Непредсказуемое прошлое рождает непредсказуемое будущее

В редакции портала "Байкал24" есть самый настоящий апологет Фоменко, который может часами рассказывать о "вранье официальных историков". И татаро-монголов небыло, и Иерусалим - это Москва, и Гомер - современник Шекспира... Это, конечно, крайний случай. Однако тема, поднятая доцентом Российского университета дружбы народов Александром Пономаревым в последнее время стала особенно актуальной для истерзанного реформами, кризисами и "подниманием с колен" российского общества.

В Истории политики всегда видели один из главных инструментов управления народами. Через персонажи и события далекого и не очень прошлого "раскручивались" нужные в данный момент Государству, как "аппарату насилия" (В. И. Ленин), идеи, которые "овладевали массами". В связи в бурным развитием информационных технологий, в умах огромного количества людей уже "сидят" навязанные пиаром исторические "мифы". А у целых поколений за последние 20-30 лет по несколько раз происходила "смена полюсов" в исторических знаниях и оценках. Это "кувыркание" неминуемо приводит к тому, что:

НЕПРЕДСКАЗУЕМОЕ ПРОШЛОЕ РОЖДАЕТ НЕПРЕДСКАЗУЕМОЕ БУДУЩЕЕ

Говорят, что у России непредсказуемое прошлое. Это утверждение во многом справедливо. Мы придумываем новые биографии историческим деятелям, объявляя, например, Петра Первого незаконнорожденным, а Сталина — сыном путешественника Пржевальского. Искажается практически вся история советского периода намеренно, и тогда можно говорить о фальсификации — как осознанной, так и неосознанной, как результат ошибок, которые обусловлены незнанием или неверной трактовкой документов и фактов.

Типичный пример ошибочной трактовки на грани фальсификации — случай с историком, политологом Александром Яновым, живущим в Америке. Два года назад, во время выборов президента США, когда на пост вице-президента баллотировалась Сара Пейлин, губернатор Аляски, Янов опубликовал в «Независимой газете» большую статью, в которой утверждалось, что весь образ Сары Пейлин, «вся ее мимика, вся жестикуляция, не говоря уже о языке, безошибочно указывает на ту самую кухарку, которая, по утверждению Ленина, готова управлять государством….». Но Ленин в работе «Удержат ли большевики государственную власть?» писал: «Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. Но мы <…>… требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно…, т.е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту». К сожалению, точную ленинскую цитату помнят сейчас лишь историки, да и то не все, а искаженная ленинская фраза гуляет по страницам прессы.

Фальсификация истории связана и с попыткой пересмотреть сущность внешней и внутренней политики разных государств в годы Второй мировой войны. Если бы не инициатива прибалтийских государств, обвиняющих Советский Союз в оккупации, то, может, Европарламент и не рассматривал бы вопрос, связанный с историей Второй мировой войны. Во всяком случае, именно эта инициатива стала поводом для пересмотра истории войны и ее итогов. На уровне Европарламента этот вопрос рассматривается с антироссийских позиций.

Нового в этом ничего нет. В начале 90-х годов в повседневный обиход с подачи журналистов и политиков вошли два понятия: «красно-коричневые» и «коммунопатриоты». Эти термины вошли в обиход в 1992 году, когда коммунистическая идеология ставилась на одну доску с фашизмом. Прошло почти двадцать лет, и зарубежные сторонники сопоставления нацизма и коммунизма на международном уровне стали пересматривать мировую историю.

Современная фальсификация истории идет не от незнания, как у Янова. Это абсолютно сознательная деятельность, связанная с защитой политических, государственно-властных, партийных, или клановых интересов. Цель фальсификации — политическая, прагматическая: защитить себя, свою власть, свои позиции, а для этого необходимо опорочить позиции соперника или противника.

Фальсификация — это сознательное искажение правды. Макиавелли в трактате «Государь» утверждал, что ложь во имя интересов государства необходима. Во всех учебниках по истории России для вузов говорится, что летописи велись при княжеских дворах и летописцы приукрашивали деятельность современного им правителя. Следующее поколение летописцев переписывало историю в выгодном свете в интересах действующего князя. Поэтому ничего нового в «исправлении» истории нет.

К фальсификации можно отнести норманнскую теорию происхождения русского государства, которое русские якобы не могли создать сами. Если исходить из норманнской теории, то русское общество не было готово к формированию государства, что не соответствует историческим фактам. Рюрик существовал, его приход на Русь не миф. Но насаждение государственности на Руси Рюриком — миф.

Цель фальсификаторов ясна: изменение прошлой и сегодняшней картины мира. Изменяя представление о прошлом, мы готовим изменения в ближайшем будущем. Фальсификация истории страны осуществляется в угоду и внешним, и внутренним силам. Мы можем сравнивать одни и те же действия власти у нас и на Западе, но давать им совершенно разные оценки.

У нас немцы Поволжья называются репрессированным народом. Но в США нет понятия репрессированных японцев, а в Великобритании нет понятия репрессированных немцев, хотя в начале Второй мировой войны десятки тысяч беженцев из Германии были помещены в английские лагеря и содержались там в ужасных условиях. То же самое было в США, где около 300 тысяч японцев — граждан США было отправлено в лагеря во время войны с Японией.

На территории же СССР шла война, немцы вышли к Волге, то есть немцы Поволжья могли представлять потенциальную угрозу. А какую угрозу представляли этнические японцы — не эмигранты, а граждане США? Вот пример двойных стандартов, двойной оценки.

Разновидностью фальсификации мировой истории является и замалчивание правды о локальных исторических событиях. Например, участие Польши в разделе Чехословакии. В советское время эта тема была табу, потому что и Польша, и сама Чехословакия были дружественными нам государствами, союзниками по Варшавскому блоку. Что и говорить, всегда за фальсификацией стоят политические цели, а история превращается в идеологический фактор.

Создание комиссии при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России оправданно и необходимо. Но, отстаивая историческую правду о Второй мировой войне, она вряд ли пойдет дальше этого исторического события. Ведь признать неверным термин «красно-коричневый» означает признать и ошибочность идеологии 90-х годов

В преддверии 65-летия Победы мы наконец слышим словосочетание «советский народ». Но еще несколько лет назад в официальных речах по случаю великого праздника оно не употреблялось. Доходило до смешного: президент поздравлял россиян с Победой, но не говорил, кого и над кем.

Замалчивается и роль Сталина в Отечественной войне. Говорят о роли Жукова как военачальника. Но верховным главнокомандующим был все же не Жуков… Сталин был лидером государства, политическим, идеологическим руководителем. Однако о нем упоминать не принято. И связана эта псевдостыдливость вовсе не с политикой 30-х годов, не с репрессиями, а с тем, что он представлял советскую власть, советское государство, правящую коммунистическую партию.

Постсоветской власти просто невыгодна правда о советском периоде. Сравнение повседневной жизни народа в СССР и современной России часто выглядит не в пользу нашего времени. Неслучайно в «Комсомольской правде» был опубликован любопытный анекдот: «В городе N не было наркоманов, гомосексуалистов, педофилов. Люди могли спокойно гулять по вечерам и не прятаться за металлическими решетками и дверями... Шел последний год застоя»...

Александр ПОНОМАРЕВ,

Российский университет дружбы народов, доцент

РТК

пн вт ср чт пт сб вс