Сооснователь «Диссернета» Андрей Заякин: Ректоры - чума России. Хуже только депутаты

В минувшую пятницу в Иркутске побывал физик, общественный деятель, один из основателей вольного сетевого сообщества "Диссернет" Андрей Заякин. Журналист ИА "Байкал24" посетила публичную лекцию учёного и выяснила, как пишут научные труды судьи и чиновники, как рождаются диссертации о мясе и жужелицах, и почему ректоры и депутаты – чума России.   

О бешеном принтере, библиотеке им. Ленина и первой крови

- Идея "Диссернета" зародилась в декабре 2012 года. С 2005 по 2014 годы я работал в европейских университетах, а на зимние каникулы приезжал в Москву. Конец 2012 - тяжелое время, тогда шло "Болотное дело", завинчивались гайки, фальсификацию выборов оспорить не удалось. Драйв теряли все, но только не "бешеный принтер". Тогда был принят "закон антимагнитского", или так называемый закон "Димы Яковлева" - попытка отреагировать на американские санкции. На фоне этих событий "бешеный принтер" бесил особенно сильно, и я задумал показать всем, какие наши депутаты - неумные люди. Мне стало интересно, как простой человек может  "казнить" народного избранника, не проливая крови. Так сказать, закатать в асфальт несиловыми методами. А вдохновила на это меня Российская государственная библиотека им. Ленина, в которую поступают все диссертации. Я сделал читательский билет и выяснил, что один такой билет дает право изучать 180 диссертаций в год. Я открыл списки депутатов и пошел с буквы А. Стал копипастить фразы из научных трудов и рьяно гуглить. И вскоре депутат Абубакиров попался. Фразу из его диссертации я нашел в чужой диссертации. Эта диссертация была написана за четыре года до него и почему-то оказалась в свободном доступе.   

В те годы я пользовался ЖЖ под ником "Доктор Z", вот и опубликовал там скрины диссертации Абубакирова и скрины диссертации, написанной четырьмя годами ранее. Задокументировал несколько десятков страниц, на большее не хватило времени и интереса. Решил, что в цивилизованном мире для увольнения хватит и этого. На следующий день информация понеслась по социальным сетями, звонили московские журналисты, а я думал, что смерть Кощея очень близка. Абубакиров подпадал под сроки давности лишения степеней, и я написал на него простенькое заявление о лишении ученой степени и отослал в министерство.

Но я был наивен. Борьба с депутатом шла аж до 2016 года. Наши заявления терялись, как и приглашения на заседания диссертационного совета. Мы додавили повторными обращениями, иначе Абубакиров сбежал бы от нас. 

Проект встал на технологические рельсы, мы продолжили "нагугливать"  депутатов. Попалась народная избранница Алексеева. Следом по списку шли два "чистых", потом попался Балыхин, он, по иронии, на тот момент являлся членом Президиума ВАК.   

Мы с волонтерами стали делать массовые запросы, анализировать данные, создавать базы. Программа за минуту-другую обрабатывает диссертацию и дает наводку на другой источник. От кустарного метода перешли к массовому и продолжаем развивать "Диссернет". Сейчас перед нами стоит задача развенчать парочку сочных депутатов. Финансирование нам нужно нехитрое: поддержание работы сервера, сайта, труд редактора, выкладывающего на сайт материалы, плюс средства на доступ в библиотеку. Все это происходит за счет волонтеров. 

О чуме России, иркутских проректорах и бурятской "научной банде"

Ректоры – это чума России. На "Диссернете" есть целые подборки по ним. По статистике, среди ректоров в среднем 60% плагиаторы или 70% диссероделы. Плагиаторы – это те, кто ворует для себя, диссероделы  помогают воровать другим. Разумеется, часто роли совпадают. 

Если говорить о конкретных людях, в нашей практике был роскошный по своей наглости случай: ректор СВФУ в диссертации заменила слова "Калининградская область" на "Якутия". И защитилась! К примеру "Калининградская область – маленький и самый западный регион России", в её диссертации превратилось в "Якутию – самый большой северный регион". Статистические данные остались неизменными. 

