О "нефтяном бобике", "кудриномике" и предстоящем дефолте

"Нефтяной бобик сдох!" - такой вывод делает в своих последних статьях экономист Владислав Жуковский. По его мнению, если в 2011 году оставалась надежда, что "экономика трубы" сможет обеспечивать приемлимые темпы роста производства и социальную стабильность в России, то 2012-й ясно показал бессмысленность этих надежд. Отказ правящей верхушки от реальной политики модернизации и борьбы с коррупцией ставит крест не только на предвыборных обещаниях Путина, но и дает все основания предполагать, что 2013-й год будет самым сложным для власти. Чем дольше будет удерживаться ныняшняя модель экономики, тем, тем чаще и острее будут вспыхивать очаги социального протеста и нестабильности в России, потому что, если ничего не изменится, нас ждет

СТРУКТУРНАЯ ДЕГРАДАЦИЯ и ОБВАЛ РУБЛЯ

2012г. со всей очевидностью продемонстрировал дефолт ресурсно-сырьевой модели "роста без развития". Впервые за долгие годы российская экономика, а с ней промышленность, строительный сектор грузоперевозки и даже доходы населения России перестали реагировать на изменение цен на нефть.

Несмотря на то, что средние цены на нефть оказались на рекордно высоком уровне в 112 долларов за баррель смеси Brent, темпы роста экономики рухнули с 4,9% в начале года до 1,9% по итогам ноября. Одновременно с этим темпы роста промышленного производства сжались с 4,7% в 2011г. до 1,9% в ноябре 2012г., обрабатывающих производств – с 6,5% до 3%, строительного сектора – с 5,1% до 2,1%, а прирост грузооборота транспорта, отражающего реальное положение дел в промышленности, замедлился с 3,4% до 0,4%.

Хуже того, благодаря приверженности правительства политике "кудриномики" и накопления "подушки безопасности", отечественная экономика умудрилась потерять свыше 107 тыс. рабочих мест (5,052 млн выбывших работников на фоне 4,945 млн нанятых). И это на фоне обещанного президентом в начале текущего года создания "25 млн инновационных рабочих мест".

Наряду с этим, вступление в ВТО поставило крест на самой идее модернизации экономики и лишило правительство возможности оказать поддержку отечественной промышленности накануне новой фазы глобально рецессии. ВТО запрещает повышать общий уровень защищённости экономики и оказывать адресную поддержку отдельным секторам экономики, без чего невозможно обеспечить структурную перестройку экономики, модернизацию производства и развитие научно-технического потенциала.

Негативные последствия либерализации внешнеэкономических отношений не заставили себя долго ждать: Автоваз уже заявил, что прекращает закупать листовой прокат у российских металлургов и будет импортировать сталь из Китая и Индии, где благодаря дешёвой рабочей силе, доступных кредитов отпускные цены даже с учётом транспортировки в Россию оказываются существенно ниже российских. Крупнейшие отечественные производители сельхозтехники отчитались о беспрецедентном спаде заказов на фоне наплыва импорта и сворачивания инвестиционных программ и капитальных вложений в основные фонды со стороны российских аграриев.

В рамках принятого бюджета на 2013-2015 годы только с учётом официальной оценки инфляции расходы на национальную экономику подлежат сокращению на 17,9%, на образование - 21,7%, на здравоохранение – на 43,2%, на культуру – на 13,1%, на физическую культуру – на 52,1%, а на находящееся в аварийном состоянии ЖКХ – на 43,8%.

При этом попытки компенсировать сокращение бюджетного финансирования из федерального центра за счёт региональных бюджетов не выдерживают никакой критики – 85% субъектов федерации имеют хронические многолетние дефициты бюджетов, залезают в долги и в значительной степени сами зависят от дотаций, субвенций и субсидий из федерального центра.

Дело дошло до того, что даже в МЭР были вынуждены признать, что имеет место "устойчивое замедление темпов роста", а министр экономики Андрей Белоусов на совещании у президента открыто заявил, что при сохранении нынешних приоритетов макроэкономической политики темпы роста экономики не будут превышать 2%. Тогда как для реализации предвыборных обещаний Путина в области финансирования социальных программ и стимулирования модернизации инфраструктуры ежегодные темпы роста экономики должны превышать 4,5-5%.

