О выборах, политтехнологах и НЛП

Накануне предстоящего осенне-зимнего выборного марафона пришла пора поговорить о некоторых «бойцах невидимого фронта» - о тех, кто считает себя властителями настроений и великими манипуляторами поведения масс избирателей. Это совершенно особая группа политтехнологов. В отличие от большинства своих коллег, они ориентированы не на результат для клиента, а на получение от него наличных любыми, относительно законными, и, тем не менее, сомнительными способами.

Наверно, поэтому наших героев никогда не подпускают к "цивильным" партийным выборам или долгосрочной консультационной работе с органами власти. Они работают на оппозицию, бизнесменов, самовыдвиженцев с партбилетом «Единой России» и тому подобное. Людей, которые с радостью отдадут деньги и не зададут глупых вопросов: «А почему я проиграл?».

Возможно, такие политтехнологи даже нужны. Они, как движущая сила естественного отбора, «отбраковывают» потенциально непродуктивных политических деятелей. Ведь если человек не может защитить себя и свои деньги, как он будет бороться за интересы избирателей? Да и сама политическая система весьма благосклонна к этим «инноваторам» от политтехнологий. Ведь, по сути, это – гиены, обгладывающие потенциальные «политические трупы» за их же деньги…

Речь идет об ученикax и последователях новосибирского психиатра Сергея Николаевича Маркелова. Именно он привнес в сферу политтехнологий методы работы наперсточников и цыган с рынков и вокзалов крупных городов.

Его окружение – его подобие: люди, выносящие мозг своим клиентам высокоскоростным словесным потоком, суть которого в том, что ты им должен. Неважно за что, но любой контактирующий с ними человек должен им деньги. И отдать нужно обязательно, «а не как обычно». В анналах местной истории хранится случай, когда ученица Сергея Маркелова, иркутский политтехнолог Роза Кузнецова, несколько часов покатавшись на пароходике с одним из северных олигархов Приангарья, подняла стоимость кампании с 6 до 13 миллионов рублей.

«И самое главное, никто не может понять, откуда они (политтехнологи) тогда появились, - вспоминает памятную встречу окружение бизнесмена. - Их же никто не звал. Сами пришли, сами все на себе замкнули, задавили всех своей агрессией. Они же очень агрессивно себя ведут».

На последних выборах в Кировской области Роза Кузнецова гордо рассказывала коллегам про собственное «ноу-хау»: выжимая из заказчика деньги, она использовала прием под авторским названием «не заплатишь сегодня - завтра будет в два раза дороже». И НЛП сработало - осторожный до этого клиент пустил через Розу часть финансовых потоков.

Обычно, Роза Кузнецова любит говорить очередному политлоху: «Это самая-самая новая технология, такой в России еще нет. Мы ее на Украине придумали и она суперэффективная». На самом деле, «самая-самая новая технология» представляет собой традиционный «маркеловский» набор инструментов ведения предвыборной кампании, содержание которых тиражируется с минимальными изменениями.

В универсальных слоганах меняется лишь название города. Например, "Сильный единый Иркутск" из кампании Антона Романова в Иркутске трансформировался в "Сильный Усть-Кут - единый Усть-Кут", а баннеры в Усть-Куте были внешне практически неотличимы от висящих в столице Приангарья. Только лица разные.

Биография в виде «личного» дела, придуманная в Шелехове для депутата Законодательного Собрания Иркутской области Алексея Соболя, теперь легко переписывается для самовыдвиженца-единоросса в любом Урюпинске.

Сall center, который в оригинале был задуман как "черная" технология для ночных звонков от имени одного из кандидатов, организуется, если позволяют средства, повсеместно – он дает возможность списывать в никуда огромные суммы денег, но вызывает резкий негатив городских и районных властей.

Среди «свежака» - должность пресс-секретаря предвыборного штаба, придуманная штабом Виктора Кондрашова на выборах мэра Иркутска специально для его помощницы. Теперь это «ноу-хау» подается как «эксклюзив» от Розы Кузнецовой в любом регионе страны. Пресс-секретарь штаба - это же круто!

Ну и отдельно стоит отметить «золотые», с точки зрения стоимости, балконные растяжки с нарисованными от руки надписями «Наша семья голосует за ...». Рисовать от руки - дороже, чем печатать на ткани, и Роза Кузнецова докажет вам это с калькулятором.

Обязательным элементом кампаний является ссылка на Путина и Медведева: "Путин, спаси Маяк", "Путин-Мезенцев-Романов против коррупции, бандитизма и Серебренникова"... В Братске рассказывают, как народного любимца Сергея Гришина буквально утопили одной-единственной ссылкой на Дмитрия Медведева: «Представитель Президента».

«Все знали, что Гришин - хороший парень, детский врач и вообще очень приятный человек, - рассказывает очевидец. - И что он, конечно, никакой не представитель Президента. Просто кто-то потом сделал листовку о том, что в СФО только один полпред, и его фамилия - не Гришин. Получилось, что Гришин – обманывает».

Подобный перечень услуг методично втюхивается каждому клиенту. Незачем генерировать инструменты с привязкой к местности, «рожать креатив», если с помощью старых и проверенных годами «технологий» и «приемов» доктора-психиатра Сергея Маркелова отработан механизм «освобождения» денег. А если клиент сомневается или хочет вникнуть, начинаются долгие «переговоры».

Так, окружение мэра Ангарского муниципального образования Андрея Козлова забило тревогу, когда Сергей Маркелов и его коллега начали проводить «совещания» так долго, что остальная работа в мэрии АМО встала - документы перестали подписываться вовремя. Когда мэр смог на некоторое время «оторваться» от увлекательнейших собеседников, он вытолкал их из кабинета и территории муниципалитета.

