Что Путин хотел сказать американцам о Сирии

Один из самых непримиримых к существующему режиму власти политических блогов на русском языке "Спутник и Погром" опубликовал дословный перевод вчерашней статьи Владимира Путина в The New York Times. Как отмечают авторы интернет-издания, "Путин и раньше писал статьи в иностранную прессу, но они сводились к великому тезису «за все хорошее против всего плохого» и не несли сколько-нибудь примечательной смысловой нагрузки. В случае же NYT президент Российской Федерации, самой большой страны мира, с третьим по размерам оборонным бюджетом (после США и Китая), фактически просит США не начинать войну в Сирии посредством открытого письма в главной либеральной газете Америки.

...Десантники в Приштине, отгоняющие БТРом со взлетно-посадочной полосы английский вертолет с коммандос, вспоминаются как странный чужой сон. Стабильность. Державность. Духовность. И Путин, на правах колумниста (!!!) умоляющий Обаму не бомбить Асада (вместо того, чтобы отправить Асаду дивизионы С-400).

...«Сами мы не местные, документы украли на вокзале, не бомбите, Христа ради!»..."

К настоящему моменту уже известна первая реакция некоторых американского истеблишмента на статью российского президента. "Газета.ру" цитирует источник в администрации президента Обамы, который в интервью CNN заявил:

"Он (Путин - "Байкал24") выдвинул предложение, и теперь это его зона ответственности. Это хорошо…. Он полностью вложился в разоружение Сирии, и это потенциально лучше, чем военный удар, который … не позволил бы полностью избавиться от химического оружия. Теперь это его проблема. Он … должен выполнить, что обещал".

Возвращаясь к статье, в редакции S&P не преминули отметить, что "статья написана на УЖАСНОМ английском языке, и у образованного американского читателя сочинение Путина вызовет хохот своими деревянными речевыми оборотами."

Как уверяют в редакции блога, переводчики "постарались перевести Путина максимально близко к оригиналу, ничего не редактируя, чтобы вы могли прочесть слезное путинское обращение примерно так, как его будут читать американцы."...

Итак:

Владимир Путин, The New York Times, номер от 11 сентября 2013 года

ПРИЗЫВ К ОСТОРОЖНОСТИ ОТ РОССИИ

Что Путин хочет сказать американцам о Сирии

Последние события вокруг Сирии заставили меня обратиться напрямую к американскому народу и их политическим лидерам. Это важно сделать во время недостаточного общения между нашими обществами.

Отношения между нами прошли различные стадии. Мы противостояли друг другу во времена Холодной Войны (по непонятной причине Путин пишет название войны со строчной буквы, хотя в английском принято писать названия войн с заглавных букв — примечание переводчика). Но однажды мы были союзниками и победили нацизм вместе. В результате была учреждена Организация Объединенных Наций для того, чтобы не допустить повторения подобных разрушительных событий.

Основатели ООН понимали, что решения, касающиеся войны и мира, должны случаться (это не опечатка, в статье автор пишет «decisions … must happen») только при всеобщем консенсусе, и при согласии США право вето постоянных членов Совета Безопасности ООН было закреплено в Уставе ООН. Глубокая мудрость этого подкрепляла стабильность международных отношений на протяжении десятков лет.

Никто не хочет, чтобы Организацию Объединенных Наций постигла судьба Лиги Наций, которая рухнула, потому что у неё не было реальных средств воздействия. Это возможно, если влиятельные страны будут обходить ООН и предпринимать силовые действия без одобрения Совета Безопасности.

Возможный удар США по Сирии, несмотря на сильную оппозицию со стороны многих стран и важных политических и религиозных лидеров, включая Папу Римского (слово pope — с маленькой буквы), приведет к еще большему количеству невинных жертв и эскалации, возможному распространению конфликта далеко за пределы Сирии. Удар увеличит насилие и развяжет новую волну терроризма. Это может подорвать многосторонние усилия по разрешению иранской ядерной проблемы и израильско-палестинского конфликта, а также еще больше дестабилизировать Ближний Восток и Северную Африку. Это может вывести всю систему международного права и порядка из равновесия.

Сирия наблюдает не борьбу за демократию, а вооруженный конфликт между правительством и оппозицией в мультирелигиозной стране (в английском предложении несколько грамматических ошибок). Существует несколько «чемпионов» демократии в Сирии (не очень понятно, что хотел этим сказать Путин). Но там также достаточно бойцов Каеды (в оригинале у Путина — Qaeda fighters) и экстремистов всех мастей, воюющих против правительства. Госдеп США признал организации Аль Нусра и Исламское государство Ирак, Давлат аль-Ирак Аль-Исламия, воюющие на стороне оппозиции, террористическими организациями. Внутренний конфликт, подпитываемый поставками вооружения оппозиции, — один из наиболее кровавых в мире.