Однако больше всего опасений вызывает то, что высокие цены на нефть перестали оказывать позитивное влияние на доходы населения. К тому же, надо учитывать, что реальная "социальная инфляция" для 75% россиян, чьи ежемесячные душевые доходы не превышают среднего показателя по стране, достигает 12-15% (в связи с ускоренным ростом цен на услуги естественных монополий, ЖКХ, транспорт и продукты питания).

Поэтому, вместо увеличения реальных располагаемых доходов населения практически на 5% по итогам неполных 2 лет, как это фиксирует Росстат, произошло их снижение на 3-4%. Тогда как 52% россиян, чьи душевые доходы не дотягивают до 15 тыс. рублей (т.е. до реального прожиточного минимума), стали беднее в реальном выражении на 5-7%. А 37% граждан с доходами ниже 10 тыс. рублей утратили как минимум 10% своей покупательной способности за последние 2 года.

Наблюдается и усиление деградации структуры экономики и архаизации производства на фоне роста экономики на 3,9%. В январе-сентябре текущего года по добавленная стоимость в ничего не производящем финансовом секторе подскочила на 16%, в оптово-розничной торговле – на 7%, а в операциях с недвижимостью, превратившихся в крайне эффективный инструмент легализации преступных доходов и инвестиционный инструмент для 10% богатых россиян, – на 6,6%.

Вместе с тем, произошло снижение веса обрабатывающих производств в структуре экономики с и без того неадекватно низких 16% до 15,6%, сельского хозяйства – с 4 до 3,4%, транспорта и связи – с 9,1 до 8,9%, строительного сектора – с 5,9 до 5,8%, а производства электроэнергии, газа и воды – с 3,8% до 3,4%.

В связи с этим, прогнозы на наступивший 2013-й год неутешительны.иСкорее всего, при сохранении среднегодовых цен на нефть в диапазоне 110-115 долл. темпы роста российской экономики сожмутся до 2-2,5% в первом полугодии 2013г. и продемонстрируют некоторое ускорение до 2,7-3% в последние месяцы года благодаря спаду во втором полугодии и, как следствие, статистическому эффекту низкой базы.

По итогам 2013г. ВВП России вырастет приблизительно на 2,3-2,5% с учётом официального дефлятора, что окажется худшим показателем с 2009г. На деле же с учётом реальной инфляции в размере 10-12% экономика России сожмётся на 1-1,5%, что крайне негативно скажется на доходах населения и будет способствовать расширению имущественной пропасти и социальной напряжённости.

В случае, если средние цены на нефть Brent не смогут превысить отметку у в 120 долл. за баррель, рубль имеет все шансы обесцениться по отношению к американскому доллару до 34,5-35 рублей за доллар. Этому будет способствовать сразу несколько факторов.

Во-первых, опережающие темпы роста импорта по сравнению с приростом экспорта товаров будут усиливать отток иностранной валюты в рамках внешнеторгового баланса.

Во-вторых, в 2013г. практически наверняка сохранится ситуация с бегством капитала за рубеж, хоть его масштабы несколько и сократятся (с 80,5 млрд. долларов в 2011г. и около 60 млрд в 2012 году) до 45-50 млрд долларов. Тем не менее, это также будет способствовать ослаблению российского рубля.

В-третьих, по итогам 2013г. чистые инвестиционные убытки российской экономики расширятся с 50,1 млрд. в 2011г. и 40,1 млрд. в 2010г. до приблизительно 55-57 млрд. долларов на фоне удорожания кредитных ресурсов в иностранной валюте, необходимости рефинансирования внешних долгов и расширения дивидендных выплат иностранным акционерам, большинство которых является российскими гражданами с оффшорной пропиской. Это также будет оказывать давление на курс российского рубля, превратившегося в перекрашенный доллар.

