Адмирал Ямамото как символ российско-японской дружбы

Мир постепенно приходит в себя после природной катастрофы в Японии. Землетрясение 11 марта этого года и обрушившееся, вслед за ним, цунами унесли больше 20 тысяч жизней жителей Японских островов. На фоне этой трагедии многолетний спор России и Страны Восходящего Солнца за несколько островов Курильской гряды кажется мелким и бессмысленным. Однако человек так устроен, что трагедии забываются, а обиды - нет. Примечательно, что в эти дни политики, похоже, ни на минуту забывали о "территориальной проблеме" во взаимоотношениях двух стран. Уже на через пару суток после 11 марта посол Японии в России заявил, что произошедшее природное бедствие никак не повлияет на позицию его страны в вопросе о спорных островах. В ответ российские официальные лица заявили о готовности трудоустроить, потерявших в результате землетрясения работу, японцев на Дальнем Востоке, а В.В.Жириновский и вовсе предложил переселить туда всю японскую нацию. Региональные же эксперты оказались более здравомыслящи, но не менее оригинальны. Предлагаем вашему вниманию материал иркутского автора Андрея Заслонова, написанный накануне трагических событий в Японии и опубликованный недавно с небольшой правкой в новой региональной газете "День Сибири".

А НА УТРО Я УЗНАЛ

Вообще взяться за перо меня подтолкнула статейка Майкла Ослина из «Уолл-Стрит Джорнэл», который как, наверное, ему кажется сделал сенсационное открытие.

Оказывается, вся суета, которая устроена вокруг Курильских островов, вся та дипломатическая напряженность и нарастание скандальности в заявлениях высокопоставленных чиновников Токио вызвана Россией. Но направлена, оказывается, не против Японии, а против «исконного врага России» - Китая.

Американский журналист даже пытался рассуждать с наукообразным видом. Попадая, правда, при этом в смешное положение. Так, он пишет, что на всей территории Сибири от Урала до Океана проживает «всего 25 миллионов человек». Хотя на самом деле (по переписи) эта цифра составляет почти 40 миллионов. Но это, в общем, не суть важно. Важнее то, что у Ослина вновь звучит обычный рефрен про захватнические устремления Китая, которому якобы спать не дает наша тайга, нефть и пресная вода.

Все это было бы просто очередным примером малограмотности заокеанских «аналитиков», если бы не странное совпадение по времени. Статья в «Уолл-Стрит Джорнэл» появилась в начале марта 2011 года. В тот момент, когда затянувшееся обострение «Курильского спора» начало слабеть, и японские лидеры, наконец, похоже, поняли, что «как это с японского», - они попросту теряют лицо.

Предыстория «Курильского сора» в общем известна всем. По Симоносекскому договору 1875 года Россия и Япония провели разграничение своих дальневосточных владений. Курильская гряда в полном составе отходила Японии, а Сахалин целиком – России. Русско-Японская война 1904-1905 года внесла свои коррективы: по завершившему ее Портсмутскому миру Южный Сахалин также отошел Японии.

Но война взяла, война и отняла. Через 40 лет после Портсмута СССР вступил в войну против Японии, и принудил ее к капитуляции. Акт о которой и был подписан 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» в Токийской бухте.

До этого, в ходе Курильской десантной операции (18 августа – 1 сентября 1945 года), были разгромлены и взяты в плен японские гарнизоны на Курильских островах. Собственно, бои шли только за единственный остров Курильской гряды – Шумшу (самый северный, близко прилегающий к Камчатке, и он же самый укрепленный). Его штурмовали четыре дня, а утром 23 августа командующий японскими войсками на северных Курильских островах генерал-лейтенант Фусаки Цуцуми принял условия капитуляции, отвёл войска в сборные пункты для сдачи в плен и сдался сам. С 24 августа Тихоокеанский флот приступил к занятию остальных Курильских островов. 28 августа корабли с десантом подошли к острову Итуруп, где приняли капитуляцию японского гарнизона. Точно так же, капитуляцией без боя, закончились и десанты на всех остальных Курильских островах - Кунашир (1 сентября), Шикотане (1 сентября), гряде Хабомаи (2-4 сентября).

