Трагедия Charlie Hebdo: на какой войне пали французские журналисты и те, кто их защищал

7 января в 11:30 утра в редакцию французской сатирической газеты Charlie Hebdo ворвались трое одетых в черное вооруженных мужчин в масках. Как пишут, вооружены они были помповым ружьем, гранатометом и автоматов Калашникова. Открыв стрельбу на первом этаже, они поднялись на второй этаж и там, пройдя по помещениям редакции и выкрикивая фамилии журналистов, убили 11 человек (двенадцатый погиб на улице) и ранили более 20. Среди погибших – пятеро художников и журналистов (в их числе один из основателей Charlie Hebdo, 80-летний легендарный карикатурист Волински), сотрудники редакции, посетители. Погибли также двое полицейских. Один из них находился в редакции на службе, он охранял издателя журнала, которому поступали угрозы. Второй – полицейский 11 аррондисмана Парижа (район, в котором находится редакция), он вступил на улице в перестрелку с выскочившими из здания бандитами и был ими сначала ранен, а потом хладнокровно добит выстрелом в голову (этот момент заснят на видео из окна третьего этажа). Среди погибших также трое выходцев из явно мусульманских семей – погибшего уборщика звали Мустафа, одного из полицейских – Магомет, корректора редакции также звали Мустафа (их фамилии не сообщаются).

Эти трое заслуживают упоминания, так как основная версия нападения на редакцию – карикатуры, которые «Шарли Эбдо» публиковал в последнее время и героями которых были, в частности, пророк Магомет и руководитель ИГИЛ, в своем новогоднем поздравлении на карикатуре желавший: «И особенно – здоровья!». То, что нападение могли осуществить исламисты, подтверждается показаниями выживших сотрудников: якобы, нападавшие выкрикивали «Аллах акбар!» и «Пророк будет отмщен!»

«Шарли Эбдо» (то есть «Еженедельник Чарли») – старейшая сатирическая газета Франции и отнюдь не единственная. Традиция жесткой и неполиткорректной сатиры вообще очень устойчива и во Франции, и в Европе. В «Шарли Эбдо» доставалось не только Магомету, доставалось и Христу. Атеистическая и антиклерикальная газета имела свою аудиторию, она существовала на средства подписчиков и покупателей, у нее не было «внешних акционеров». В «Шарли Эбдо» жестко доставалось политикам (как французским, так и иностранным). Президенту Олланду доставались там особенно звонкие оплеухи: некоторый комизм его внешнего облика очень способствовал вдохновению карикатуристов. Карикатурам «Шарли Эбдо» всегда был свойствен острый гротеск на грани приличия, на грани фола, это было очень смешно, но часто как бы «чересчур». «Ну, нельзя же так-то!» - помню, сам частенько бубнил что-то такое себе под нос, с жадностью рассматривая во Франции новую книжку карикатур Волинского. Смешно – но как-то чересчур!.. И вот сейчас, когда Волински погиб, а вместе с ним погибли еще 11 человек, вновь задаю себе этот вопрос: а чересчур ли? В чем они, собственно, виноваты? И вообще – почему они погибли? И в росте ли исламского экстремизма тут дело?

Первое, что сразу приходит в голову: еще до всякого исламского экстремизма Европа знала, что такое терроризм и «городская герилья». И порой это было вполне внутреннее европейской дело. Например, в ответ на зажим в ФРГ левой прессы и принятие драконовских «чрезвычайных законов» в конце 60 годов ушла в подполье одна из лучших журналисток ФРГ Ульрика Майнхоф. Вместе с освобожденным ей из заключения при помощи вооруженного нападения Баадером, преследуя благородные цели сопротивления «наступающему фашизму», они перешли к вооруженной борьбе с «прогнившим немецким государством». Итог: десятки раненых, несколько человек убито. Сами Баадер и Майнхоф погибли в тюрьме (официальная версия – самоубийство). Что их не устраивало? Им казалось, что в ФРГ возрождается фашизм, что страдают народы стран третьего мира – и этому необходимо сопротивляться с оружием в руках. Никакими исламистами они при этом, конечно, не были.

Второе, что приходит в голову – это история издателя порножурнала «Хастлер» Ларри Флинта (фильм М.Фомана «Народ против Ларри Флинта» довольно точно следует его реальной биографии). Ларри Флинту, уже прикованному к инвалидной коляске (на него покушался расист, которому не нравилось, что в журнале Флинта изображались половые акты людей с разным цветом кожи), удалось выиграть процесс в Верховном Суде США, доказав, что его деятельность находится под защитой Первой попрвки к Конституции США. «Если Первая поправка защитит такой мешок с дерьмом, как я, - сказал он журналистам перед процессом, - то она когда-нибудь защитит и вас». Стрелял в него тоже, конечно, отнюдь не исламист.

То есть стрельба по тем, кто тебе не нравится, и террор из «высших соображений» - дело на западе не новое. Запад в его нынешнем виде постоянно находится сразу как бы на нескольких «войнах» - и вовсе не война цивилизаций, религий или культур тут самая главная. Да, конечно, западная культура это есть прежде всего «свобода мнений». К этой свободе можно относиться по-разному (и к газете «Шарли Эбдо» относились по-разному, и те, кому не нравилась газета, ее не покупали и не читали), но дело не только в этом. По мере того как мировая экономика становится глобальной, по мере того как страны «открывают» границы для свободного перемещения людей, капиталов и товаров – западный мир становится все более уязвим, и прежние решения новых проблем уже не работают. Подавляющее число мусульман на западе – вполне законопослушны, зато некоторые европейцы (вспомним тут хоть Брейвика) – вполне готовы браться за оружие и убивать. Да, мир меняется слишком быстро, и неповоротливая бюрократическая машина не успевает за этими изменениями. И вот тут возникает надежда «одним выстрелом» решить проблему. Но те три человека, которые убили журналистов и, возможно, хотели отомстить за то, что посчитали для себя «личным оскорблением» (хотя утверждать это сейчас невозможно, можно только предполагать), - не факт, что на самом деле получили нужный результат. Они хотели еще более ослабить это самый «слабый» западный мир, наказать его – но что-то мне подсказывает, что они его только укрепили. И в этом смысле журналисты «Шарли Эбдо» действительно погибли на войне, но совсем не с исламом, а с человеческой нетерпимостью и нетерпением. Эта война, скорее всего, не закончится, никогда, но человек в маске с автоматом Калашникова вряд ли имеет в ней большие шансы на окончательную победу.

Владимир Демчиков (специально для "Байкал24")

РТК

пн вт ср чт пт сб вс