Хлеб и соль северного земледелия

Газета «Наш Север». C принятием эмбарго на ввоз некоторых видов продовольствия в Россию, правительство страны озаботилось так называемым импортозамещением, и в первую очередь это коснулось сельскохозяйственного производства, ведь достаточное количество продуктов — это основа стабильности в обществе. Не является исключением и Иркутская область, территория которой вполне пригодна для животноводства и выращивания зерновых и овощей, но на севере, в зоне рискованного земледелия, инвесторы не торопятся вкладываться в развитие сельскохозяйственных предприятий, и этому есть много причин. О мерах поддержки фермерских хозяйств и о том, что мешает фермерам в полном объёме ими пользоваться, шёл разговор на совещании с участием представителей министерства сельского хозяйства Иркутской области, фермеров и представителей общественности Усть-Кутского района.

Как заметил в начале выступления Илья Сумароков, министр сельского хозяйства, правительство области разработало два сценария развития сельскохозяйственной отрасли: оптимистический и пессимистический. По первому планируется реализовать к 2030 году доктрину безопасного питания, то есть выйти на стопроцентное обеспечение населения продуктами местного производства. Уже сейчас область полностью обеспечивает себя мясом птицы и яйцами и часть их экспортирует в Монголию. Приблизились к показателям самообеспечения по картофелю и овощам. Хуже всего обстоят дела с производством свинины и говядины, всего 60% от необходимого количества.

Поддержка есть, но не для всех

Несмотря на наличие крупных агрохолдингов, значительная часть картофеля, овощей, молока производится в подсобных фермерских хозяйствах, именно им, малым формам хозяйствования, правительство намерено уделить большое значение. С региональной программой можно познакомиться на сайте министерства, там же указан перечень необходимых документов. Но насколько доступна, а вернее недоступна, она сельхозпроизводителям, стало понятно из выступлений присутствующих на совещании фермеров. Мария Антипина давно занимается производством молока, и в этом году попыталась войти в программу поддержки, но она не может претендовать на неё, поскольку её стадо меньше, чем требуется.

— Как-то можно было сразу указать, что с пятнадцатью коровами мне надеяться не на что? — возмущалась женщина. — А ведь мне, чтобы доехать до Иркутска, нужно потратить немалое время и деньги, и всё попусту!

Но самое удивительное в этой истории то, что после отёла у фермера увеличится поголовье до необходимого количества, но поскольку заявку на поддержку можно подавать только в начале года, то шанс получить финансирование в 2017 году упущен.

Правда, не только затруднения в получении финансовой поддержки волнует фермеров. Не меньше проблем связано и с реализацией произведённой продукции. Закон о госзакупках практически отрезает малые фермерские хозяйства от участия в торгах.

— Но вы можете поставлять то же молоко в бюджетные учреждения в рамках прямых договоров на сумму, не превышающую ста тысяч рублей, — заметил Илья Сумароков.

— Но как нам доставлять свежее молоко по нашему бездорожью за десятки километров? — возражали фермеры. — Выгоднее делать сметану и творог.

Не могут пока наши фермеры поставлять в те же бюджетные учреждения и мясо, потому что по нормативным актам, оно должно быть бескостным, а позволить себе держать разделочный цех для малых фермерских хозяйств — непозволительная роскошь.

Телушка — полушка, да рубль перевоз

И здесь на первый план выходит создание сельскохозяйственных кооперативов. Получить сертификат качества на крупную партию молока или мяса гораздо дешевле, чем платить за каждую в отдельности. Создать цех по пакетированию молока или разделке и переработке мяса, чтобы легче выйти на рынки сбыта, также лучше сообща.

Но даже если есть предприятие, готовое принимать сырьё для переработки, не факт, что фермеры готовы будут поставлять туда то же молоко. Речь идёт об усть-кутском молокозаводе «Вита». Парадокс, но ему выгоднее работать на сухом молоке, чем закупать свежее у местных производителей. Заметьте, сырьё, произведённое за сотни километров отсюда, переработанное, привезённоё, оказывается дешевле, чем полученное под боком. Вопрос: почему цена произведённой продукции на месте при всех мерах государственной поддержки оказывается непомерно высокой — требует дополнительного исследования.

К сожалению, сейчас на селе находится мало охотников заниматься тяжёлым крестьянским трудом. Не способствуют приобщению к нему и условия труда в таких районах, как Усть-Кутский. Здесь нет больших площадей, чтобы производство стало массовым, а от экономики никуда не денешься: чтобы товар стал дешевле, производить его нужно больше. Не способствуют удешевлению продукции животноводства и условия выращивания крупного рогатого скота: большую часть года животные находятся на привязи, а не на свободном выпасе, а корма обходятся в копеечку. Стоимость кормов сказывается и на свиноводстве.

Пожалуй, выращенные в наших районах овощи могут составить конкуренцию на рынке потребления, особенно картофель. Не секрет, что сейчас большое внимание уделяется здоровому питанию, и климатические условия здесь могут сыграть хорошую службу. На севере нет многих вредителей, а следовательно, нет нужды лишний раз обрабатывать растения химикатами, против того же колорадского жука, например. Но здесь также не обойтись без создания потребительской кооперации, так как заниматься сбытом крупных партий продуктов проще.

Деньги, братцы, деньги

Сейчас правительство разрабатывает стратегию развития до 2030 года, в которую входит и сельское хозяйство. «Что необходимо сделать, чтобы сельхозпроизводство в северных районах все же получило импульс развития? — задавали вопрос представители министерства. Ответ можно найти в словах Юрия Тупицина, ведущего специалиста Верхнего подрайона, который сказал, что есть прекрасные земли сельхозназначения рядом с Омолоем и Орлингой, сейчас они, к сожалению, зарастают лесом. Чтобы вернуть их в оборот, необходимо, прежде всего, построить дорогу в Верхний подрайон, поскольку сейчас туда можно добраться только по зимнику или летом по реке Лена. Стоимость дороги вместе с созданием проекта по предварительным оценкам составляет два миллиарда рублей. Осилить такое строительство районному бюджету не под силу, на помощь областного и федерального надеяться не приходится, поэтому вопрос освоения этих земель откладывается на неопределённый срок.

Рассчитывать на инвестиции частных инвесторов в сельское хозяйство в северных территориях также не приходится, так как бизнес настроен на быструю окупаемость, что невозможно в данном случае. Пока же каждый из фермеров варится в собственном соку, и выживает, как может.

Вера ТАЮРСКАЯ

РТК

пн вт ср чт пт сб вс