Эдуард Дикунов: «Областная собственность должна работать в интересах каждого жителя региона»

Широка родная Иркутская область. Много в ней лесов, полей и рек, нефти и газа, заводов и фабрик. Так много, что иногда кажется - управлять областной собственностью особенно не нужно, и так всё будет хорошо, всем добра хватит. Но само собой "всё хорошо" не складывается. Разговоры, которые возникают то вокруг Корпорации развития, то вокруг иркутского аэропорта, лишний раз напоминают об этом. Депутат Законодательного Собрания Приангарья Эдуард Дикунов уверен, что именно сейчас у региона есть уникальный шанс законодательно изменить ситуацию.

Пустующий Дом офицеров, который мог бы стать многолюдным и шумным Дворцом молодёжи, аварийный архитектурный памятник Дом Кузнеца, много лет закрытый для детей ТЮЗ - всё это примеры неэффективного управления областной собственностью. Ещё печальнее дело обстоит с областными предприятиями.

Зимой замерзала Вихоревка, а областной "Облжилкомхоз" ничем не мог ей помочь, потому что находится в состоянии банкротства.

ОАО "ИРЖА" ассоциируется с пикетами дольщиков "Иннокентьевской слободы", которые годами не могли дождаться своего жилья. Может быть, после этого кто-то и побоялся бы связываться с таким предприятием, но АО "Корпорация развития Иркутской области" (КРИО) бесстрашно затеяла с ним новый проект на сотни миллионов рублей.

"Корпорация развития" и её дочки

КРИО, акции которой на 100% принадлежат Иркутской области, сама может служить отличным примером неэффективного управления. Уставной капитал этой областной структуры составляет 1,9 млрд. рублей и вот уже более трёх лет мы ждём, когда же она начнёт хоть как-то работать. Вместо того, чтобы выполнять уставную цель - искать и приводить в область инвесторов, наша красавица три года отталкивала даже тех, кто приходил к ней сам со своими проектами. Между тем, средства акционерного общества просто лежали на депозитах и содержали его сотрудников. То есть, в течение всех этих лет даже такому стопроцентно ликвидному активу, как деньги, чиновники не смогли найти никакого применения.

Наконец, недавно корпорация начала действовать. Но, иногда кажется - лучше бы она этого не делала. В прошлом году при участии КРИО было создано несколько "институтов развития" - агентство инвестиционного развития, фонд микрокредитования, фонд развития промышленности. В каждую структуру планируется вложить в среднем от 100 до 300 млн. рублей средств корпорации, то есть областного бюджета. И никто не может объяснить депутатам, как измерить эффект, который получит регион от создания этих структур. И почему по итогам года приказало долго жить около трёх тысяч субъектов малого бизнеса, несмотря на создание фонда микрокредитования? Казалось бы, эффект должен быть прямо противоположным.

Недаром всё-таки эта некоммерческая организация попала под пристальный парламентский контроль буквально с момента своего появления на свет. Официально было заявлено, что региональный фонд создаётся на базе Ангарской муниципальной микрофинансовой организации, а его учредителями выступают КРИО со своим взносом в 100 млн. рублей, Министерство экономического развития Иркутской области (Минэко) и Ангарский муниципалитет. Однако чуть позже выяснилось, что наряду с областными и муниципальными структурами, в состав учредителей вошли две коммерческие организации - учредители Ангарской муниципальной организации микрокредитования и Ангарского технопарка.

Сейчас происходит именно то, о чём предупреждали депутаты: подавляющее большинство кредитов выдано малому бизнесу Ангарска и Ангарского района, резидентам Ангарского технопарка. Предприниматели из других районов области получают отказы и уже формируют особый "отказной" список обиженных. То есть, кто-то получает преференции, а все остальные - подождут.

«Подменяя функции регулятора»

Незаметно многие забыли, что цель создания корпорации - привлечение инвестиций в регион. Декарировалось, что на каждый бюджетный рубль КРИО должна привлечь 10 рублей частных инвестиций, на 2 млрд. - 20 млрд. рублей. Однако, уже учрежденные ею некоммерческие фонды никогда не принесут прибыль своему учредителю. По закону, прибыль они могут потратить на самих себя, на отпуска для сотрудников, на что угодно, но в бюджет ничего не вернут. Может быть, они используют прибыль наилучшим образом, например, отдадут больным детям. Но это всё равно противоречит целям создания КРИО, прописанным в её уставе. Смысл создания этого инструмента уже сегодня полностью размыт. Так зачем же средства корпорации в спешном порядке вкладываются в эти фонды? Кстати, сколько денег осталось на счетах Корпорации сегодня – тоже большой вопрос.


- У меня складывается впечатление, что КРИО начинает подменять регулятора, - говорит Эдуард Дикунов. - Регулятор в нашем случае - это Минэко, а КРИО лишь инструмент. Создание многочисленных фондов - это функции регулятора и раньше он её выполнял.

К примеру, с 2009 года в Приангарье работает "Иркутский областной гарантийный фонд". Последний учреждён Минэко для поддержки всё того же малого бизнеса и на сегодня является одним из самых успешных и капитализированных в России. В 2015 году крупнейшее рейтинговое агентство "Эксперт РА" присвоило ему рейтинг класса А+, то есть "очень высокий уровень надёжности гарантийного фонда". А самое главное, что фонд, учреждённый правительством совершенно прозрачен для любых проверок.

