Религия приходит в школу и в армию России

Вообще-то, у этого материала главный заголовок звучит по другому - "Барвиха открывает новую эру". Можно понять радость религиозных деятелей и их информационных ресурсов. Но все же, редакция Портала "Байкал24" сочла возможным использовать в "шапке" статьи её подзаголовок просто потому, что мы не видим в произошедшем повода для оптимизма. Фактически, всенародно избранный Президент уступил клерикальным функционерам в вопросе, касающемся абсолютного большинства населения; в вопросе, который стоило бы вынести на всенародный референдум, а не решать кулуарно в подмосковной резиденции...

БАРВИХА ОТКРЫВАЕТ НОВУЮ ЭРУ

Религия приходит в школу и в армию России!

Одним из важнейших событий ушедшего 2009 года для мусульман России стало решение Президента Д.А.Медведева о введении уроков религиозной культуры в средней школе, а также разрешение имамам работать с военнослужащими в составе Вооружённых сил России. Несомненно, на встрече с представителями религиозных общин страны, среди которых были и представители Ислама, началась по сути новая эпоха государственно-конфессиональных отношений. Ранее религия не допускалась ни в светскую государственную школу, ни в армию. Теперь же ясно, что 21 июля 2009 года и само название подмосковной резиденции Президента Барвиха особой строкой войдут и в историю мусульманства – ведь ничего подобного ранее не было ни в практике Российской империи, ни тем более в СССР, и даже в новейшей истории Российской Федерации.

Доказательства от противного?

Что же привело к принятию таких решений, на первый взгляд – неожиданных и даже по-своему революционных? Первое – это необходимость выставить заслон тем негативным процессам, которые ставят под вопрос само физическое выживание народов нашей страны. Кратко перечислим всем известные и оттого ещё более горькие реалии наших дней: коррупция, демографическое вырождение (превышение смертности над рождаемостью), тотальные эпидемии алкоголизма и наркомании, игромании и токсикомании, столкновения на межнациональной и межрелигиозной почве, вызванные массовой миграцией и взаимным невежеством, в армии своя специфика – дедовщина…

Да, эти негативы осознаны уже не первый год и на самом высоком уровне - им теперь противопоставлены огромные по затратам национальные программы. Но есть одно "но" - все эти нацпроекты пробуксовывают в среде, утерявшей мораль. Ну как бороться с коррупцией, например, в обществе, где нет чётких понятий о добре и зле, о материальном и вечном, о жизни земной и посмертии? Ведь прав был герой Достоевского: "Если Бога нет, то всё позволено". Понятия о жизни в обществе должны корениться не в уголовном "этикете" с его блатными "понятиями", а в философских и религиозных представлениях, отработанных веками. Вся практика постсоветской Перестройки показала ярко и жёстко – без возрождения религии общество скатывается в цинизм и лихорадочное потребительство, теряет не только свою национально-культурную идентичность, но даже человеческий облик. Последние трагедии, потрясшие страну – пожар в "Хромой лошади" в Перми, авария на Саяно-Шушенской ГЭС, стрельба пьяного милиционера по людям в магазине в Царицыно – всё звенья одной цепи. Имя ей – потеря религиозного благоговения перед жизнью, потеря ответственности за себя и за близких, вообще – потеря человечности. Фиаско безрелигиозного пути развития России. Угроза государству.

Говоря по-простому, "пока гром не грянет – мужик не перекрестится". Так что решения, принятые в Барвихе, увы, вызваны к жизни не свободным полётом мысли - но, как говорят математики, благодаря "доказательствам от противного".

И всё же у нас был опыт!

Однако инициатива Барвихи выросла не на пустом месте. И в практике Российской империи, и даже в ранний период РСФСР существовали социальные ниши, где мусульманам позволялось быть если и не полностью, то частично равноправными с иными гражданами. До революции часть регионов имела право на применение Шариата, в российской армии были и спецчасти, укомплектованные мусульманами, и свои имамы, действовали медресе, как образовательные учреждения негосударственного статуса.

Практику поощрения мусульман, как в школе, так и в армии первое время вела и советская власть, получившая в лице мусульман союзников – увы, на краткое время, до тех пор, пока большевики не проявили атеистическую суть своего эксперимента. И тогда атеистический террор прошёлся по всем традициям всех религий России.

Специфика возрождения Ислама сегодня в том, что сугубо мусульманские образовательные институты стали действовать сразу же после принятия современной демократической Конституции и законов относительно религии – но в государственные структуры не допускались. Теперь же и преподавание ОИК (основ исламской культуры) и работа имамов в воинских частях обеспечиваются внутри институтов государства, по его программам, при его финансировании. Здесь пройдена та грань, которая все перестроечные годы обосновывалась тезисом "религия отделена от государства". Теперь найдена иная формула – религия отделена от государства, но не от общества, и государство имеет свои интересы в обеспечении прав граждан на знания о религии и духовное окормление военных.

