Дружбу народов в Бурятии поставили под сомнение

В соседней с Иркутской областью республике неспокойно. Накануне празднования 350-летия добровольного вхождения Бурятии в состав Российского государства, в местной прессе начали появляться материалы, в которых ставится под сомнение "межнациональный мир" и формулируются претензии к республиканским, а фактически, и к федеральным властям.

На взгляд редакции "Байкал24", недовольство некоторой части местной элиты было предсказуемо и изначально обусловлено кадровой политикой, проводимой новым Президентом Бурятии Вячеславом Наговицыным с момента своего утверждения в этой должности в 2007 году. По нашей информации, одна из задач, поставленных перед новым главой Бурятии федеральным центром - разрушение сложившейся еще в советское время и окрепшей в смутные 90-е, "клановой" системы управления республикой.

Дело в том, что "путинская" вертикаль власти просто не предусматривала такой «экзотики». Она ведь тоже является, своего рода, клановой системой, основанной, правда, не на "родоплеменных" отношениях, а на финансово-властном взаимном интересе чиновничьего аппарата. Понятно, что "боливар двоих не вынесет" - архаичные, с точки зрения нынешних "эффективных менеджеров", старые принципы управления национальными республиками лишь мешают "поднимать Россию с колен"...

Заметим, "родоплеменная" организация власти - это также не панацея. Будучи эффективной в старые, в том числе, исторические времена, в современном государстве такая власть находится в неразрешимом противоречии с, пусть даже формальными, демократическими законами. Наконец, любая клановость основана на "круговой поруке". А это уже своеобразная "питательная среда" для коррупции, разъедающей сейчас основы государства и общества.

Эксперты "Байкал24" также подчеркивают, что тлеющий конфликт "элит" в Бурятии открыто демонстрирует бессилие современных политических сил и действующей власти в решении тех самых "национальных проблем", которые могут, по некоторым прогнозам, разрушить нашу страну как единое целое. В последние десятилетия чиновники слишком увлеклись уставновлением контроля над финансовыми потоками и дележкой постов между собой. Прикрываясь то национальными, то партийными лозунгами, они периодически апеллируют к ничего не понимающим гражданам, забывая при этом легенду о "ящике Пандоры". Тем временем, наблюдателям (burinfo.org) только и остается констатировать, что:



В БУРЯТИИ НАБЛЮДАЕТСЯ УХУДШЕНИЕ МЕЖНАЦИОНАЛЬНОЙ ОБСТАНОВКИ



Приближается уже неоднократно анонсированная дата 350-летия как бы добровольного вхождения Бурятии в состав Российского государства. В связи с этим, в республике должны демонстрировать толерантность, стабильность в межнациональных отношениях и прочую «мир, дружбу, жвачку». Но пока получается как-то не очень. Наоборот, ухудшение межнациональной обстановки стало поражать народ Бурятии, причем в самых различных плоскостях общественных отношений.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ

Нестабильность межнационального фактора явственно проявилась в ходе так называемого «дела Аламжи». За экс-начальника республиканского ГИБДД Аламжи Сыренова, против которого было возбуждено уголовное дело, вступились крупные фигуры из Хурала – лидер БРО КПРФ Вячеслав Мархаев и лидер БРО «Справедливая Россия» Иринчей Матханов.

Многие связали выступление оппозиционеров как проявление солидарности с одним из последних высокопоставленных чинов МВД по Бурятии, который был из местных, к тому же бурят. Как отмечал «МК в Бурятии» (вторая статья в этой публикации - "Байкал24"), ключевые должности в республике все чаще достаются не местным кадрам. Политика по расстановке на ответственных постах кадров не из местных, выдавливание бурят – одна из ярких черт правления нынешнего теперь уже не президента Бурятии. И если в органах власти республики эта политика пока не столь выпукла, то в федеральных территориальных органах исполнительной власти выдавливание бурят стало уже тенденцией.

Это и министерство внутренних дел, и налоговые органы, и казначейство. Пожалуй, единственным органом, где буряты еще держат позиции, осталось территориальное управление Роспотребнадзора. Как пишет «МК в Бурятии», секрет обожания Аламжи только в том, что однажды, подобно последнему из могикан, он оказался единственным в милиции крупным начальником из бурят.

Негласная политика межнационального кадрового баланса в госструктурах Бурятии, существовавшая при СССР и в бытность президентом РБ Леонида Потапова, оказалась серьезно подкошена. Показательным в 2008 году было нарушение принципа, при котором спикер Хурала должен был представителем титульной нации. Причем тогда многие депутаты привычно голосовали за бурята, и председателем Хурала едва не стал коммунист Вячеслав Мархаев.

