СМЕНА ПРИОРИТЕТОВ

Ежегодное послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию – не тот документ, который пишут, желая удивить слушателя. Однако на этот раз президенту удалось и удивить, и озадачить всех, кто уделил посланию больше внимания, чем нужно для просмотра вечерней программы новостей.

РЕЛЬСЫ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МАШИНЫ

Большой по объему текст Послания можно условно разбить на четыре блока: описание современного состояния России и очевидные итоги модернизации; проблемы отношений граждан и государства, совершенствование политической системы и реформа правоохранительных органов; реформирование вооруженных сил и международные отношения – и отдельно, в центре композиции, проблемы демографии.

В первой части Президент констатировал успешный выход страны из экономического кризиса, заявил об экономическом росте в 4%, повышении доходов граждан на 5% и сокращении численности безработных с 7 до 5 млн человек.

Несмотря на кризис и аномальную жару лета 2010 года, государство продолжит выполнение своих обязательств и даже возьмет на себя дополнительные: планируется сокращать дефицит бюджета, выделить на поддержку сельского хозяйства 150 млрд рублей, довести до логического завершения программы строительства жилья для ветеранов и военнослужащих, повысить зарплаты бюджетникам.

Дмитрий Медведев сознает, что ситуация в экономике очень непростая и даже заявил – чего, похоже, никто не ожидал – что для малого бизнеса будет установлен двухлетний переходный период по выплате страховых взносов и ставка 26% , а не 34%, как для всех других структур.

Судя по первой реакции, которую можно отследить в интернете, предпринимателей это послабление ничуть не обрадовало – ставка все равно выросла в два раза и многие откровенно говорят, что с 1 января 2011 года не заплатят своим работникам ни рубля «белой» зарплаты.

Каждому из таких предпринимателей есть что рассказать (не под протокол и не для суда, разумеется) об отношениях с властями, милицией и контролирующими органами. И каждая такая история повествует о чудесах изворотливости со стороны бизнеса и чудовищной коррумпированности со стороны властей.

Президент Медведев – первый российский правитель, который, благодаря собственному увлечению возможностями Интернета, может все это знать не в пересказе советников и экспертов, а из первых рук. Тем не менее, в Послании к Федеральному собранию, Президент не стал останавливаться на этих проблемах, сосредоточившись на успехах атомной индустрии, производстве сверхмощных компьютеров и перспективах инновационного города Сколково.

Понимая, что словам веры все меньше, он потребовал законодательно ввести ответственность должностных лиц за нарушение сроков оказания государственных услуг и несоблюдение процедур, предусмотренных административными регламентами. Причем дал правительству на разработку предложений по этому поручению всего месяц – 2011 год начнется для чиновников с многообещающей информации...

Им, кстати, и без того достается. Главными ответственными за положение дел в регионах Дмитрий Медведев назвал губернаторов, а дополнительным критерием оценки эффективности работы – количество рабочих мест, созданных в несырьевом секторе производства.

Как это сделать в современных условиях, когда главам регионов нужно одновременно повышать эффективность работы собственных подчиненных (точнее говоря – заново учить их всему), сокращать дефицит бюджета и выполнять социальные обязательства в условиях снижения дотаций из федерального центра - классическая загадка в стиле «пойди туда, не знаю куда, принеси то, что я сказал, причем точно по списку».

При этом, органам государственной власти в регионах прямо приказано избавиться от активов, не связанных с исполнением государственных функций – задача непростая еще и потому, что ничего привлекательного для бизнеса во многих регионах уже не осталось, а просто сбросить «заводы, газеты и пароходы» с баланса регионального бюджета нельзя.

Судя по тем же публикациям в СМИ и интернете, общество без особого энтузиазма восприняло и обещание подготовить новую редакцию пресловутого закона о госзакупках – в свое время на действующий закон возлагались большие надежды, которые он совершенно не оправдал. Так с чего вдруг новый закон окажется лучше? Слабая надежда на перемены могла бы быть в том случае, если бы закон писал новый состав Государственной думы, но раз Президент сказал «сделать», то, скорее всего, успеют и нынешние депутаты. Цена вопроса, как признал сам Дмитрий Медведев, составляет не менее триллиона рублей, а за такую сумму можно так «обновить» и «поправить» закон, что станет только хуже.