- Мы можем контролировать, что происходит в гарантийном фонде или в КРИО, поскольку они напрямую учреждены правительством области, - отмечает Эдуард Дикунов. - Согласно новым поправкам в закон, депутаты даже смогут входить в состав директоров областных предприятий. Но мы не имеем права вмешиваться в деятельность созданных КРИО структур, в том числе и некоммерческих фондов. Поэтому, если бы кто-то захотел вывести бюджетные деньги из под парламентского контроля, или проверок Контрольно-Счетной палаты (КСП), лучшей схемы просто не найти.

"Никто не получит преференций"

Не успев разобраться со "старшенькими", КРИО создаёт новую "дочку" – АО "ИркутскАэроинвест". Это совместный проект нашей "Корпорации развития" и АО "Новапорт Иркутск" по развитию ОАО «Международный Аэропорт Иркутск».

И настойчиво работает только с этим инвестором, утверждая, что "Новапорт" - единственная компания, которая согласилась на сотрудничество. При этом она якобы не просила никаких преференций на будущее. Пока же совместная компания занимается только проектной деятельностью, делая это из чистого патриотизма. А теперь скажите, кто в это поверит? Вот и депутаты не верят. Спикер Законодательного Собрания Сергей Брилка отметил, что у парламентариев нет ответов на все вопросы, нет полного видения дальнейшего развития ситуации.

"По сути, это реформа"

- Я ни в коем случае не склонен кого-либо в чём-то обвинять или искать виноватых, - подчёркивает Эдуард Дикунов. - Хотя бы потому, что неэффективная система управления областной собственностью сложилась не вчера и не сегодня. Каждый конкретный руководитель приходит и пытается сдвинуть целый воз проблем. Не удивительно, что получается не всё. Убеждён, управление областной собственностью не должно зависеть от одной конкретной личности, нам нужна чётко отлаженная система.

На ближайшей сессии Законодательного Собрания в третьем чтении будет рассматриваться законопроект, одним из авторов которого является Эдуард Дикунов. По сути, это реформа управления областным имуществом. Законопроект устанавливает дополнительные требования к ежегодному отчёту о распоряжении собственностью Иркутской области. В третьем чтении депутатам предстоит принять уже конкретные требования к отчёту. Наверное, эти слушания станут самыми важными, потому что правдивость представленной в отчёте картины напрямую зависит от тех критериев, которые заложены в её основу.

Проекты решений - под контроль

Например, новый законопроект предлагает ввести целый ряд индикаторов в отчёт. Так, индикатор целесообразности предложил бы в рабочем порядке, без лишних запросов со стороны депутатов объяснить, насколько целесообразно создавать различные фонды именно через КРИО, а не через правительство напрямую. Правовой индикатор предлагает указать законодательную норму, которая послужила основой для такого решения.

Индикатор вариативности покажет, почему региональный фонд микрокредитования был создан как некоммерческая организация и чем эта организационно- правовая форма предпочтительнее других? Согласно уставу, все участники некоммерческой организации имеют равное количество голосов. Неважно, что КРИО, а по сути - областной бюджет, влил в уставной капитал организации 100 млн. рублей, а коммерсанты - менее 20 млн., они имеют равные права при принятии решений.

Остаётся добавить один штрих - фонд работает без году неделю и не доказал свою эффективность, а КРИО уже собирается его поддерживать в течение трёх лет и отложила для этого 300 млн. рублей. На каком основании принято такое решение потребовал бы объяснить индикатор бюджетной эффективности. Он как раз даёт оценку, какой эффект получит бюджет от принятого решения. Депутатам, опять же, не пришлось бы писать запросы в прокуратуру.

Ну а самое главное, для того, чтобы составить отчёт по новым критериям, появится заинтересованность принять специальную программу по управлению областной собственностью, как это уже сделано на федеральном уровне. Она будет открытой и прозрачной, как любой официальный документ. Вот тогда решения можно будет обсуждать еще на уровне проектов. Например, сейчас планируется создать АО "Центр недвижимости Иркутской области". Это акционерное общество займется ремонтом комплекса зданий, в которые планируется перевести всех чиновников. Вот эту тему ещё не поздно проанализировать.

Наука даёт "добро"

Стоит отметить, что законопроект разработан на базе научного исследования, которое проводил Байкальский государственный университет. В научном заключении кафедры государственного и муниципального управления Сибирского института управления - филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ сказано, что результат работы "позволит существенно улучшить качество планирования и разработки государственных решений в сфере имущественно-земельных отношений, предотвращать и минимизировать возникновение рисков на ранних стадиях принятия решений. Полученные результаты имеют высокую практическую значимость, являются новаторскими и не имеют аналогов в региональной практике РФ".

В последнее время очень много говорится о борьбе с коррупцией. Прямо сейчас у депутатов Законодательного Собрания и у правительства Иркутской области есть мощное средство, которое установит реальный заслон возможным проявлениям коррупции в регионе и поставит решения власти под общественный контроль. "Областная собственность должна эффективно работать на благо каждого жителя региона, - уверен Эдуард Дикунов.– Сделать это реально. В частности, для этого нужно принять качественный закон, прописать в нём не просто удобные кому-то, а действенные критерии, которые заставят нас всех работать чуточку лучше". Конечно, учиться новому, работать над собой всегда трудно. Но ведь без этого не бывает развития, ни личностного, ни государственного.

Екатерина ДЕНИСОВА

РТК

пн вт ср чт пт сб вс