Матерное слово на церковном заборе

Как то взял, да и оправдал известный протодиакон и богослов Русской Православной Церкви одно слово, которое простыми людьми (в смысле, не богословами) принято считать матерным. Как бы, написал крупными буквами на заборе, а внизу подписался: «профессор Московской духовной академии; ассистент-совместитель кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ; писатель, богослов и публицист, светский и церковный учёный, проповедник и миссионер, автор официального учебника по Основам православной культуры. Клирик храма Архангела Михаила в Тропарёве Андрей Кураев».

Забор в данном случае не простой деревянный, а продвинутый, виртуальный, то есть форум известного миссионера или сайт «SVITK.RU». Написал и объяснил, с высоты своих знаний.

«Тут стоит пояснить, что слово б… не есть мат. По Фасмеру, первичное значение этого слова - "приводящий в заблуждение", отсюда "блядивый" – празднословный… ...Церковнославянский перевод Писания до сих пор не чужд слова, которое какой-то модерновый умник занес в число матерно-запретных: «не точию праздны, но и блядивы» (1 Тим 5,13; в рус. переводе - болтливые)».

А потом ещё и по радио, на всю страну, в прямом эфире начал отвечать на вопрос про гастроли певички на букву «мэ»: "Это много чести, чтобы Русская Православная Церковь как-то относилась к каждой выходке каждой б…ди, тем более пятидесятилетней".

«Мадонну», конечно, по другому назвать трудно, но профессор, всё же, перегнул, развив эту тему не на шутку.

Народ на это отреагировал, задав на форуме слегка наивный вопрос: «Допускается ли профессорам богословия ругаться матом в прямом эфире?». И автор, не заставляя себя долго ждать, ответил. Точнее пустился в такие объяснения, что лучше бы и не говорил. И если предположить, что он прав, то настоящий, нерафинированный, родной русский язык – это язык российских самодержцев, патриархов и святителей, язык православного богослужения, обогащенный матом.

Богослов убедительно «доказал» это, приводя соответствующие цитаты из средневековых русских документов и богослужебных текстов. Вдогонку ещё привел и выдержку из письма Пушкина Вяземскому: «Я желал бы оставить русскому языку некоторую библейскую похабность. Я не люблю видеть в первобытном нашем языке следы европейского жеманства и французской утонченности. Грубость и простота ему более пристали».

Надо отдать должное Александру Сергеевичу – последние годы жизни он раскаялся и искренне стыдился того, что написал подобное. А вот отец протодиакон – нет, не постыдился доказывать, что материться - это нормально, и даже не постеснялся в свое оправдание косвенно, цитируя Пушкина, назвать язык Божьего Слова "наглым и бесстыжим…, сквернословным и ругательским». Так обозначает слово «похабный» словарь Даля.

Впрочем, если человек доказал себе, что мат это не мат, а простое русское слово, то чего ему стесняться. Тем более профессия у него такая, слова разные новомиссионерские изрекать.

Но вот вопрос, а верны ли доказательства, и не увёл ли отец дьякон доверчивых фанов в очередную заумь, забыв про совесть? Попробуем разобраться. При этом, рискуя прослыть чистоплюем в глазах обновленцев и реформаторов, данное известное слово я, всё же, буду писать в сокращении.

Известное слово "б…дь" по некоторым источникам переводное же от арабского глагола "табалляд" (всплеснуть руками от боли или досады). Но подобная трактовка не выдерживает достойной критики при тщательном анализе. Стоит, всё же, вернуться к древнерусским истокам его происхождения.

Действительно, в былые времена некоторые слова, которые мы сегодня считаем матерными, были аж церковного "предназначения", использовались в церковной службе и звучали в церквях! И звучат по сию пору, правда очень редко и исключительно в древнем значении.

Несколько примеров: "б…дивый" - пустословный, болтливый, лживый; "б…дословие" - пустословие, языческое баснословие; "б…дство" - пустословие, болтовство ("Словарь церковно-славянского и русского языка", 2-е отделение Императорской АН, 1847 г).

Итак: б…дь - обман, заблуждение, пустословие, пустяки, выдумка; "блядословить" - лгать на кого, ругать кого, болтать, злословить, порицать.

Матерное слово в церкви звучать не могло и не может, значит прав известный миссионер, реабилитация похабщины свершилась?... Нет! И вот почему.

В славянских языках было другое, весьма похожее по звучанию, слово “блудити”, которое означало “блуждать” (ср. украинское “блукати”). Постепенно словом “блуд” стали определять не только ложь, заблуждение, но и беспорядочную “блуждающую” половую жизнь. Появились слова “блудница”, “блудолюбие”, “блудилище” (дом разврата).

И если у Апостола Тимофея написано: «Не точию же праздны, но и блядивы и оплазивы, глаголющия, яже не подобает» - и не только праздные, но и болтливые, и любопытные и говорящие, что не следует» (1 Тим 5, 13), то в данном случае слово «блядивы», конечно, это не мат. Но сегодня этим словом не назовут болтушку или сплетницу, так назовут распутную женщину, и слово будет уже являться матерным, как обозначающее половое невоздержание.

Мат всегда обозначает всё, что связано с низменной половой сферой. Сначала оба слова существовали обособленно, но затем постепенно стали смешиваться. То есть, слово, о котором идёт речь, раньше не было матерным и не было непристойным, так как не имело ничего общего с развратом и блудом. Вот этот, аспект профессор Московской духовной академии, как то, упустил. В результате чего заблудился сам, да и других ввёл в заблуждение.