Вот именно здесь, в таким образом понимаемом взаимодействии трёх компонентов (религия-государство-общество) – уникальность момента. Повторю – для мусульман в России такого никогда ранее не было! Но если посмотреть на это радостное событие с иной стороны и задать вопрос: а готовы ли мусульмане, педагоги и руководство армии к решению этих задач, то придётся честно сказать – нет, никто не готов! Если у ведущей конфессии РПЦ МП нет в достатке педагогов и священников-капелланов, то что говорить об умме, которая на берегах Волги была гонима с 16 века, а на Кавказе с 19 века? Потери среди мусульманских учёных, алимов, проповедников огромны. И восстановиться вся исламская среда, со своей духовно-интеллектуальной элитой, быстро не сможет.

Парадоксы развития: плюсы и минусы

Так кто же пробил стену постсоветского отчуждения религии и государства? Ответ прост – это Московский патриархат. Но первые годы он действовал столь навязчиво и без учёта многонационального и поликонфессионального богатства России, что проводимая им агитация получила отпор не только среди атеистов, но и практически всех неправославно верующих, включая мусульман – и её назвали "клерикализация общества". Назревал конфликт. Однако, его удалось избежать.

Весной и летом Президент Медведев – первое лицо государства и впервые в отечественной истории! – посетил московскую Соборную мечеть и буддийский Иволгинский дацан в Бурятии. С другой стороны, пришедший на престол патриарха Кирилл (Гундяев) дал понять, что РПЦ МП отныне не настаивает на преподавании в школах только основ Православия, и не против аналогичных курсов для мусульман, иудеев, буддистов. Консенсус был найден: им стал многомодульный курс ДНК (Духовно-нравственной культуры), с возможностью для учащихся выбирать между курсами "светской этики", "истории мировых религий", "основами православной, мусульманской, иудейской, буддийской культур". В столь сложносоставном объединении, каковым является Российская Федерация, иного и быть не могло!

И всё же, радуясь очевидным позитивным изменениям и осознавая собственные недостатки, попытаемся заглянуть хоть немного вперёд – а что в ближайшие годы дадут стране все эти начавшиеся эксперименты в армии и в школе? Как через 20 лет, когда подрастут дети, получившие в школах, а кто-то потом и в армии, новые знания о религии, изменится этика в обществе, и в целом – религиозность населения? Такой вопрос я задал кандидату исторических наук, научному руководителю проекта энциклопедических словарей "Ислам в Российской Федерации" Дамиру Хайретдинову.

– У нас будет, если можно так сказать, четыре разных России. – пояснил учёный. – Первая – в границах Московии: это нынешний ЦФО (без Москвы) плюс ряд областей по периметру. Здесь с давних времён Православие господствует в мировоззрении русского населения. Картина не изменилась и сегодня, как мы видим по Тамбовской и Смоленской областям: от 55 до 60% учеников выбрали ОПК.

"Вторая Россия" – это почти все остальные регионы с русским большинством. Это территории, которые были заселены русскими из Московии, начиная с 16 века и позднее (в виде исключения сюда относится также Москва). Здесь народ достаточно индифферентно относится к религии. Смотрим примеры. Калининград: 30% – ОПК, остальные – светская этика и мировые религии. Новосибирск: соответственно 18% и 75%. Свердловская область: 21% и почти 78%. И даже Ставрополь показал совсем не те результаты, которые ожидались церковными кругами. Без сильного давления на школу, учителей и родителей со стороны государства (с подсказки Церкви, разумеется) разрешить ситуацию в пользу ОПК здесь невозможно. Потому что "вторая Россия" – это совсем не Московия. Этот феномен подробно исследовался в ряде специальных работ, в частности – в книге С.Б. Филатова "Религия и общество".

"Третья Россия" – это регионы с мусульманским и буддийским большинством или значительным меньшинством. Необходимо заранее предпринимать значимые шаги, чтобы эти регионы через 20 лет всё ещё оставались в составе единого государства, поскольку преподавание иной религии, иного мировоззрения и идеологии в школе, с младых ногтей, приведёт – хотим мы этого или нет – к ещё большему ментальному отчуждению населения от Российского государства.

Наконец, "четвёртая Россия" – это русское национальное меньшинство в регионах с мусульманским и буддийским большинством. Все дети из русской среды в этих регионах поголовно выберут ОПК. Это, опять-таки, известный феномен в этнологии, когда религия играет роль этнического идентификатора, способствует сохранению малой группы в инонациональной среде. Именно эти группы русского населения будут отличаться самой высокой религиозностью без примеси шовинизма (агрессивный национализм, увы, с раннего Средневековья является данностью Московии).

Итак, если принять прогнозы Хайретдинова, можно, с одной стороны, порадоваться за население мусульманских районов, но при этом обозначить как минимум две проблемы: как сохранить целостность страны при более явной разнице в менталитете проживающих в разных регионах, как избежать межконфессиональных конфликтов в обществе с более ярким конфессиональным самочувствием? Кстати, когда многие мусульманские деятели выступали против "клерикализации", они предупреждали именно об этом. Альтернатива была – это курс истории мировых религий, без конфессионального направления, а конфессиональное образование – только в рамках самих конфессий, вне общего государственного поля.

Но в Барвихе началось то, что началось. Мы будем действовать теперь в заданных там координатах, со всеми возможными проблемами и уже очевидными для мусульман плюсами. Аллаху алим!



Сергей Марку



РТК

пн вт ср чт пт сб вс