Курилы и Южный Сахалин передавались СССР в соответствии с решениями Ялтинской и Потсдамской мирной конференций 1945 года. И до 1956 года этот вопрос ни у кого не вызывал возражений. Но когда встал вопрос о мирном договоре СССР с Японией, по указанию оккупировавших Японию американцев те выдвинули требование вернуть им часть Курил. Позже стало известно, что это было условием возвращения американцами Японии острова Окинава: мол, отдадим только с тем условием, что вы будете требовать с русских острова Хабомаи, а лучше все Курилы целиком.

С тех пор «Курильский спор» продолжается уже более полувека. Вот уже более полувека в преддверии очередных парламентских выборов все японские партии в своих предвыборных заявлениях ритуально требуют «вернуть Хабомаи, Эторофу и Карафуто» - то есть Курильские острова и Южный Сахалин, потерянные Японией в результате Второй Мировой войны. В общем-то и сами японские политики не очень скрывают, что эти заявления носят исключительно предвыборный характер, и не увязаны уж слишком всерьез с реальными политическими требованиями.

Но в прошлом году энергия «территориальных претензий» перехлестнула через край. У посольства РФ в Токио японские «ультра» сожгли российский триколор. А премьер-министр Наото Кан, отбросив дипломатический этикет, назвал поездку президента Дмитрия Медведева на Кунашир 1 ноября прошлого года «непозволительной грубостью».

Дальше пошло – слово за слово. И процесс стал выходить из-под контроля.

Разумеется, сразу же обнаружились «уши» настоящих инициаторов «осеннего обострения». Представитель пресс-службы американской администрации президента Джоанн Мур заявила, что «правительство США поддерживает Японию и признает ее суверенитет над северными территориями». Хотя казалось бы – Япония не какая-нибудь Панама, чтобы выступать в роли послушной «собачки» заокеанских «хозяев».

Но мало кто из обывателей знает, что в последние четверть века политика Японии претерпела существенные изменения.

К началу 70-х в правящих кругах Японии созрела идеология «нового пути», который дал бы стране возможность и в дальнейшем развиваться независимо и динамично, оставаясь на самых передовых рубежах технического прогресса. Тогдашний премьер-министр Танака Какуэй обозначил основные принципы этой политики. Япония должна быть нейтральным государством, равно относящимся ко всем своим ближним и дальним соседям. Она должна проводить политику «разумной закрытости», а основные усилия прилагать к более равномерному и более гармоничному развитию своей собственной территории – ведь сейчас с этим в Стране Восходящего Солнца полное безобразие: 90 процентов народа сгрудилось на узенькой полоске суши между Токио и Осакой, в то время как обширные земли в глубине страны, и особенно на северном острове Хоккайдо заселены едва ли не слабее, чем Сибирь. Идеи Танаки были востребованы многими в Японии, но…

Но вскоре он был смещен со своего поста, и против него было возбуждено «коррупционное дело». Бывшего премьера обвинили в том, что он брал взятки у американской корпорации «Локхид». Есть мнение, что такой чести он удостоился потому, что выдвигал «опасные идеи».

Танака был осужден в 1983 году. И с тех пор в Японии началась стагнация. По-русски говоря – застой. Конечно, можно сказать «нам бы их застой». Да, конечно, они не пережили ни приватизации, ни гиперинфляции, ни «лихих 90-х». Тем не менее бегство капиталов, деиндустриализация, падение ВВП – все это вот уже четверть века является реальностями японской жизни.

Все это ведет к еще большей зависимости Японии от США. А заокеанские «друзья» еще более подталкивают Японию к необоснованно резким заявлениям и телодвижениям.

В 2011 году в Токио вышла книга видного японского дипломата Масару Сато «Косёдзюцу» («Искусство проведения переговоров»). В ней Сато откровенно и не таясь рассказал, как в 90-е годы велась «работа» с российскими правительственными чиновниками в Москве. Она имела форму лоббистской деятельности в отношении «высокопоставленных чиновников президентской администрации, депутатов парламента, олигархов с целью убедить их в том, что передача четырех северных островов Японии и углубление японо-российского стратегического партнерства отвечают таким национальным интересам России, как сдерживание Китая, обеспечение российского влияния в Средней Азии и т.п.».