Примечательный эпизод, связанный с командой Маркелова в Приангарье, произошел на предвыборной кампании мэра Иркутска. Однажды, отвечая на телефонный звонок Антона Романова, автор этих строк услышала, как Антон Васильевич, обладающий, казалось, иммунитетом к нейролингвистическим манипуляциям, в нехарактерной для себя медленной манере, повторял в трубку слово в слово то, что диктовал ему на заднем фоне голос маркеловского технолога.

Сама идеология «маркеловских» предвыборных кампаний исключительно провокационна: в Шелехове предлагалось установить надбавки для пенсионеров, в Иркутске - снизить тарифы ЖКХ в 2 раза, в Кировской области - начислять пенсию в размере 15 тысяч рублей (средняя зарплата там, к сведению - 7 400 рублей).

С кандидатов, конечно, потом спрашивают по полной программе, и проблемы с властями у бывших заказчиков команды Маркелова остаются всегда. Административному ресурсу очень не нравится после выборов месяцами «отбивать» созданный за несколько недель негатив. Ведь волна народного гнева ничуть не уступает по разрушительности японскому цунами.

Также, местному электорату «по секрету» рассказываются заготовленные слухи, вызывающие агрессию. В Иркутске в 2010 году возле здания Кировского суда, где шел процесс об исключении из списков для голосования на выборах мэра города лидера гонки Антона Романова, митингующих упорно стравливали с силовиками в надежде получить уличное побоище с широким резонансом. В Шелехове у кандидата в мэры «неизвестные подожгли автомобиль». В Кирове в лицо руководителя регионального отделения партии постановочно прилетел пакет с чем-то, после чего рунет взорвался сообщениями о том, что в городе Слободском его закидали яйцами.

Внутренняя политика в предвыборных штабах, занятых «маркеловцами», тоже своеобразна. Выигрыш кампании всегда записывается на счет маркеловских политтехнологов, проигрыш - разумеется, на местных сотрудников штаба. Окружение заказчиков и местные специалисты, естественно, начинают бороться с приезжей командой. Поэтому в каждый штаб Сергей Николаевич заводит большое количество привезенных специалистов, заменяя ими местных. Но не всех – некоторые еще понадобятся. Ими, как баранами на алтаре, пожертвуют в процессе кампании, когда возникнут конфликтные ситуации.

А возникают они каждые полчаса - руководство штабом лично заинтересовано в последовательном создании форс-мажоров. Ведь когда все спокойно, заказчик может хоть ежедневно проверять расходы по бюджету. Но в ситуации вулкана, когда каждый день приносит с собой очередной стресс, уровень контроля резко снижается. Со всеми вытекающими отсюда финансовыми последствиями для заказчика.

Иногда клиенту везет, и тогда его люди сами «тащат» процессы предвыборной кампании и делают все, чтобы шеф, наконец, «протрезвел» - как это было в случае с Антоном Романовым. Или спасает «общий политический тренд», как получилось с Виктором Кондрашовым. Впрочем, и там, и там «маркеловцы» считают себя «архитекторами победы». Хотя, например, в предвыборном штабе нынешнего мэра Иркутска Роза Кузнецова работала ровно 2 недели – ее туда пристроили, как всегда из жалости, впечатлившись легендой о том, что нечем кормить ребенка.

Часто для «успеха в переговорах» применяется и «последний аргумент»: в ответственный момент приезжая команда испаряется из штаба. Очевидцы предвыборной кампании в одном северном городе Иркутской области говорят, что самые большие усилия в кампании были затрачены на то, чтобы уговорить привезенных Маркеловым специалистов не уезжать с территории.

И еще одна милая привычка последователей новосибирского психиатра – «случайное» исчезновение вместе с деньгами. В иркутской команде Сергея Маркелова роль фокусника выполняет та самая Роза Кузнецова - именно она может трогательно плакать, профессионально рассказывая душераздирающие истории о тяжелой женской доле и о том, что нечем кормить ребенка. С завидной регулярностью Розу все-таки ловят бывшие заказчики - некоторое время назад ее «догнали» в Слюдянке, в марте этого года - в городе Вятские Поляны Кировской области…

Кстати, в Кировскую область Розе Кузнецовой дорога открылась также после рыданий в телефонную трубку о голодающем ребенке и о том, что ей нужна «любая-хоть-какая-нибудь» работа. Суровое мужское сердце начальника штаба дрогнуло, и он уступил. Похмелье наступило очень быстро: из Москвы в Киров он приехал уже в статусе «ну куда-нибудь пристроим». После многочасового обеда в московском ресторане с руководителем Кировского отделения ЛДПР Кириллом Черкасовым высокоскоростной словесный поток о «самых-самых политтехнологиях» принес Розе Кузнецовой вожделенную должность руководителя кампании либеральных демократов. Впоследствии предвыборная кампания ЛДПР в Кировской области, как и кампания несостоявшегося братского мэра Сергея Гришина, принесла заказчикам серьезные репутационные и финансовые потери.

Но «нейролингвистические политтехнологи» хорошо понимают: властный мужчина, привыкший командовать, никогда не признает, что его развели как школьницу. А среди учеников Сергея Николаевича Маркелова много психологов с редкими способностями – убеждать и подчинять себе людей. Поэтому без работы команда доктора Маркелова не останется: ведь нейролингвистическому программированию в России поддаются более 50% населения, то есть каждый второй. И это – медицинский факт.

РТК

пн вт ср чт пт сб вс