Есть, правда, одна возможность, которую сам Президент решил из разового мероприятия вырастить в полноценную систему – общественное обсуждение законопроекта через все тот же чудодейственный интернет. Первый блин, «испеченный» на раскаленном до красна (шутка ли – под 30 тысяч замечаний от граждан и организаций) законопроекте «О полиции» оказался вовсе не комом и Дмитрий Медведев дал своей Администрации сроку до конца года на разработку полноценной процедуры.

Примечательно, что в свое время таким же чудодейственным средством против коррупции и ошибок считалась Общественная палата: иллюзий давно нет, а структура, не оправдавшая надежды, осталась.

ЗАДАЧА НОМЕР ОДИН

В отличие от первых трех элементов послания, адресованных скорее государственным мужам и узким группам заинтересованных профессионалов, демографический блок представляет интерес для всего населения страны. Хотя и весь остальной текст послания написан не по-чиновничьи, ясно и доходчиво, этот блок, составляющий половину всего объема послания, выделяется эмоциональностью – возможно, именно над ним Президент так заработался накануне, что даже забыл поужинать, как он сам признался в «Твиттере»…

По формальным показателям ситуация в стране в последние годы улучшилась: «…рождаемость в России увеличилась более чем на 21 процент. Младенческая смертность сократилась на четверть. В прошлом году, впервые за 15 лет, нам удалось выйти на рост численности населения России». Но этого, как показали первые итоги переписи населения, оказалось явно недостаточно, и Президент предложил Федеральному собранию конкретную программу из семи пунктов.

Первый и второй представляют специфический профессиональный интерес для медиков и чиновников от здравоохранения: повысить доступность и качество медицинской и социальной помощи матерям и детям, развивать программу «Родового сертификата» и систему восстановительного лечения для детей первых трех лет жизни, новорожденных с низкой массой тела; провести технологическую модернизацию детских поликлиник и больниц, повысить квалификацию их сотрудников; с 2011 года проводить углубленную диспансеризацию школьников.

За вычетом программы родового сертификата в этих предложениях нет ничего нового – всегда есть куда повысить оснащенность медицинских учреждений и квалификацию врачей, а углубленная диспансеризация – это просто старая советская практика, от которой в свое время отказались то ли ради копеечной экономии, то ли в надежде, что граждане, оснащенные бесплатными страховками, позаботятся о своих чадах сами.

Еще один пункт - в Послании Президента он значится под номером шесть – касается семей, получающих благотворительную помощь на лечение тяжелобольных детей: тот факт, что для исключения такой помощи из налогооблагаемой базы семьи потребовалось специальное вмешательство главы государства очень нехорошо характеризует российских чиновников и законодателей.

Практика выплаты так называемого «материнского капитала» показалась Президенту настолько успешной, что вокруг нее он выстроил целую систему стимулирования рождаемости. В первую очередь Дмитрий Медведев распорядился сделать постоянной практику использования этих средств на выплату ипотечных кредитов.

Понимая, что одной рукой раздавать деньги, а другой отнимать их у многодетных семей непродуктивно, он также предложил увеличить сумму налогового вычета до 3 тысяч рублей, но только на каждого ребенка начиная с третьего.

Третий ребенок вообще стал одной из «главных фигур» президентского послания – считается, что с этого рубежа семья (а, следовательно, и общество) переходит с простого воспроизводства к столь нужному сейчас расширенному.

Практически все главы регионов, присутствовавшие в Георгиевском зале Кремля при прочтении Президентом послания, ухватились за одно из предложений – при рождении третьего ребенка выделять семье земельный участок для строительства дома или дачи – даже не пытаясь просчитать, а чем же может закончиться распространение этой идеи на всю страну.

НЕМНОГО РЕАЛЬНОСТИ

А может получиться вот что. Третий ребенок для обычной семьи – это резкое снижение жизненного уровня, потому что, несмотря на материнский капитал, доход семьи, формирующийся на протяжении как минимум года из зарплаты одного только отца, приходится делить на большее количество людей. Никаких льгот при оплате услуг ЖКХ при этом не предусмотрено, а квартплату повысят сразу и без рассуждений. Никаких льгот при поступлении в детский сад тоже не ждите, а по официальным данным, приведенным в Послании, на начало 2010 года в очереди в детские сады стояло 1,68 млн детей – из 26 млн живущих в стране. Это означает, что срок условной бедности продлевается до того момента, когда детей удастся пристроить в детский сад или сдать в школу, то есть лет на семь.

Хоть и считается, что старшие дети или старшие родственники могут позаботиться о младших, на дворе XXI век и у старших всегда найдется дело поинтереснее: у детей, к примеру, дополнительные занятия, а у бабушек и дедушек – работа. Это значит, что заботиться о детях будут исключительно родители.

