к вопросу о том, что массовые стихийные представления о модернизации являются вполне здравыми.

Теперь давайте вспомним, на каком фоне они формируются. Это происходит на фоне абсолютно бессмысленной и отупляющей картины, которую дают массмедиа. В первую очередь — телевидение, для которого общественно-значимые и просветительские темы имеют чрезвычайно низкий приоритет. На самом деле. остается только удивляться, что в такой нездоровой информационной атмосфере формируется большое число здравомыслящих людей.

Ответственность за деградацию человеческого капитала несут государство и правящий истеблишмент

Другое дело, что в своем выступлении Юргенс констатировал и один бесспорный факт. Речь идет о процессе деградации человеческого капитала. Кроме того, трудно спорить и с тем утверждением, что модернизация несовместима с подобными процессами. При этом логика, согласно которой деградация человеческого капитала мешает государству уже сегодня приступить к модернизации, абсолютно ущербна и несерьезна. Потому что в действительности 100%-ную ответственность за деградацию человеческого капитала несут, начиная с 1990-х гг., сами государство и правящий истеблишмент. Это было время провала всех тех систем социализации человека (воспитание, образование и социальное обеспечение), которые, собственно, и делают общество современным, позволяя воспроизводить этот самый человеческий капитал. В «нулевые» годы эти системы не были должным образом восстановлены и реконструированы. Конечно, частичная регенерация на каком-то уровне происходила, но комплексной реконструкции общественного каркаса не произошло. В то время, как это в полной мере находится в сфере ответственности государства. Те же массовые СМИ способствуют возникновению архаичного, а не современного человека.

В своем заявлении Юргенс, в частности, говорит о том, что проблемы развития науки, технологий и инноваций не интересны большинству населения, поскольку последнее готово удовлетвориться уже имеющимися природными ресурсами страны. На самом деле, в этом можно было бы обвинить и саму элиту, а также бизнес. Не секрет, что, условно говоря, 20 ведущих российских компаний состоят из выгодоприобретателей приватизации 90-х гг., которые получили в собственность инфраструктуру и недра, и они формируют достаточно мощное лобби сырьевой экономики и экономики низких переделов. Такая проблема объективно существует. Хотя, помимо вышеуказанной группы, есть и некоторые высокотехнологичные компании (частью тоже «родом из СССР», а частью вновь возникшие). Кроме того, есть малый бизнес, ориентированный на внутренний рынок. На мой взгляд, коалиция этих предпринимательских групп должна переломить инерцию сырьевого лобби. Это был бы хороший модернизационный сценарий.

Вообще, пенять на народ со стороны человека, который мыслит и говорит как представитель элиты, просто несерьезно. Потому что именно тотальная безответственность правящего истеблишмента является главной причиной деградации общественного капитала в России.

Михаил Ремизов

"Байкал24", на фото: Игорь Юргенс (фото "РГ")

впервые опубликовано на сайте

РТК

пн вт ср чт пт сб вс