ОБЩЕСТВЕННАЯ

Здесь тоже происходят не совсем хорошие вещи. Прежде всего, продавливание, практически с выкручиванием рук, термина «добровольное вхождение». Историки, в том числе из Института истории Сибирского отделения РАН, уже давно вынесли свой вердикт – никакого добровольного вхождения Бурятии в состав России не было. И так уже довольно конъюнктурный праздник в итоге стал показушным актом лояльности по отношению к федеральному центру. В попытке выбить побольше траншей на празднование так, мимоходом, было унижено национальное сознание бурят. Ладно бы, получили много денег, и то, объем средств был сокращен.

Показательным здесь стала бурная полемика вокруг строительства в центре Улан-Удэ памятника казакам-основателям Удинского острога, в том числе строительства копии самого острога. Оппоненты не жалели слов, звучали явно экстремистские и националистические высказывания.

Чтобы попытаться перевести тему, был задуман еще более неоднозначный и конъюнктурный проект о «удревлении» возраста Улан-Удэ путем включения в состав города так называемого Хуннского городища. Дабы убедиться в явной натянутости этой идеи, достаточно съездить в Иволгинский район и полюбоваться на несанкционированную свалку, которую это городище из себя представляет на сегодняшний день.

Еще одним выразительным по своей тупости проектом было строительство возле Театра оперы и балета некоей скульптурной композиции «Дружба народов» в лучших совдеповских традициях. Венчать сие сооружение должен был некий шпиль, по форме явственно напоминающий…ммм…как бы выразиться…в общем, мужской половой орган. Нетрудно догадаться, какое прозвище дали бы памятнику горожане. Впрочем, пока об этом проекте замолчали, видимо, денег нет.

КРИМИНАЛЬНАЯ

Да, да, криминальная. Еще недавно мы слышали о преступлениях скинхедов где-то там, в центральной части России. Сейчас неонацисты выступают в Иркутске, Чите, и даже в Улан-Удэ. В ноябре прошлого года скинхеды совершили несколько нападений на бомжей. В Железнодорожном районе столицы Бурятии они избили женщину и бросили ее в костер. В БСМП был доставлен бомж, который утверждал, что нападения на бездомных уже носят серийный характер. Для неонацистов подобное поведение весьма характерно, так как они считают себя «борцами за чистоту», и нападают не только на представителей других национальностей. Но и на панков, скейтбордистов, рэпперов, бомжей, алкоголиков, гомосексуалистов и прочих, которых они считают маргинальными элементами, подлежащими ликвидации.

И буквально в этом месяце скинхеды убили в Улан-Удэ трех девушек. Жертв сперва мучили, потом глумились над телами. По подозрению в убийстве взяли двух парней и одну девушку. Все трое отморозков – из неблагополучной среды.

Пока еще рано говорить о проявлении в Улан-Удэ межнациональных столкновений. Но то, что обстановка явно не та, что хотелось к празднику 350-летия, вырисовывается довольно явственно.

burinfo.org



МК в Бурятии:

КЛЮЧЕВЫЕ ДОЛЖНОСТИ В БУРЯТИИ ВСЕ ЧАЩЕ ДОСТАЮТСЯ "НЕ МЕСТНЫМ" КАДРАМ

Отстранение Аламжи Сыренова от кресла “главного гаишника” возымело беспрецедентный общественный резонанс. Отстранение состоялось по решению суда как необходимость, вызванная возбуждением против чиновника уголовного дела.

Рядовая с точки зрения борьбы с коррупцией новость вызвала эффект разорвавшейся бомбы. Практически сразу, не дожидаясь окончания следствия, явно не сговариваясь между собой, в защиту Аламжи выступили сразу два ведущих партийных руководителя. К ним присоединились бывший работник ГИБДД, все республиканские газеты и, как принято говорить, широкие массы. Еще ни один высокопоставленный чиновник Бурятии не удосуживался столь открытого и абсолютно искреннего заступничества. Откуда такая любовь?