Официальная статистика ничего не может сказать по поводу того, сколько часов в неделю работает наш человек, но 40 часов – это установленный законом минимум, реальность же гораздо хуже: доходы в том же Сибирском федеральном округе колеблются от 15 до 22 тысяч рублей, а это значит, что для более или менее сносного существования семьи с тремя детьми, один из родителей или даже оба должны трудиться в двух-трех местах, то есть отдавать работе часов 60-80 в неделю. Если вычесть из 168 часов, составляющих одну неделю, время на отдых, поездки на работу и прочие обязательные вещи, детям достанется совсем немного.

Теперь представим, что такой вот обычной семье сваливается в виде подарка от государства земельный участок, на котором нет ровным счетом ничего (кроме, может быть, леса) и за который, теперь, хочешь – не хочешь, а придется платить налоги. Если участок разрешат продать – это одно дело, может быть повезет выручить хоть какие-то деньги. А вот если право на собственность будет ограничено требованием целевого использования (как в советское время было требование вести садово-огородническое хозяйство) – пиши пропало: свободного времени у родителей не будет совсем и, с высокой долей вероятности, помыкавшись несколько лет, семья этот участок бросит. Примеров тому в Иркутской области множество – хоть под Иркутском в районе Мельничной Пади, хоть под Ангарском в Усольском районе. Отдаленные, лишенные дорог, привычных удобств, охраны и связи, стоят заброшенными десятки, если на сотни дачных участков, пользы от которых их владельцы никогда не видели. Трудно сказать, какие ощущения вызывает слово «дача» у Президента и других чиновников, но для многих граждан это синоним слова «каторга».

Другое дело живые деньги – недаром Президент привел пример Ульяновской области, где выплачивают региональный аналог «материнского капитала». Две выплаты – федеральная и региональная – в сумме дают примерно полмиллиона рублей, что для большинства регионов СФО больше, чем годовой заработок среднестатистического работника или от одной пятой до одной восьмой стоимости квартиры для многодетной семьи.

Кстати, недоступное жилье, наряду с детскими садами, является одним из главных факторов, сдерживающих темпы роста населения. Для кого-то это и материнский капитал решение, но явно не для всех. Поэтому, как ни крути, придется возвращаться к тому моменту, когда в России численность населения росла наиболее быстрыми темпами. Было это в позднем СССР, когда баланс между временем, проведенным на рабочем месте, и уровнем доходов был таков, что не требовалось подрабатывать, а условная стоимость квартиры была ограничена готовностью гражданина работать на определенном предприятии – строители или жители городов-новострек, например, могли получить жилье за год или два.

Понимая, что вернуть общественно-политическую систему не получится, местные руководители могли бы предложить государству некий аналог испытанного метода. Например, обязать строительные компании предоставлять в новостройках несколько квартир собственным работникам – заодно можно было бы решить и проблему нехватки рабочих кадров.

Тем предприятиям, которые не строят жилье самостоятельно, нужно очень настоятельно предложить повышение зарплат работникам, которые решатся на увеличение семьи. В этом нет ничего необычного: в Китае, например, где проблемой стал избыток населения, офицер или чиновник не получат повышения, если в их семье появится лишний ребенок – почему бы нам не сделать наоборот?

ПРОСТОР ОТКРЫТ

Описывая в послании проблемы, стоящие перед государством и обществом, Президент в основном обозначил задачи, решение которых он считает наиболее актуальными, и, в самых общих чертах, описал пути их решения. У региональных и даже муниципальных органов власти есть возможность не только выбрать себе, скажем, один из трех способов увеличения количества мест в детских садах, но и, сообразно обстоятельствам, проявить собственную инициативу и прославиться благодаря упоминанию в очередном Послании.

Текст послания представляет собой не догму или канон, но вехи, определяющие самое общее направление движения общества. Комментируя на следующий день после оглашения послания слова Дмитрия Медведева, помощник президента Аркадий Дворкович отметил, что выполнение прямых указаний будет контролироваться, а с пожеланиями чиновники должны определяться самостоятельно, ориентируясь на положение дел в конкретном регионе.

Можно, например, не спешить с раздачей земли – где-то просто нет ее излишков, а где-то она представляет собой просто вечную мерзлоту, которая никому не нужна. Главное, что вытекает из Послания – местные власти должны действовать и не должны уповать только на указания из центра.

РТК

пн вт ср чт пт сб вс