Проблемы международных отношений в Евразии: взгляд из Сибири

Этим летом в Иркутске состоялась международная конференция на тему: «Россия – Европейский союз – Казахстан: перспективы сотрудничества с Китаем». Организаторами конференции стали: Фонд Розы Люксембург (Германия, филиал в России), Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан, Институт Дальнего Востока РАН, Байкальский государственный университет экономики и права. С базовым докладом «Проблемы международных отношений в Евразии – взгляд из Сибири» выступил ректор Байкальского государственного университета экономики и права Михаил ВИНОКУРОВ. Сокращённая версия доклада профессора Винокурова, являющегося постоянным автором «Аргументы Недели», предлагается вниманию читателей.

Восточный противовес.

У нас несколько особая точка зрения на развитие сотрудничества России и азиатских стран, ибо Сибирь является частью Азии и, конечно, мы, как соседи, тесно связаны с азиатскими странами и экономически, и в культурном отношении. Я имею в виду Казахстан, Китай, Корею, Японию и Монголию. Традиционно Россия, начиная с Петра I, стремилась к установлению отношений с Европой, а сейчас со странами Европейского союза. Сюда относятся и Соединённые Штаты, ибо США и ЕС – это единая политическая система, которую именуют одним словом – «Запад».

Я считаю, что мы сильно увлеклись западными странами, и нет смысла дальше форсировать сотрудничество с этими странами в ущерб восточному направлению. Надо установить отношения с Западом и Востоком хотя бы «пятьдесят на пятьдесят». Я обосную свою точку зрения. Дело в том, что те отношения, которые у нас сейчас господствуют с западными странами, они не выгодны нам. Они не выгодны нам политически и экономически. С нами не торгуют высокими технологиями, и наши дальнейшие стремления в этом направлении встречают полное противодействие. Запреты, которые были ещё приняты для Советского Союза, они действуют и сейчас. Я имею в виду запреты на продажу России высоких технологий. В политическом отношении то же самое. Мы видим, как развиваются эти отношения и какие устремления у стран НАТО. Следовательно, России необходимо иметь противовес и очень весомый. И противовес этот не только политический, но, в первую очередь, экономический.

Что мы имеем сейчас? Сибирь, которая расположена в Азии и которая представляет собой 60% территории Российской Федерации, сегодня формирует бюджет РФ на 52%. То есть Российская Федерация, по существу, живёт на деньги Сибири. 22 миллиона сибиряков дают больше, чем все остальные 120 миллионов россиян. И поэтому мы вправе поставить вопрос о том, чтобы отношение к Сибири изменилось, и интересы Сибири более полно учитывались правительством. Экономические интересы Сибири тесно связаны с соседними азиатскими странами. Нам выгоднее торговать с Китаем, Японией и Кореей, чем с западными странами. В нынешних условиях, когда развитие Китая идёт очень высокими темпами, нам необходимо присоединиться к программам развития Китая. Я считаю, что мы не должны выступать здесь в роли поставщиков сырья.

Кооперация с Китаем вместо сырьевого придатка Запада.

Надо вступать с Китаем в кооперационные связи, то есть создавать совместные холдинги. У Китая высокие темпы развития. Создав крупные совместные предприятия, я называю их холдингами, мы зарядим экономику нашего региона и всей страны тоже на высокие темпы развития. Это – первое. Второе. С Китаем у нас более ровные отношения, чем, например, с Соединёнными Штатами Америки. США постоянно выставляют нам всякие политические условия-то поправка Джексона-Вэника, то закон Магнитского и т.д. и т.п. Китай – прагматичная страна, с которой можно спокойно развивать отношения. Я думаю, что те совместные предприятия, которые мы создадим, мощнейшие предприятия, они будут потом определять специализацию России в мировом разделении труда. В этом разделении труда мы должны учитывать специфику нашей страны. Это, во-первых, огромная территория. Следовательно, нужно в первую очередь разворачивать транспортные отрасли: автомобилестроение, авиастроение, вагоностроение, судостроение. Во-вторых, это электроэнергетика, где у нас есть свои преимущества. И в-третьих, это богатые сырьевые ресурсы, которые нуждаются в глубокой переработке.

На мой взгляд, надо прекратить поставки газа по трубе, закрыть торговлю газом с Европой. Зачем нам торговать с ней газом? Иран строит сейчас (Китай помогает ему) восемь газоперерабатывающих заводов. И Иран потом будет продавать газ не через трубу, он будет торговать готовыми и полуготовыми продуктами. Я считаю, нам нужно сейчас разработать программу по развитию газовой отрасли и отказаться от экспорта газа. И весь газ отправить на переработку. Производительность труда и отдача на рубль вложений резко возрастут. Приведу простой пример. Если газ в трубе взять за единицу, то полиэтилен, изготовленный из него, даст двенадцать единиц. А труба из полиэтилена – шестнадцать-двадцать единиц. То есть в 16–20 раз выгоднее делать трубы из полиэтилена, чем продавать просто газ. Зачем нам вкладывать огромные деньги в газопроводы? Смысла нет. То же самое по нефти. У нас сейчас более десятка нефтеперерабатывающих заводов, нужно их полностью реконструировать, построить дополнительно и прекратить поставлять сырую нефть. Да, на это понадобиться время. Можно разработать десятилетнюю программу и полностью уйти от экспорта нефти и газа.