НАРОДНЫЙ РОПОТ

Главный коммунист Бурятии Вячеслав Мархаев в своем письме президенту фактически поручился за честность и порядочность Аламжи, которого знал много лет по совместной работе. В ход пошли боевые заслуги, награды, подвиги, к сути уголовного дела, впрочем, не имеющие никакого отношения. Невероятно, но с разъяснением правомочности деяний “самого честного милиционера Бурятии” выступил бывший работник госавтоинспекции. Чтобы вчерашние коллеги начальников добровольно бросались на амбразуры, в наше время верится с трудом. Местные газеты склонились к версии, что подписи Аламжи под документами на самом деле не влекут тех последствий, в которых его обвиняют, следствие ошибается и вскоре вынуждено будет признать свою ошибку. Впрочем, терпеливо ждать покаяния следователей никто не собирался.

Точнее всех смысл народного ропота выразил лидер партии “Справедливая Россия” Иринчей Матханов. Хотя в ОМОНе с Аламжи бизнесмен явно не служил, но тоже всецело проникся его мужественным обликом. Итогом выступления “справедливоросса” стала знаковая фраза: “возглавлять ГАИ должен местный”. Причем все поняли, что назначенный и.о. начальника УГИБДД МВД по РБ В.Ланцов, уроженец Бурятии, в эту фразу явно не вписывается.

СЕКРЕТ САМОГО ЧЕСТНОГО МИЛИЦИОНЕРА

Само собой сложилось, что такие крупные ведомства в Бурятии, как образование, медицина, милиция, традиционно развивались под управлением сугубо “местных” кадров. Это значит, в этих направлениях “местные” могли спокойно делать карьеру. Здесь люди работали и до сих пор работают династиями. Династии как представители одного рода-клана-фамилии были незримым показателем прозрачности биографии работников, предсказуемости их действий, гарантировали некую стабильность всей системе. Трудно представить, чтобы у всех на виду сделавший карьеру “местный” кадр, добравшийся до самого верха, вдруг обернулся бы оборотнем в погонах, читай: перекрыл пути-дороги всей своей многочисленной родне. Такое не прощается. В образовании и медицине, где не произошло каких-либо значимых изменений, похожие происшествия — чрезвычайная редкость, чего не скажешь о милиции.

С новой кадровой политикой милиция утратила для бурят перспективы карьерного роста. Республика десятилетия растила себе кадры, а работать им оказалось негде. Секрет обожания Аламжи только в том, что однажды, подобно последнему из могикан, он оказался единственным в милиции крупным начальником из бурят.

На фоне скандальных разоблачений “варягов в погонах” харизматичный Аламжи, доселе незамеченный ни в чем таком эдаком, предстал символом идеального чиновника местного разлива. При нем УГИБДД стало организовывать общественные приемные на площади Советов, дарить дамам за рулем цветы, а детям на пешеходных дорожках — разноцветные шарики. Доброжелательный экранный облик Аламжи затмил своим сиянием реальную фигуру начальника УГИБДД по РБ, которого справедливо называют ключевой фигурой в правоохранительных органах.

Не беремся судить, насколько реальный Аламжи соответствует своему экранному образу. Речь даже не о нем. Случай с Аламжи очень наглядно продемонстрировал: живущий в Бурятии народ имеет четко выраженное самосознание. И это самосознание говорит: “местные” должны делать карьеру у себя дома, хотя бы потому, что больше им делать эту карьеру просто негде.

ЗАПРЕТНАЯ ТЕМА

Отлучение Аламжи именно в год 350-летия добровольного вхождения Бурятии в состав России наглядно показало, что с хваленой дружбой народов в нашей республике не все гладко. Когда девушку в столице Бурятии (!) не принимают на работу потому, что она бурятка, дело плохо. Даже у такого политика, как Иринчей Матханов, который также является главой Аларско-Нукутского землячества, не хватило духа открыто сказать, что бурят на ключевых постах республики стало меньше. Да и слово “буряты” ныне стараются произносить как-то потише и пореже.

Сама тема национальных кадров в Бурятии в последнее время отчего-то стала запретной. Тогда как американцы считают необходимым снабдить “этим” делом любой свой фильм, у нас дальше кухонных посиделок дело не идет. В отличие от случая с Аламжи, за девушку-бурятку, наверняка тоже честную и добрую, никто из наших политиков почему-то не вступился. Звоночки трезвонят о том, что в национальной республике решать кадровые перестановки без учета национального вопроса нельзя. Говорить на эти темы надо. Очевидно, наши весы, настроенные еще с советских времен на точное деление кресел между теми и другими, дали сбой. Необходимо восстановить равновесие.

Татьяна Никитина, "МК в Бурятии"

РТК

пн вт ср чт пт сб вс