При этом Сато и его коллеги исходили из того, что «для того, чтобы решить проблему северных территорий в пользу Японии, необходимо иметь сторонников в окружении президента России. Если же это проблематично, то хотя бы добиться ухода из президентского окружения антияпонски настроенных политиков».

Но в конечном счете хорошее знание обычаев России не помогло представителям «русской школы» японской дипломатии. Пришедшее к власти в 2002 году правительство Дзюнъитиро Коидзуми заподозрило их в промосковских симпатиях. Представителей этой группы сместили с постов и некоторых из них судили. В частности, Сато был обвинен в «нанесении вреда свой фирме» (то есть МИДу) и финансовых нарушениях. Предусмотренный приговором тюремный срок был, правда, условным. Но главное, что в японским МИДЕ верх взяла «американская школа». И, возможно, именно этим объясним очевидный «гап» японской дипломатии.

Япония – азиатская страна. А в данном случае азиатский этикет требует «сохранять лицо». «Азия грубит тогда, когда чувствует силу» - говорил еще знаменитый русский путешественник Пржевальский. Если японский министр начинает говорить с оппонентом грубо – он должен быть уверен, что эта грубость либо даст свои плоды – то есть оппонент уступит – либо у японца будет основание добиваться своего силой. Разумеется, на «силовое решение» проблемы «Северных территорий» в Японии не пойдёт никто.

Сегодня – впервые за все послевоенное время – у Японии испортились отношения по территориальным проблемам со всеми ближними соседями – с Китаем, Кореей и РФ. А «дальние соседи» - США – японцами также недовольны за их «строптивость»: предыдущий премьер громко объявил, что будет добиваться равноправия в японо-американских отношениях.

С начала 2011-го года японские лидеры «сдают назад». Правительство Японии отказывается от термина «незаконная оккупация» в отношении Южных Курил и контролируемых Южной Кореей островов Такэсима. Внесенную корректировку министр иностранных дел Сэйдзи Маэхара и генеральный секретарь кабинета министров Юкио Эдано объяснили нежеланием Токио обострять отношения с Россией и Южной Кореей. Всё хорошо но, так и не долго «потерять лицо» перед японскими избирателями.

Между прочим, в такой ситуации оказался и сам премьер Наото Канн. Сейчас, правда, он тоже «сдал назад». И заявляет о своем намерении съездить в Москву на переговоры. Но политические наблюдатели в Токио полагают, что к лету господин Канн покинет свой пост. По той же причине, что его министр иностранных дел (хотя, наверняка, повод будет выбран другой).

Памяти Адмирала

А между прочим, есть несколько хороших способов снизить напряженность вокруг «Курильской проблемы» и сделать острова не «пунктом противостояния», а, напротив – площадкой дружбы и сотрудничества.

Есть, например, остров Итуруп, 22 ноября 1941 года ударное авианосное соединение Японского императорского флота под командованием адмирала Ямамото Исороку завершило сосредоточение в районе Южных Курил, в бухте Хитокаппу, сейчас это залив Львиная Пасть острова Итуруп. 7 декабря этот флот нанес сокрушительный удар по американский базе Пирл-Харбор.

Адмирал Ямамото для японцев – фигура масштаба маршала Жукова для россиян. Отчего бы не предложить японцам: а давайте на Итурупе поставим памятник Ямамото? У себя в Японии вам, может быть, это сделать неудобно, перед американцами опять-таки "не комильфо". Но на нас-то это не распространяется!

И очень может быть, что именно такого шага начнет восстановливаться наша с японцами дружба.

Выдохнув с удовлетворением я лёг спать, а проснувшись узнал, что у берегов Японии произошло землетрясение и в этой стране большое несчастье. Конечно наши спасатели полетят туда и помогут чем смогут. Вот тебе и дружба. Теперь я в ней не сомневался.

Не было счастья - да не счастье помогло.

Андрей Заслонов

"Байкал24"

РТК

пн вт ср чт пт сб вс