Само понятие непристойности поддается определению с большим трудом. Особая трудность заключается здесь в том, что это понятие, во-первых, сильно менялось с течением времени, а во-вторых, носит национально-специфический характер. Филолог А.С. Аранго пишет:

"Что такое "непристойное" (у автора - "обсценное", obscene - В.Ж.)? Вероятно, это искаженное или измененное латинское слово scene, означающее "вне сцены". Следовательно, обсценное это то, что должно находиться вне сцены, иными словами вне театральных подмостков нашей жизни. "Грязное" или обсценное слово это такое, которое нарушает правила поведения на общественной сцене, такое, которое осмеливается озвучить то, что не следует видеть или слышать. Обсценность - это понятие родовое, порнография - один из его видов" [Arango, 1989, с. 9].

Не существует ничего непристойного для всего человечества. Непристойным может быть только то, что в данной национальной культуре и в данный момент определено, как непристойное.

С разбираемым нами словом произошла эмоциональная и смысловая деформация, в результате чего оно стало неприличным, то есть матерным. Случай достаточно редкий, так как в нашем бурно развивающемся обществе происходит обратное. Слова, которые совсем недавно считались неприличными и где попало не вымессионеривались, сегодня становятся нормой с душком вседозволенности.

Ряд не столько грубых, сколько "неприличных" слов приобрел полные права гражданства в связи с резкими изменениями в жизни российского общества - засорением СМИ порнографией и насилием, нецензурщиной, широчайшим распространением венерических заболеваний, половым воспитанием в школе и т.п.

Это, например, "презерватив", "импотенция", "соитие", “секс” и другие. Кстати, слово «педераст» является отрадным исключением, так как, пока ещё, имеет негативный характер и считается ругательным, но только в нашей стране. Однако и ему некоторые адепты либеральной системы, хотят придать статус «обычного» обозначения, «обычной» половой ориентации. Совсем недавно соответствующие темы безоговорочно табуировались за пределами кабинета врача. Сегодня все эти слова допускаются практически в любой компании и неприличными считаться уже не могут.

К чести россиян стоит отметить, что похабные выходки протодиакона вызвали волну возмущения в СМИ, включая его же форум. Но вот что заставляет задуматься и настораживает. Мне стали известны случаи, когда взрослые воцерковлённые люди, уважающие сквернослова-миссионера, после его матерных тирад сами стали частенько употреблять то самое словечко, со всеми его производными.

Ну, а про молодёжь и говорить не приходится. Представляете картинку - ребёнок стал интересоваться православием, посещать святые места, книги читать, лекции известных миссионеров слушать. И вот, в один прекрасный момент, ребёнок получит достаточное количество знаний для новоначального, что бы, не краснея, сказать родителям: «Вчера, был на лекции Андрея Кураева, отмиссионерился по полной, клёвый батя, не обычный ботан, б…дь, не то что вы зашоренные». Учитывая раскрученность и регалии отца протодьякона, заразиться его словоблудием, а потом ещё и оправдать матершину, теперь могут многие. Это и есть миссия со знаком минус, антимиссия, АНТИМИССИОНЕРСТВО.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Сквернословие — это речь, наполненная неприличными выражениями, непристойными словами, бранью. Издревле матерщина в русском народе именуется сквернословием, от слова «скверна». В словаре В. Даля сказано: «Скверна — мерзость, гадость, пакость, все гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно; нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, извержения, кал; смрад, вонь; непотребство, разврат, нравственное растление; все богопротивное».

Мистические корни этого явления уходят в далекую языческую древность. Люди дохристианской эпохи, чтобы оградить свою жизнь от злобных нападок демонического мира, вступали с ним в контакт. Этот контакт мог быть только двояким: демона либо ублажали, превознося его и принося ему жертвы, либо пугали его. Так вот, пугали демона именно скверной бранью, демонстрацией своего непотребства. Но и призывали демона теми же словами, демонстрируя свою одержимость, свою готовность единения с ним. Скверные слова были включены в заклинания, обращенные к языческим божествам, а в языческое время был распространен культ плодородия, поэтому все скверные слова связаны с половой сферой. Таким образом, так называемый мат является языком общения с демонами. Неслучайно в филологии это явление именуется инфернальной лексикой. Инфернальной — значит адской, из преисподни.

В Институте проблем управления РАН ученые обнаружили, что когда человек ругается, то его хромосомы корежатся и гнутся, гены меняются местами. В результате ДНК начинает вырабатывать противоестественные программы. И так постепенно потомству передается программа самоликвидации. Ученые зафиксировали, что бранные слова вызывают мутагенный эффект, подобный тому, что дает радиоактивное облучение мощностью в тысячи рентген.

Мат был осужден на Карфагенском соборе (прав. 71): «Непотребными словами оскорбляют честь матерей семейств и целомудрие других». Употребляющий скверную брань, прежде всего, позорит честь матерей, нагло ругается над богоустановленными законами рождения, забывая, что и сам рожден и воспитан матерью. В русском народе издавна матерщинников именовали богохульниками. Их не пускали в церковь и не садились за один стол.

В наши дни стало тенденцией оправдывать многие грехи с точки зрения науки, права, истории и даже богословия. И самое страшное в этом то, что бездушные научные выкладки и выводы зачастую заглушают голос совести авторов. В результате, не только теряется смысл исследований, но и вводится в соблазн огромное количество людей, безоговорочно доверяющих титулам, регалиям и санам этих деятелей.

Как красиво и метко сказал об этом, много веков назад, истинный отец Церкви, пастырь-проповедник, Богослов, Блаженный Августин Епископ Иппонийский: «Нет, неверно, что легче заучить эти слова в силу их мерзкого содержания; такие слова позволяют спокойнее совершать мерзости. Я осуждаю не слова, эти отборные и драгоценные сосуды, а то вино заблуждения, которое подносят нам в них пьяные учителя…»

Анатолий Артюх, Гатчина

"Байкал24"

РТК

пн вт ср чт пт сб вс