В-четвёртых, практические наверняка расширится дефицит во внешней торговле услугами – с 28,7 млрд. долл. в 2010г. и 35,9 млрд. в 2011г. до 45-47 млрд. по итогам 2013г. Вкупе с ростом отрицательного сальдо баланса оплаты труда (с 8,5-9,5 млрд. долл. в 2010-2011г. до 11-12 млрд. долл. в 2013г.) это усилит вывоз иностранной валюты из российской экономики, 70% которой было получено за счёт распродажи невосполнимых нефтегазовых ресурсов.

В-пятых, как никогда в девальвации заинтересован российский Центробанк, который практически целиком и полностью свёл всю эмиссию национальной валюты (т.е. рубля) к притоку в Россию иностранного капитала – нефтедолларов, иностранных кредитов, спекулятивного капитала. Судя по всему, в нынешней ситуации он даже будет готов пожертвовать своей главной целью, прописанной в законе «О Центральном банке РФ» - обеспечении устойчивости национальной валюты в угоду других целей: обеспечения стабильности национальной платёжной системы и укрепления банковской системы.

К слову сказать, набившая за последние годы оскомину «борьба с инфляцией», в угоду которой Банк России поддерживает искусственный дефицит денег в экономике и отказывается развивать систему долгосрочного рефинансирования экономики, вообще не входит в цели деятельности Банка России.

Как уже отмечалось ранее, российская финансовая системы уже больше 1,5 лет живёт в состоянии усиливающегося дефицита денег и разрастающегося кризиса ликвидности в банковском секторе. Ставки на краткосрочные кредиты на межбанковском рынке подскочили с 2,5 до 6,5% годовых, а стоимость кредитов «овернайт» в середине декабря обновила максимумы середины кризисного 2009г.

Банк России уже сегодня на ежедневной основе поддерживает дополнительное вливание в финансовую систему порядка 3 трлн. рублей и при сохранении нынешних цен на нефть он будет заинтересован в ослаблении рубля по отношению к американскому доллару до 35-35,5 рублей.

В-шестых, и это, пожалуй, самое главное - в обесценении рубля заинтересовано Министерство финансов, которое обязано изыскать дополнительные доходы в бюджет для исполнения предвыборных обещаний президента без радикального оздоровления бюджетной системы.

Не желая повышать качество бюджетной системы, снижать масштабы воровства и нецелевого использования бюджетных ресурсов, увеличивать собираемость налогов с сегодняшних 70% до общеевропейских 85%, отказываться от регрессивной шкалы НДФЛ и социальных взносов в пользу прогрессивной шкалы и повышать налоговую нагрузку на сырьевые отрасли, спекулятивные и торгово-посреднические операции, оно не имеет других возможностей пополнения бюджета.

В данной ситуации радуют только две вещи. Первая – у России всё ещё есть запас прочности, который позволит ей при более-менее адекватном государственном управлении продержаться на плаву 3-4 года при нынешних ценах на нефть и как минимум 1-1,5 года в случае падения цен на нефть ниже 75-80 долл. за баррель смеси Brent. В настоящий момент объём ЗВР России (включая средства Банка России) превышает 520 млрд. долл. (порядка 130% годовых федеральных бюджетов России), что в условиях сползания мировой экономики в новую фазу глобальной рецессии и разрастания кризисных явлений в мире создаёт хоть и временные, но существенные преимущества для России.

Во-вторых, насколько можно судить, в высших коридорах власти происходит медленное, но верное осознание тупиковости того пути, по которому вели Россию идейные наследники «младореформаторов» и «прорабов перестройки» на протяжении последних 11 лет. На уровне слов, предвыборных тезисов и пожеланий уже появились позитивные сдвиги - руководство страны чувствует острую необходимость встраивания в зарождающийся технологический уклад, возрождения наукоёмких производств, умеренного протекционизма (хотя бы на уровне Евросоюза) и укрепления финансово-экономического суверенитета. Будут ли проблемы опять заболтаны или все же на деле удастся власти (нынешней или другой) реализовать тот колоссальный потенциал, которым обладает Россия и который должен быть направлен на повышение уровня жизни российских граждан и конкурентоспособности всей отечественной экономики, а не узкого круга приближенных к коррумпированным чиновникам монополистов, олигархов и глобального бизнеса.

Владислав Жуковский

по материалам

РТК

пн вт ср чт пт сб вс