Наемники из арабских стран, сражающиеся там, и сотни боевиков из западных стран и даже России, являются предметом нашей глубокой озабоченности. Не собираются ли они возвращаться в наши страны с опытом, приобретенным в Сирии? В конце концов, после военных действий в Ливии экстремисты переместились в Мали. Это угрожает нам всем.

C самого начала Россия отстаивала идею мирного диалога, позволяющего сирийцам разработать компромиссный план для своего будущего. Мы защищаем не сирийское правительство, а международное право. Нам необходимо воспользоваться Советом Безопасности ООН и верить в то, что сохранение закона и порядка в сегодняшнем сложном и турбулентном мире является одним из немногих способов сохранить международные отношения от сползания в хаос. Закон есть закон и мы должны подчиняться ему, нравится нам это или нет. Согласно существующему международному законодательству, использование силы разрешено только в случае самозащиты или по решению Совета Безопасности. Все прочие случаи являются неприемлемыми согласно Уставу ООН и представляют собой акт агрессии.

Никто не сомневается, что отравляющий газ был применен в Сирии. Но существуют все основания полагать, что он был использован не сирийской армией, а оппозиционными силами для того, чтобы спровоцировать вмешательство своих влиятельных заокеанских хозяев, которые примкнут к фундаменталистам. Сообщения о том, что боевики готовят следующую атаку — на этот раз против Израиля — не могут быть проигнорированы.

Вызывает озабоченность тот факт, что военное вмешательство во внутренние конфликты в иностранных государствах стало обыденной практикой для США. Входит ли это в долгосрочные интересы Америки? Я сомневаюсь в этом. Миллионы во всем мире всё больше видят Америку не как модель демократии, а как страну, полагающуюся исключительно на грубую силу, сколачивающую коалиции по принципу «либо ты с нами, либо против нас».

Но использование силы оказалось неэффективным и бессмысленным. Афганистан шатается и никто не может сказать, что произойдет после вывода международного воинского контингента. Ливия разделена между племенами и кланами. В Ираке продолжается гражданская война с десятками гибнущих каждый день. В Соединенных Штатах многие проводят аналогии между Ираком и Сирией и спрашивают, почему их правительство хочет повторить недавние ошибки.

Неважно, насколько прицельными будут удары и насколько продвинутым будет оружие, потери среди мирного населения неизбежны, включая стариков и детей, которых удары призваны защитить.

Весь мир реагирует на это, задаваясь вопросом: «Если ты не можешь положиться на международное право, тогда необходимо искать другие способы обеспечения безопасности». Поэтому большое количество стран пытаются заполучить оружие массового поражения. Это логично: если у вас есть бомба, никто не будет вас трогать. Нам остается только говорить о необходимости усиления нераспространения, в то время как на самом деле это разрушается (дословный перевод).

Мы должны прекратить использование языка силы и вернуться на путь цивилизованного дипломатического и политического урегулирования.

Новая возможность избежать военных действий появилась за последние пару дней. Соединенные Штаты, Россия и другие члены международного сообщества должны воспользоваться желанием сирийского правительства поместить свой химический арсенал под международный контроль для его последующего уничтожения. Судя по заявлениям президента Обамы, США видит это как альтернативу военным действиям.

Я приветствую интерес президента в продолжении диалога с Россией и Сирией. Мы должны работать вместе, чтобы надежда оставалась жива, как мы договорились на саммите Большой Восьмерки в Лоу Эрн в Северной Ирландии в этом июне, и перевести дискуссию обратно в сторону переговоров.

Если мы сможем избежать применения силы в отношении Сирии, это улучшит атмосферу в международных отношениях и усилит взаимное доверие. Это будет нашим общим успехом и откроет возможности для сотрудничества в критических ситуациях.

Моя работа и личные отношения с президентом Обамой ознаменованы растущим доверием. Я ценю это. Я внимательно изучил его обращение к нации в этот вторник. И я скорее не соглашусь с примером, который он привел по поводу американской исключительности, отмечая, что политика Соединенных Штатов — это «то, что делает американцев другими. Это то, что делает нас исключительными». Это крайне опасно поощрять людей видеть себя исключительными вне зависимости от мотивации. Существуют большие страны и маленькие страны, богатые и бедные, с богатыми демократическими традициями и еще ищущие свой путь к демократии. Их политика отличается. Мы все разные, но когда мы просим Бога нас благословить, мы не должны забывать, что Бог создал нас равными (дословный перевод).

Оригинал NYT - http://www.nytimes.com/2013/09/12/opinion/putin-plea-for-caution-from-russia-on-syria.html?_r=0

Официальный перевод - http://kremlin.ru/news/19205

"Байкал24"

впервые опубликовано

РТК

пн вт ср чт пт сб вс