Ну и, конечно же, наш ресурс – лес. Мы торгуем кругляком, это всем известно. Причём мы способны его перерабатывать, но политическая установка в московских министерствах не позволяет перейти на глубокую переработку леса. Видимо, есть слишком большое лоббирование, чтобы мы кругляк гнали. Я опять же приведу пример. Если за единицу взять бревно, которое мы делаем, а 80% экспорта леса у нас – это бревно, то переработанная в картон древесина составит уже 2,5 единицы, а мебель – до 10 единиц. Финские технологии по переработке леса очень высокие, их не сразу внедришь. Но если мы также составим программу по первичной, а потом и глубокой переработке леса, то хотя бы половину будем перерабатывать на уровне финских технологий. И тогда Россия может иметь на экспорте леса 200 млрд. долларов США, сейчас всего лишь 12 млрд. Я это говорю совершенно обоснованно. Надо только захотеть.

Три года назад мы принимали постановление несколько раз: экспорт кругляка запретить. На нас надавили – вступление в ВТО не будет санкционировано, и мы сразу ручки сложили. А зачем нам ВТО? ВТО нужна не нам, а той же Европе. Нам не нужна сейчас ВТО, лет 10–15 не надо вступать в ВТО. Вот наладим технологии, тогда и вступим в ВТО. Это же политические уступки, на которые нельзя идти. Когда мы все свои продукты в кооперации с Китаем (а Китай готов с нами кооперироваться) сделаем, мы резко повысим производительность общественного труда. Это будет исторический рывок.

Война с Японией выгодна США.

Вторая проблема – это отношения России с Японией. Сейчас отношения с третьей державой мира заморожены. Они лежат в политической плоскости, в плоскости взаимных претензий по северным территориям. Это бесконечный вопрос с той позиции, как его сейчас решают. То одна сторона права, то другая, то одна война отмела все заключённые ранее договоры, то другая. Вопрос сложный. Японцы не пойдут на сотрудничество, пока мы не решим вопрос по Курильским островам. Такое напряжённое положение между Японией и Россией выгодно Соединённым Штатам Америки и Китаю. Они заинтересованы в том, чтобы обе стороны стучали кулаками. Но проблему всё равно надо решать. Я предлагаю вопрос по островам перевести в плоскость торговой сделки. Мы же продали Аляску в своё время, вы помните, 1,5 млн. квадратных километров за 7, по-моему, млн. долларов золотом. Есть международный опыт. Те же немцы получили от англичан в 1890 году остров Гельголанд в обмен на территории в Африке. Это тоже была торговая сделка. Прецеденты есть.

Политически нельзя сдавать территорию. Это пересмотр итогов Второй мировой войны. Никто из политиков не пойдёт на это. А если мы переведём в плоскость торговой сделки и будем торговаться не о сути претензий, а о сумме сделки, это совсем другое дело. Я озвучиваю такую сумму: продать острова за 250 млрд. долларов США. Можно посчитать, почему за 250 млрд. Огромные биоресурсы, которые вокруг этих островов, они чего-то стоят? Япония получает эти острова, получает биоресурсы и глубоководные проливы. Будут возражать военные, но они всегда будут возражать, по любому куску территории. Тут вопрос надо решать всем миром и с учётом долгосрочных стратегических интересов России. Если мы с японцами договоримся по сумме сделки, можно будет провести референдум среди российского населения. Да, среди всего населения, и сказать – стоим политически на своём и ничего не отдаём или продаём острова за указанную сумму. Если убедить население, я думаю, оно проголосует за то, чтобы продать, а вырученные деньги пустить на развитие Сибири и Дальнего Востока...

Грамотная миграционная политика.

У нас мало населения. В своё время я занимался проблемами демографии, и считаю, что нет ничего зазорного, если мы ввезём в Сибирь, да и в Россию в целом 30–50 млн. иностранцев и разрешим им у нас работать. Это в общем-то нормальное явление. Кому-то дадим гражданство, если будут удовлетворять нашим требованиям. Но чтобы в России перманентно работали 30–50 млн. иностранцев. И это даст нам возможность привлечь рабочую силу на те рабочие места, которые мы планируем создать. Здесь надо помнить коварство греков. Греки селились по побережью, потом осваивали города, объявляли энозис – воссоединение с родиной. Поэтому не нужно селить этнические группы населения, однородные с национальным составом приграничных стран, вблизи с границами этих стран. Это аксиома, её надо учитывать. Можно, допустим, индийцев расселить на границе России с Китаем, а китайцев – в глубинных районах России, включая Калининградскую область.

При грамотной миграционной политике мы завезём достаточное количество рабочей силы из-за рубежа. Все законы, которые необходимы для этого, в мире уже разработаны. Не надо придумывать их, а надо использовать у себя. Когда мы всё это сделаем, темпы экономического развития страны резко возрастут. То, что сейчас мы топчемся на 4–5% (эти проценты статистические, натуральные показатели ещё меньше), этого мало, мы находимся в ситуации всегда догоняющего. Необходимы темпы роста валового продукта примерно 10% в год. Эти 10% лет двадцать надо держать, чтобы вывести Россию в ведущие экономические державы. Следовательно, надо отбросить старые догмы и бросить силы на то, что мы предлагаем, а именно – развернуть политику России в восточном направлении. Я думаю, что это восточное направление нисколько не испортит наши отношения с Западом, просто они выровняются, и мы будем иметь два крыла, равные по своей экономической составляющей. Таковы наши предложения.

"Байкал24"

Опубликовано в

РТК

пн вт ср чт пт сб вс