В Иркутске у нас с Сергеем Пархоменко был суд с проректором ИрНИТУ Пешковым. Он обиделся на нас, подал иск, но процесс проиграл. Отличился и Байкальский государственный университет. Там сгенерировано порядка пятнадцати фальшивых диссертаций. Оргвыводы в вузе не сделали, работы над ошибками не последовало. Не любит нас и проректор ИрНИТУ Огнев.  

Ваши соседи в Бурятии не менее хороши. В Улан-Удэ действует целая банда научных работников. Они берут конкретные диссертации своих коллег, режут и публикуют статьи под своими именами в научных журналах. Кое-кто из членов банды занимает высокие должности, в том числе в ректоратах. Информацию об этих людях пока называть не стану, но все имеется на сайте.
Хуже ректоров у нас в России только депутаты Государственной Думы. Из депутатов шестого созыва минимум 100 заслуживали проверок. Проверить удалось около 75, из них у 50 нашелся плагиат, у остальных за пазухой диссертации - фантомы, "секретные научные труды". 

Возвращаясь к ректорам. На 500 ректоров приходится 100 плагиаторов. Иными словами, 20 % ректоров в нашей стране – жулики и воры. Если бы их было можно было лишить степени, они давно не сидели бы на местах. Но увы, если я пишу письмо в министерство и прошу жулика уволить, мне говорят, что срок давности лишения степени уже истек. 

Срок давности – интересная штука. Он устроен так, что все диссертации, которые были защищены до 1 января 2011 года, находятся под амнистией. Сейчас срок давности десятилетний, но проактивный. Применяется к тем, кто защищался после 1 января 2014 . Разумеется, министерство образования ввело эту норму, чтобы спрятать важных людей. Объяснили,мол, нельзя право вводить юридическую ответственность, отягчающую положение. Притом Конституционный Суд установил, что лишение степени не является мерой юридической ответственности. Ну, вы понимаете.  

О губернаторских диссертациях

Среди наиболее ярких губернаторов хочется вспомнить Груздева. Большой начальник, владелец крупной торговой сети "Седьмой континент". Купил чужую диссертацию с переклеенным титульным листом. Что я должен думать о нем? Верно, что он человек, который не умеет принимать управленческие решения. Как он проверял качество услуг по госконтрактам? Как он будет, к примеру, строить мост? Ладно бы подкинули ему пять страниц, так ему продали целиком чужой текст. Ну можно же попросить помощника все проверить? Полная управленческая безграмотность. С точки зрения политического шума это не менее важно, чем крики о том, что они - воры. Кстати, люди ошибочно полагают, что "Диссернет" и "Антиплагиат" - это одно и то же. Им кажется, что проверили они на "Антиплагиате" текст, и все в порядке. А метод простого загугливания показывает, что статья собрана, как слоеный пирог, из статей, которые валяются в открытом доступе.   

О науках, мясе и жужелицах

За годы нашей работы в поле зрения попала только одна диссертация по физико-математическим наукам. В дальнейшем выяснилось, что защитившийся не был виноват, поскольку речь шла о его же материалах, раздобытых им и опубликованных в студенческую бытность. Парнишка написал дипломную работу, и она попала в Интернет. 

Статистика по наукам следующая. На первом месте экономика - 2200 фальшивок. Затем идет 1200 диссертаций по педагогике, 800 – по юриспруденции. Следом в рейтинге расположились философия, социология. Кстати, по естественным наукам плагиата очень мало, но есть дико забавные случаи. 

В Дагестане была смешная история с жужелицами. Они, жужелицы, бывают молдавские и дагестанские. Один дагестанец написал диссертацию про жужелиц, заменив слово "молдавские" на "дагестанские". И, будь я дагестанцем, я бы обиделся: разве не полагаются такой самобытной республике самобытные жужелицы? 

Была забавная история с диссертацией по экономике. Она из тех времен, когда я вручную скриншотил каждую страницу.
Депутат из Владимирской области списал диссертацию. Пошел он по простому пути: шоколад заменил на мясо. И вот час ночи, я читаю диссертацию и понимаю, что шоколад стал говядиной. Я сполз под стол и смеялся час. И такое подчас в каждой третьей диссертации, которая к нам попала. 

Торговля плагиатом в России поставлена на поток

Мы подбиваем статистику, сколько раз в том или ином совете защищают фальшивые труды. К примеру, в Москве в одном из вузов был совет, где защитили 200 фальшивок. В РГГУ - 80. Разумеется, речи о случайности здесь не идет. Часто "ученые" ленятся менять заголовки, периодически попадаются диссертации, которые подписаны одним именем, а авторефераты по ним -  другим. Халтурщики, что с них взять. Недавно выяснили, что торговля диссертациями идет прямо в Экспертных советах ВАК – это вроде как апелляционные инстанции. По идее, советы должны ставить заслоны поставленной на поток торговле. Но увы, как правило, зампредседатели Диссертационных советов входят в Экспертные советы. Оказалось, что в Экспертный совет по экономике входит 60% известных нам диссероделов, а по праву – 50%. Это национальная катастрофа – в апелляции сидят те, кто торговал или торгует фальшивками. Или, например, их советы закрыли, а они уходят в ВАК и сидят там.   

Или вот как бывает. Проходит заседание Экспертного совета ВАК, потом дело поднимается в Президиум ВАК. Люди там в целом честные и умные, но очень занятые. Они выслушивают представителя Экспертного совета, как правило, диссеродела. Кстати, в Экспертных советах уже есть докладчики, наученные бороться с "Диссернетом". Дело о лишении ученой степени занимает несколько сотен страниц, на его рассмотрение от 30 секунд до двух минут. Кто может качественно рассмотреть за отведенное время научный труд дипломированного лжеца? Желающие сбежать из душного здания члены Президиума спешат быстрее согласиться, что плагиата нет. 

Об ученой степени по теологии

У нас, как у "Диссернета", нет солидарной позиции по поводу ученых степеней по теологии. Я лично не вижу в них ничего крамольного. В Германии есть богословский факультет в светских вузах, и там присуждаются ученые степени. Там теология – светская наука. Я, находясь в Мюнхене, захаживал на ряд спецкурсов. Это очень качественное планетарное образование, этакое религиоведение с упором на то, как сама религия видит себя. Разумеется, там на "мне ангел сказал, что римский папа непогрешим" никто ссылаться не будет. К сожалению, должен констатировать, что в России не понимают,что вопрос не в проблеме присуждения степени, а вообще в том, что такое теология. Тому, что происходит в семинарии – не место в университете. Но сразу скажу, первые 150 страниц диссертации Павла Хондзинского я прочёл, ссылок на сны о Филарете не обнаружил. Исследование добротное. 

О зарубежном взгляде  на российские проблемы 

Нам, конечно, писали зарубежные журналисты, но как таковой огласки нашей проблемы на Западе нет. Там работают умные люди, они умеют отличать истинных ученых от депутатов, сотрудников судов, мелких лавочников, которым диссертации подарили на день рождения. На Западе бывает и так: пришел человек и говорит, мол, у меня ученая степень, пусть будет, "арканзасского заочного агротехнического института". Никто не оспраивает его ученую степень, но над ним все смеются и в приличное общество не берут. Поэтому нашим зарубежным коллегам это всё не ново. Да и мне нет дела, что там на Западе думают о нашей чуме. Кстати, в той же Германии есть практика отзыва диссертаций. Но там у чиновников позориться и покупать диссертации просто не принято. 

О жуликах и помощи на местах

К сожалению, результаты нашего труда не востребованы волонтерами на местах. А "Диссернетом" пользоваться просто: заходите на сайт, выбираете фамилию и начинаете писать письма во все дистанции. На сайте имеется огромная база хроники. Я очень советую ее читать, там можно сортировать жуликов по количеству страниц, наукам и т.д. Берете жулика и начинаете по нему работать: писать в прокурату, ФСБ, партию. Главное, не переборщите, чтите законодательство. У нас в стране семь тысяч плагиаторов, восемьдесят лишено ученых степеней. Расходовать силы на написание бумажек по всем подряд мы не можем. Призываем неравнодушных пользоваться данными сайта. Рано или поздно начальникам надоест читать столько жалоб, и к жулику присмотрятся, поверьте.

Текст Тины Синявской

РТК

пн вт ср чт пт сб вс